Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Один из главных сюжетов отбора ЧМ-2022 – сборные протестуют против нарушений прав человека в Катаре. Мы уже рассказывали, как Норвегия вышла на поле в футболках «Права человека – на поле и вне его», а Германия сделала командное фото с надписью Human Rights. В Норвегии уже давно идут жаркие дебаты о том, стоит ли команде ехать в Катар, если она туда пробьется.

Теперь с большой колонкой для The Players’ Tribune выступил капитан сборной Финляндии Тим Спарв. В ней он рассказал, как поначалу ничего не знал о проблеме, пока не столкнулся с бойкотом поездки в Катар со стороны партнера по сборной. Это заставило Тима углубиться в тему самому – сейчас он против бойкота ЧМ, но призывает футболистов говорить о проблеме как можно больше. И вообще не бояться высказываться на самые разные, в том числе политические темы:

«Всем игрокам, тренерам и футбольным федерациям. Всем болельщикам и журналистам. На самом деле – всем, кого просто беспокоит вопрос прав человека.

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Пожалуйста, продолжайте говорить о чемпионате мира в Катаре. Продолжайте это обсуждение. Продолжайте поддерживать рабочих-мигрантов. Пишите, выкладывайте посты в блогах, публикуйте твиты о них. Выпускайте заявления. Говорите. Давите на ФИФА и Катар как можно сильнее.

Почему? Потому что это работает. И рабочие – поверьте мне – ценят это. На протяжении двух с половиной лет я лично изучаю ситуацию, которая сложилась в Катаре. Я не эксперт, но как капитан сборной Финляндии я знаю, что вскоре могу сыграть на стадионах, которые стоили рабочим жизней. Мы, футболисты, будем публичными лицами турнира, над которым даже не имеем никакого контроля. Так что я захотел узнать больше напрямую пообщался с мигрантами, которые там работают. И я могу сказать вам вот что: они ценят эту поддержку, их воодушевляет это.

Я знаю, что опоздал с этой статьей на много лет. Я до сих пор думаю: «Эх! Почему мы не могли говорить об этом пять лет назад? Возможно, мы повлияли бы на принятые решения и улучшили бы условия труда для мигрантов и рабочих».

Может, мы даже могли спасти их жизни. Черт. Мы проснулись слишком поздно. Я проснулся слишком поздно. Но мы все еще можем сделать их жизни лучше. Мы можем озаботиться вопросом создания более качественных условий труда. Чтобы это сделать, мы должны привлекать внимание к Катару. Фанаты должны говорить об этом, журналисты должны писать об этом, организаторы должны привлекать к этому внимание. И футболисты должны высказываться по этому поводу.

Дело не только в Катаре, но и в том, как мы будем смотреть на международные турниры и страны, которые их примут в будущем.

Я знаю, что это сложно сделать по многим причинам. Лично я спал годами. Что изменилось, так это то, что в январе 2019 года мы отправились на тренировочный сбор с Финляндией в Катар. Один из наших игроков, Рику Риски, отказался от поездки по этическим причинам. Это был первый раз, когда я слышал, чтобы кто-то отказался от вызова в сборную из-за этого. Я был удивлен, но я также знал, что Рику был очень хорошим парнем – теперь он мой одноклубник в «ХИК». Поэтому я начал думать: «Чего я здесь не вижу?»

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

Рику Риски

Я не знал, что на самом деле происходило в Катаре. Я имел обыкновение смотреть на такие крупные организации, как ФИФА, и просто предполагать, что они знают, что делают. Поэтому когда Катар получил ЧМ, я был уверен, что они провели свое исследование. Конечно, было немного странно выбрать крошечную пустынную страну для крупнейшего футбольного турнира в мире. Но эй, у них, вероятно, был план … не так ли?

Но потом я начал читать о нарушениях прав человека и эксплуатации рабочих-мигрантов. Я был поражен. И все же какое-то время для меня это был всего лишь фоновым шумом. Я понимал, но почему-то не осознавал, что это на самом деле означало. 

Я подозреваю, что это касается многих людей. 

Многие еще спят. 

Так легко потеряться в мелочах собственной жизни. Когда мы приехали в Катар, я был одержим другим. Как мы могли улучшить нашу команду? Где было лучше всего тренироваться в январе? Я был в этом пузыре, понимаете? Кажется безумным, что пока рабочие-мигранты страдали и даже умирали в Катаре, я беспокоился о расстоянии между нашей полузащитой и защитой. Но все мы склонны ставить на первое место собственную жизнь, верно? Это естественный инстинкт.

К счастью, Рику увидел более широкую картину. Поскольку пресса Северной Европы уже много писала о Катаре, они начали задавать нам вопросы. 

«Почему ты здесь?»

«Почему не делаешь то же самое, что Рику?»

Это были трудные вопросы. Некоторые из игроков оказались там впервые – они были взволнованы, как маленькие дети. Просто надев футболку сборной, внезапно им пришлось отвечать на вопросы о чужой стране, ее способах обращения с рабочими-мигрантами, правах человека.

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

«Вы в курсе, сколько рабочих-мигрантов умерло в Катаре?»

