Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Италия и Испания подарили миру выдающиеся школы живописи, героями которых мир восторгается уже много веков. Не так продолжительно, но так же страстно мир аплодирует итальянским и испанским футболистам.

Перед полуфиналом Евро мы сравнили фронтменов живописи и футбола, чтобы ощутить настоящую силу искусства. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Я вижу Буффона в двух культовых произведениях Микеланджело. Во-первых, в «Сотворении Адама» – знаменитой композиции Сикстинской капеллы. 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Ну чем не прыжок Джиджи? 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Во-вторых, в скульптуре Давида, которая украшает Галерею Академии во Флоренции. Микеланджело изобразил его с безупречным телом и предельно сосредоточенным взглядом. Таким Буффон оценивает ситуацию, а потом делает сэйвы. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Микеланджело был чувствительным, мог расстроиться из-за мелочи, но у них с Буффоном немало общего. Художник тоже любил хулиганить, как-то подрался со скульп­тором Торриджано и сильно получил в нос. А еще был хитрым. Если Джиджи купил диплом бухгалтера, чтобы поступить на юрфак, Микеланджело подделывал старинные рисунки и античные статуи, а потом продавал их под видом оригинала. Чтобы добиться эффекта старения, он закапывал произведения в землю или использовал песок, пепел и дым. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Сразу прошу прощения у Мальдини, но Неста мне всегда казался защитником, который умеет все: он профессорски читал игру и перехватывал мяч чуть ли не чаще, чем отбирал. Догонял даже самых реактивных форвардов и запатентовал чистейшие подкаты. При этом Сандро был техничным центральным в эпоху, когда все от этого шарахались, но Зденек Земан позволял ему не только подольше возиться с мячом, а еще начинать атаки средними и длинными пасами – Неста это тоже прекрасно умел и сформировал новую моду. 

Почему Леонардо Да Винчи? Мне он кажется самым выдающимся человеком в истории. Вот уж кто действительно умел все: изобрел арбалет, парашют, велосипед, летательный аппарат, танк, телескоп, вывел канонические пропорции человеческого тела, преуспел в живописи и музыке (это лишь малая часть).

Когда все делали типовые портреты в профиль, чтобы просто увековечить человека, Да Винчи написал «Джоконду» – портрет с характером и миллионом важных деталей. Так же Неста в свое время изменил футбол, что идеально описывал Леонардо Бонуччи: «Он начал новую эру игры в обороне – с мячом в ногах». 

Несту не манили деньги, он тяжело расставался с клубами, где ему хорошо, поэтому 20 лет карьеры провел в «Лацио» и «Милане». Здесь тоже параллель с Да Винчи, который не любил писать по заказу и часто не возвращал работы, если они ему нравились. А чтобы все было идеально, мог несколько лет доделывать картину и повсюду возить с собой. Так было и с «Джокондой».

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Два маэстро. Пирло играл в футбол так, как Рафаэль писал портреты: изящные штрихи и забота о равновесии всех элементов. Считается, что Рафаэль соединял и развивал идеи Да Винчи и Микеланджело, английский портретист XVIII века Джошуа Рейнольдс объяснял это так: «Он использовал столько образцов, что в итоге сам стал образцом для процветающих художников – всегда имитирующих и всегда оригинальных». 

Чтобы стать великим, Рафаэль находил баланс там, где его не мог найти никто. Эту гармонию создавал в своих командах Пирло, для которого роль Да Винчи и Микеланджело исполнял Жуниньо Пернамбукано (в длинных передачах и штрафных ударах). Андреа тоже был архитектором, только проектировал не Собор Святого Петра в Риме, а атаки в Милане и Турине. 

Рафаэль вывел портретизм на новый уровень, потому что был внимателен даже к самым незаметным деталям костюмов и украшений. Пирло был так внимателен к каждому перемещению партнеров. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

«Дама с покрывалом» (примерно 1514-1515)

Оба прекрасно знали себе цену. Современники Рафаэля писали, что он очень элегантно одевался, поражал публику тактом и эрудицией. Обаяние Пирло, как и его рубашки, давно стали культом в Италии: «Я воспринимаю футбол не так, как все. Это вопрос точек зрения, видения поля. Я смотрю на картину в целом».

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Тотти ездил пьяным на мопеде, плевал в Поульсена и дрался на поле. Караваджо общался с мошенниками, оскорблял полицейских и играл в Pallacorda (старинный прообраз тенниса), когда не хотелось работать. А еще стрелял на дуэлях и даже убил человека, после чего сбежал из Рима сначала в Неаполь, а потом на Мальту. 

