Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

В Лондоне около 0°C, а Рэй Льюингтон ­– помощник тренера «Кристал Пэлас», которому, между прочим, уже 65 – сидит на стадионе в шортах. Жители Британских островов привыкли к этому дресс-коду (помните Джона Терри в 2004-м в мороз на Красной площади в шортах и сланцах?), но сторонних наблюдателей ­– особенно из России, где многие кутаются уже при небольших морозах ­– такое пренебрежение теплой одеждой поражает. Удивляют еще и шведы, разгуливающие без шапок и с расстегнутыми куртками в -20°C. А буддисты, появляющиеся на морозе в сари, так и вовсе находятся где-то за гранью понимания.

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Сегодня разбираемся, почему в определенных странах закрепилось такое пренебрежительное (или наивное?) отношение к зиме и от чего зависит терморегуляция человека.

Зимы на скандинавском полуострове – одни из самых темных, длинных и холодных в мире. 

В Стокгольме световой январский день начинается в 9 утра и заканчивается уже в 3 часа дня, а из-за окружающей полуостров воды и гуляющих повсюду ветров -2°C градуса ощущаются как все -20°C. В норвежском северном городке Тромсе солнце и вовсе практически не встает по два месяца: с конца ноября до конца января норвежцы получают всего несколько часов непрямого солнечного света в день.

При всей этой мрачности у коренных скандинавов очень низкий уровень сезонной депрессии (в патогенезе которой, помимо всего прочего, выявлен недостаток витамина D, вырабатываемого кожей в ответ на лучи солнца). А согласно всемирному докладу о счастье, скандинавские страны ежегодно входят в десятку самых счастливых в мире. Почему так – и как им это удается, при таком-то климате?

Коренные скандинавы – закаленные с детства! ­– естественным образом адаптировались к своим зимам и научились вести полноценный образ жизни, во многом ориентируясь на старые традиции. Скандинавская зима – явление веселое и беззаботное. Здешний подход к зиме соединяет в себе позитивный настрой, любовь к природным просторам и твердую уверенность, что устойчивость к суровым погодным условиям можно воспитать. Эти постулаты – неизменные составляющие скандинавской философии фрилуфтслив (Friluftsliv; с норвежского fri – свободный, luft – воздух, liv – жизнь).

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Концепция фрилуфтслив появилась в 1800-х годах и глубоко укоренилась в менталитете и образе жизни датчан, шведов и норвежцев. Фрилуфтслив переводится как «жизнь на свежем воздухе» – и речь идет не о покорении природы, а о подлинной гармонии с ней. Она подчеркивает ценность единения с природой для духовного и физического благополучия. 

Фрилуфтслив в полной мере проявляет себя в холодную погоду ­– зимой веранды кофеен Норвегии и Дании по-прежнему заполнены гостями, шведские и финские дети вовсю скатываются с горок лицом вниз, а новорожденные малыши – спят в колясках прямо на улицах в -6°C, а иногда и -15°C!

Исследования показывают, что такой позитивный зимний настрой и открытый диалог с природой действительно перекликаются с общим высоким уровнем благополучия и удовлетворенностью жизнью жителей скандинавских стран. 

Великобритания омывается теплым течением Гольфстрим, благодаря которому средняя температура зимой держится в пределах +2-10°C. Столбик термометра редко опускается ниже нуля, а снегопады и заморозки ­– нечастые гости. Однако в путеводителях английский климат неизменно отмечается как довольно прохладный, дождливый и ветреный, а сами британцы считают его поистине непредсказуемым и переменчивым. 

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

И пусть зимой здесь нет пробирающего до костей холода, а погода в основном влажная и слякотная, одеваются британцы, по мнению туристов, все равно слишком легко. Прогуливаются без головных уборов, в юбках без колготок и туфлях на тонкой подошве ­– не только в +5°C, но и при внезапном минусе, снеге или промозглом ветре. И детей совсем не кутают. А на жалобы мерзнущих иностранцев отвечают: «Вам холодно? Наденьте теплый свитер, а на ночь возьмите дополнительное одеяло. А расслабляться и баловаться отоплением нечего ­– дорого». И так ­– вот уже более 500 лет.

Исторически британцы относятся к холоду гораздо проще, чем мы ­– они не привыкли полагаться на тепло. В стране нет и никогда не было обязательного центрального отопления ­– в подавляющем большинстве домов используются автономные бойлеры на газе или электричестве: индивидуальные колонки нагревают воду, которая перемещается по дому для обогрева батарей. Потому что так называемое поквартирное отопление дешевле, а счета за теплоэнергию в Англии и так внушительные.

Уровень тепла в британском доме зависит исключительно от желания хозяина ­– конечно, можно топить вовсю, но большая часть британцев останавливается на 16-18°C, греется лишь несколько часов в сутки и полностью отключает отопление на ночь в целях экономии. Есть исключения ­– в офисах и других публичных местах практикуют центральное отопление.

В Соединенном королевстве считается, что если у вас не слишком холодно, то нечего и греться. Но приезжие отмечают, что в английских домах весьма и весьма промозгло, особенно, по ночам. По комнатам гуляют сквозняки, окна староанглийской подъемной конструкции быстро теряют тепло, а на их внутренней стороне, бывает, нарисовывается иней…

Дело не только в известной британской экономичности и склонности к аскетизму, но и в домах, в которых они живут. Большая доля британского жилого фонда была возведена в 18-19 веках, когда индустриализация активно набирала обороты. Чтобы поселить в городе всех желающих, возводились так называемые террасные дома, построенные целыми улицами стена к стене, которые делали толщиной всего в один кирпич (23 см). Государство подключилось к постройке массового жилья только с 20-х годов XX века, утвердив нормативы ­– стены нужно делать не менее 30 см толщиной.