Нам всем было неудобно. И я понял, что у меня нет хороших ответов. Фактически, в моей голове стали возникать новые вопросы. 

Неужели это то, что мы должны делать? 

Находясь здесь, мы оказываем косвенную поддержку режиму? 

Поэтому мы, игроки и федерация футбола, долго и внимательно посмотрели в зеркало и решили больше не проводить сборов в Катаре. Но мне все равно было не по себе. Ясно, что происходило что-то важное. И, что столь же очевидно, я не уделял достаточно времени размышлениям об этом. 

Чтобы узнать больше, я связался с FIFPRO, организацией, которая представляет более 65 000 профессиональных футболистов по всему миру. Они предоставили мне много информации о законах Катара, последних реформах и о том, как на самом деле живут рабочие в стране. Они также помогли мне понять, что на самом деле скрывается за заголовками мировых новостей. Вы слышите о невыплате заработной платы, злоупотреблениях в трудовых отношениях и игнорировании многими работодателями проведенных реформ.

Около двух недель назад Amnesty International сообщила, что Катар не смог должным образом расследовать смерти тысяч рабочих-мигрантов за последнее десятилетие и что бездействие исключает получение финансовой компенсации их семьям. В феврале в The Guardian сообщили, что с момента получения ЧМ в декабре 2010 года в Катаре умерло более 6500 рабочих, и это были рабочие всего из пяти стран: Индии, Пакистана, Непала, Бангладеша и Шри-Ланки. Видимо, из-за чемпионата мира их там было значительное количество. Как вы можете читать это и при этом оставаться равнодушным?

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

В августе FIFPRO позволил мне напрямую связаться с некоторыми рабочими в Катаре с помощью онлайн-встречи. Этот разговор открыл мне глаза. Катар заявил, что улучшил трудовое законодательство. Вы читаете это и говорите: «О, отлично!» Но на той встрече стало ясно, что эти законы не очень хорошо исполняются. Сейчас рабочие хотят, чтобы законы были полностью реализованы с гарантией того, что это будет продолжаться и после 2022 года.

У меня был разговор с женщиной, который проник в мое сердце. Она рассказала, что ей нужно работать по 16 часов в день без выходных. Она также сказала, что если у работницы есть жалоба, полиция всегда встанет на сторону работодателя. Здесь мы говорим о таких вещах, как обвинения в изнасиловании. Это были серьезные обвинения, но этих женщин даже не слушали. 

Это было жестоко слышать. Даже с учетом последней позитивной реформы давайте ни на минуту не задумываться о том, что в Катаре все в порядке. Впереди еще долгий путь. После того, как мы поговорили, я был рад, что хотя бы включился в эту дискуссию. Но я также чувствовал себя беспомощным, потому что я хотел бы сделать гораздо больше. 

Почему мне повезло, а этим работникам нет? Я правда думаю, что жизнь – это лотерея, понимаете? Мне посчастливилось вырасти в Финляндии. Рабочие в Катаре тратят на работу намного больше часов, чем мы в северных странах, но нам намного легче построить хорошую жизнь. Мы получили выигрышный билет. 

Это трагедия – слышать о смертях, связанных с футболом, этой игрой, которую мы все любим и которая призвана улучшить жизнь. У меня до сих пор так много вопросов о том, почему ФИФА наградила Катар чемпионатом мира по футболу. Как могла такая небольшая группа людей принять решение, которое повлияет на жизни миллионов людей? 

Где были фанаты? Игроки? НПО? Где были эксперты по правам человека? Почему игнорировались все эти социальные проблемы? Я ценю, что с тех пор в ФИФА кое-что изменилось. Многие люди, голосовавшие за Катар, те, кто давал и брал взятки, были выгнаны. Перед выбором хозяев чемпионата мира 2026 года ФИФА заявила, что будет учитывать права человека и защиту окружающей среды. Они опубликовали такие документы, как отчет об оценке предложения. Так что, кажется, они будто сделали выводы. Я очень надеюсь, что это так.

Но они по-прежнему могут дать нам, игрокам, большую роль. По сути мы продукт, который ФИФА продает вещателям за целые состояния. Но мы не можем сказать, где будет проходить чемпионат мира. Нам никто даже не говорит. Узнаем в девятичасовых новостях. О, смотри, мы будем играть в Катаре. Как будто мы стоим снаружи и кричим этим людям: «Эй! Пожалуйста, впустите нас! Пожалуйста, дайте нам знать, что происходит!» Это очень неприятно. 

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

Я просто хочу, чтобы больше игроков говорили об этом. Мы, футболисты, не должны молчать, как раньше. У нас есть аккаунты в соцсетях, у нас есть такие платформы, как The Players ‘Tribune, у нас есть FIFPRO и наши местные профсоюзы игроков, которые нас поддерживают. Мы можем публиковать свои мысли, когда захотим, и когда мы это делаем, медиа пишут об этом. У нас больше влияния, чем когда-либо прежде – мы просто должны его использовать.