Тотти никогда не сбегал из Рима, но его темперамент очень близок к Караваджо. Героев для своих революционных картин он подбирал прямо на улице и сразу шел к холсту – к черту черновики. И никаких компромиссов: если у человека под носом грязь – она оставалась на картине. Тотти тоже не сглаживал: шел до конца даже в самые жуткие стыки. 

Караваджо не писал людей при дневном свете, а ставил верхнее освещение, чтобы создавать пространство и оживлять картины. В его работах свет будто появляется из ниоткуда. Ход, где царствуют изящество и внезапность, – как в действиях Тотти перед штрафной. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Работы Караваджо повлияли на испанцев – например, на Веласкеса. 

Тотти как минимум вдохновлял Фернандо Торреса: «Он для меня всегда был примером для подражания. Надеюсь, молодые игроки тоже будут выбирать Тотти кумиром».

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Я совершенно случайно выбрал Дель Пьеро героем детства, но ни разу об этом не пожалел. Алекс не был самым быстрым в Серии А, зато приклеивал мяч к ногам, включал дриблинг похлеще Неймара и умно оценивал пространство – идеальный фантазиста всегда находил зоны между линиями. Входить в штрафную было необязательно – Дель Пьеро так бережно укладывал мячи по углам, что законы физики тревожно переглядывались. 

Стиль Дель Пьеро я вижу на картинах Сандро Боттичелли. Он был влюблен в главную красавицу флорентийского Возрождения Симонетту Веспуччи так же страстно, как Дель Пьеро – в «Ювентус». Ее образ угадывается в большинстве работ художника и делает их воздушными. Боттичелли любил вытягивать тела, чтобы добавлять картинам динамики и растворять в них аудиторию. 

Так получилось в легендарных «Рождении Венеры» и «Весне». 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Обратите внимание на спутниц Венеры в «Весне» (слева) – Целомудрие, Любовь и Наслаждение. 

Разве не это в нас пробуждала игра Дель Пьеро?

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Пикассо – великий уничтожитель и созидатель. Он, кстати, подчеркивал, что разрушительная сила искусства превалирует над изобретательными идеями, хотя очевидно, что в XX веке именно в творчестве Пикассо реализован принципиально новый концепт живописи. 

Гвардиола ведь тоже прекрасный пример симбиоза разрушения и созидания. Будучи опорником, останавливающим атаки отборами и перехватами, Пеп играл в интеллектуальный футбол с развитой культурой паса. Он двигался по полю аналитически, а не интуитивно. Гвардиола был профессором футбольной геометрии. 

Пеп-тренер – аналог кубизма Пикассо. Грация, безмятежность в движении, чувство линий, внутренняя гармония, стиль (не банальный штамп, а именно стилевое единство). Как футбол Гвардиолы можно деконструировать до простейших коротких передач, так и картины Пикассо продиктованы предельным упрощением формы. Игрой наслаждаешься эстетически, включая образное мышление, необходимое для восприятия полотен художника. Есть и первозданная красота: в одном случае – атакующего футбола с позиции силы, в другом – человеческого облика. 

Гвардиола и Пикассо схожи даже по темпераменту. Страстные, демонически охваченные делом всей жизни. Согласно оценке Музея современного искусства в Нью-Йорке, Пикассо создал около 20 тысяч работ – он творил почти каждый день. Напоминает Пепа, который мог неделю готовиться к матчу с «Хетафе», проводя на базе по 15 часов в день.

Конечно, не обошлось без вдохновителей. Гвардиола восхищался футболом Йохана Кройффа, Пикассо – африканскими фигурами, которые называл самыми впечатляющими творениями человеческого искусства. «Авиньонские девицы» написаны сразу после того, как друг Пикассо Анри Матисс познакомил его с африканской маской. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Для аналогии с придворным художником трудно выбрать футболиста не из королевского клуба.

Веласкес всю сознательную жизнь писал картины для короля Филиппа IV. Обычно время при дворе связано с интригами и скандалами, но у художника не было ни одного большого конфликта. Он не выпячивал себя, спокойно творил в мастерской, куда любил захаживать король, следовал испанскому барокко и вообще не мечтал о славе – мир узнал о Веласкесе, когда музей Прадо стал общедоступным и разгерметизировал его картины. 

В вечно бурлящем «Реале» Рауль занимал схожее положение: отдавал всего себя футболу, стал важным символом клуба, пользовался уважением даже фанатов «Барселоны». 

Обыденная магия Рауля перекликается с внешне неброским стилем Веласкеса. При этом оба – большие мастера своего дела: Веласкес – главный портретист испанской живописи (работа с цветом, чуткое понимание человеческой мимики, требовательность к деталям интерьера), Рауль ассоциируется с идеальной девяткой, забивающей абсолютно разные голы: замыкания прострелов и навесов, входы в штрафную на дриблинге, элегантные удары на точность. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Есть ощущение, что Иньесту с каждым годом ценят все больше, потому что такие системообразующие игроки – единичные бриллианты. Только представьте, насколько сильнее стала бы современная «Барселона», добавь туда пикового Андреса. 

Такие футболисты всегда близки к статусу непризнанных гениев. Дело ведь не только в отсутствии «Золотых мячей» – игроков вроде Иньесты глупо оценивать по ярлычным наградам.

Эль Греко (1541–1614) стал знаменитым спустя три столетия после смерти. Современные искусствоведы не относят его ни к одной традиционной школе (теперь взгляните на сайт, посвященный фотографиям одинокого Иньесты в окружении соперников). Последователи испанского барокко отвергли художника, зато талант рассмотрели экспрессионисты и кубисты. 

Пошатнув концепцию «содержание важнее формы», Эль Греко одним из первых начал смело экспериментировать с цветом (например, ярко-красный хитон на «Совлечении одежд с Христа» и золотые далматики на «Погребении Графа Оргаса»). Отсюда – удивительная динамичность картин Эль Греко и сильный эмоциональный отклик. 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Можно провести такую параллель: цвет у Эль Греко – пасы Иньесты. Та же беспрерывность действия, с помощью которой образуется резкий контраст (неожиданная обостряющая передача) или проходят едва заметные переливы (перепас ради сохранения мяча). 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Любая ассоциация с Дали может выглядеть чересчур надуманной, но кандидатура Пике кажется довольно подходящей. 

Дали был каталонцем и настаивал на особенности своего происхождения. Жерар Пике – главный идеолог независимости Каталонии из мира футбола. 

Оба выделяются многофункциональностью: кроме живописи Дали увлекался кинематографом (был соавтором сценария для знаменитого «Андалузского пса» режиссера Луиса Бунюэля), графикой, скульптурой, литературой. Пике владеет инвестиционной компанией и двумя футбольными клубами, в будущем может стать президентом «Барсы» или вовсе уйти в большую политику.

Проблематика картин Дали сильно меняется с годами: от любовных мотивов до рефлексии на тему ядерного оружия. При этом художник не отходит от сюрреалистического метода познания (совмещение сна и реальности). Так получаются причудливые сюжеты («Сон, вызванный полетом пчелы вокруг граната, за секунду до пробуждения») и фантасмагоричность форм («Мягкий автопортрет с жареным беконом»). 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Путь Пике ведь тоже сюрреалистичен. 194-сантиметровый гигант играл с технарями Месси и Фабрегасом в молодежке, чуть не задохнулся в трясине «МЮ», но вернулся домой и стал важной частью одной из лучших команд в истории. Пике далек от изящества Хави и Иньесты, но без него мы не представим великую «Барсу», которая в худшие моменты переходила на несвойственную для себя игру с Пике в роли атакующего столба. Именно Жерар яростнее всех защищал команду в медиа, не боясь испортить репутацию.

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Жизнь сильно потрепала Гойю: потери родных, частые болезни и глухота, крупные проблемы с финансами, война. Конечно, это сказалось на творчестве – Гойя то пытался усидеть в позиции придворного художника-портретиста, то творил в изгнании от общества и писал прямо на стенах своего дома – так появился цикл фресок «Мрачные картины» и тот самый «Сатурн, пожирающий своего сына». 

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Безумие, страх, одиночество, безысходность – такова тематика поздних работ. Несмотря на пессимистичность образов, Гойя удивительно органичен как художник смерти. В картинах нет излишнего пафоса или искусственного нагнетания атмосферы – только оригинальные образы с доминирующими темными оттенками, на фоне которых другие цвета становятся символичными – например, «Третье мая 1808 года в Мадриде» – сцена расстрела испанских повстанцев.

Пирло – Рафаэль, Иньеста – Эль Греко. Мы сравнили героев великих школ живописи Италии и Испании со звездами футбола

Карлес Пуйоль – воин, но без провокационных приемов и тупой агрессии. Он вселял в соперников натуральный, в чем-то даже благородный ужас. Пуйоль влетал в жесткие стыки, смело выгрызал мячи, разбивал в кровь голову и продолжал играть. Сразу всплывает памятная картина: Карлесу дали пощечину, а тот не только проигнорировал грязь, но и остановил взбешенного и готового мстить Роналдиньо.

Готовый герой для эпохи романтизма.

***

А с какими художниками бы вы сравнили итальянских и испанских игроков? Будем рады почитать ваши идеи в комментариях. 

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

один × один =