Я уважаю то, что не каждый футболист хочет говорить об этих проблемах. Все мы знаем, что если игрок высказывается о политике, у него могут возникнуть проблемы. Это могло быть даже не с владельцами или директорами. Это может быть с крупным спонсором, чьи интересы были ущемлены. Лично у меня никогда не было такой проблемы, потому что я играл за очень разумные клубы, но я знаю игроков, которые знают, что у них будут большие проблемы, если они будут говорить о вещах вроде Катара. Они боятся. 

Я бы посоветовал игрокам быть храбрыми. Катар даже не политическая, а гуманитарная тема. Доводите это до сведения людей. Я чувствую, что мы в Европе отстаем от США, когда дело касается активности игроков. Я хотел бы видеть здесь то, чем занимались Леброн Джеймс и Меган Рапино. Я просто никто из Финляндии. Представьте, если бы все мы начали говорить на такие темы, как Катар и не только. 

Я аплодирую Маркусу Рэшфорду. Он так молод – я был совсем ребенком в его возрасте, – но он уже изменил свою страну. Раньше он был суперзвездой. Теперь он стал иконой. Я надеюсь, игроки посмотрят на него и зададутся вопросом: «А мне тоже не нужно делать больше?»

У вас также есть вратарь Венгрии Петер Гулачи, который выступил против венгерского закона, фактически запрещающего ЛГБТ-парам усыновлять детей. Он знал, что будет подвергнут критике со стороны множества людей, но он все равно сделал это. Для меня это показывает личность и смелость. 

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

Мы обсуждали, что мы можем сделать в финской сборной. Я лично не думаю, что бойкот – это решение. Это не принесет никаких положительных изменений рабочим в стране – как раз наоборот. Некоторые люди скажут, что мы делаем недостаточно, и это справедливое мнение. У тебя всегда есть этот голос, я должен делать больше. 

Но что мы можем сделать, так это продолжить обсуждение. В марте Федерация футбола Финляндии опубликовала открытое письмо с пятью другими федерациями Северных стран с просьбой к ФИФА рассмотреть ситуацию с правами человека в Катаре на своем конгрессе. Пять дней назад шесть федераций направили еще одно письмо с просьбой к ФИФА убедиться, что Катар должным образом расследовал тысячи смертей, о которых сообщила Amnesty. Норвегия носила футболки, требующие уважения прав человека, Дания, Германия и Нидерланды поступили так же. Эти влиятельные спортсмены выступают в прямом эфире на телевидении в прайм-тайм. Это то, что нам нужно. 

Не будем забывать о том, что будет после турнира. ФИФА говорит об ощутимых изменениях. Будут ли реформы проводиться по всей стране и после 2022 года? Получат ли рабочие основные права? Обычно по окончании турнира люди забывают о стране-организаторе. Этого нельзя допустить.

Читает ли правительство Катара эти истории? Затрагивает ли их это? Я думаю, что да. Они уже изменили законы, и этого бы не произошло без политического давления. Если к нам присоединится больше игроков и сборных, мы укрепим наследие и социальное влияние, которое турнир может иметь в Катаре. Я в этом уверен. 

Поэтому я бы посоветовал каждому игроку, участвующему в этой квалификации, хотя бы подумать о том, как обращаются с рабочими-мигрантами и как это затрагивает их семьи. Подумайте о привилегии, которую мы имеем как игроки, и о силе наших платформ. У этих работников нет такой привилегии, но мы можем поддержать их, рассказывая их истории и повышая наш голос вместе. 

«Почему мы не говорили об этом 5 лет назад? Мы могли спасти жизни». Капитан сборной Финляндии написал колонку о проблемах рабочих в Катаре

Поговорите с журналистом, напишите твит, опубликуйте что-нибудь в инстаграме. Свяжитесь с представителями рабочих, правозащитными организациями или профсоюзом ваших игроков и спросите, как вы можете оказать влияние на рабочих на местах.

Может быть, некоторые люди будут оскорблять вас за то, что вы повысили голос. Возможно, вам нужно будет ответить на несколько электронных писем и телефонных звонков. Но когда напишут историю этого чемпионата мира, вы окажетесь на правой стороне».

***

Главное о проблеме, которая так беспокоит многих в футбольной Европе:

• По данным The Guardian, в Катаре при строительстве объектов ЧМ-2022 умерли минимум 6751 рабочий-мигрант из Индии, Пакистана, Непала, Бангладеш и Шри-Ланки – и это еще не полные сведения. В среднем гибнут по 12 рабочих в неделю. 

• Основные причины смерти рабочих – ДТП (12%), несчастные случаи на работе (7%) и самоубийства (7%). Однако смущают еще и 69% смертей среди индийских, непальских и бангладешских рабочих, которые официально относят к категории «естественная смерть». Правительство Катара призывают внести поправки в закон, чтобы разрешить вскрытие во всех случаях неожиданной или внезапной смерти, чтобы всегда была известна точная причина – катарские власти не горят желанием.

• В Норвегии на этом фоне всерьез говорят о бойкоте чемпионата мира, даже если сборная туда отберется. Волна в футбольном мира началась именно в Норвегии – там в едином ключе выступают и местные клубы, и футболисты национальной команды, которые играют в других странах.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 + одиннадцать =