Однако, этого тоже недостаточно для энергоэффективности ­– чтобы надежно сохранять тепло, кладка должна быть чуть ли не вдвое толще, в диапазоне от 38 до 64 см. Но утеплить и модернизировать каменные дома викторианской эпохи сегодня довольно непросто – многие из них получили охранный статус и никаким радикальным капитальным ремонтам не подлежат. В дополнение к бойлерам в каждом таком особняке имеется впечатляющая коллекция грелок и одеял. 

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Современные британцы вообще не стыдятся использовать для борьбы с холодом методы XIX века. Если дома холодно, то вместо одной утепленной вещи они надевают несколько менее плотных: чтобы между слоями одежды удерживался теплый, согревающий воздух; спят под теплыми одеялами; не брезгуют и термобельем. Более того, в связи с резким ростом счетов за электроэнергию, многие экономные англичане принципиально не включают отопление до начала октября. Считается, что любое прохладное утро в конце сентября, когда просыпаешься, дрожа от холода, но зато очень бодрым, нужно просто перетерпеть. 

Британцы закаляются еще детьми, и ничего для этого специально не делая. Холодный микроклимат дома формирует пренебрежительное отношение как к холоду за пределами домашних стен, так и к различным ОРВИ, которые, по мнению местной системы здравоохранения, можно не лечить, потому что организм должен сам бороться с вирусом.

Английских детей приучают к прохладным температурам как к естественной среде обитания, и одевают соответственно. Например, даже юный принц Джордж регулярно появляется на публике в шортах ­– в том числе поздней осенью и календарной зимой (в этом случае шорты дополняют гольфы). Точно так же выходили на улицу его отец, дядя, дедушки и прадеды, когда были детьми, и точно так же тысячи английских мальчиков ходят в школы (и девочки тоже ­– в юбках без колготок). 

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Терморегуляция человеческого организма изучается на стыке нескольких наук  ­–  физиологии, физики и химии. Совместными усилиями ученые определили, что существует такая температура окружающей среды, при которой наш организм теряет минимум тепла, а для сохранения своей внутренней температуры ему нужно прилагать минимальные усилия. Такой температурный диапазон называют зоной теплового комфорта или термонейтральной зоной.  

Зона теплового комфорта индивидуальна для каждого человека. Основные факторы, от которых она зависит:

  • телосложение ­– физические размеры (кто-то из нас маленький и худой, кто-то ­– побольше), выраженность подкожной жировой клетчатки и мышечная масса (доказано, что люди с большей мышечной массой мерзнут меньше);
  • расход энергии (чем активнее мы двигаемся, тем меньше мерзнем);
  • возраст (у людей до 17 лет терморегуляция нестабильна, а у пожилых ее эффективность снижается);
  • пол (женщины ощущают холод острее).

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Для среднестатистического человека, который не выполняет никакой работы и одет в легкую одежду, нейтральная температурная зона в покое составляет от +19°C до +22 °C, а для обнаженного ­– около +28°C. Все, что ниже или выше, можно считать выходом из зоны теплового комфорта. Минусовые температуры некомфортны по определению, и длительное пребывание на холоде чревато переохлаждением, обморожениями и смертью. 

При этом теплоотдача может очень существенно ­– в 4-7 раз ­– отличаться даже у взрослых людей одного возраста и пола. Неудивительно, что кому-то зимой не холодно в куртке на синтепоне, а кому-то обязательно нужна шуба.

Причин тому много, например, толщина поверхностного слоя тела ­– нашего биологического теплоизолятора, состоящего из кожи, жирового слоя, мышечной прослойки. В итоге люди, которые постоянно мерзнут, давно нашли выход ­–  приспособились компенсировать недостаток собственной теплоизолирующей прослойки при помощи теплой одежды. 

Но наш организм устроен так, что он интенсивно вырабатывает тепло и способен регулировать свою внутреннюю температуру. Производство тепла и его потери уравновешиваются при помощи сложных физиологических механизмов. Они же обеспечивают и возможность адаптации к холоду или жаре. 

Если говорить максимально просто, то когда организм выходит из комфортной термонейтральной зоны, происходит ряд изменений ­– в том числе, ускоряется метаболизм (обмен веществ). Организм работает с напряжением: при похолодании он стремится компенсировать потери тепла, а при жаре, напротив, ускоряет теплоотдачу (поэтому мы потеем).

Если человек (а мы сейчас говорим только о здоровых людях) регулярно умеренно мерзнет, его организм постепенно адаптируется: температурный порог дрожи и показатели соответствующих терморегуляторных реакций смещаются в сторону более низких температур, он становится более устойчив к умеренной гипотермии. Если здоровый человек периодически испытывает холодовой стресс продолжительностью от получаса до часа, его холодовая адаптация может произойти всего за несколько дней. Это работает и в противоположную сторону: адаптация к высоким температурам наступает через 20-30 дней пребывания на жаре. Этот алгоритм лежит в основе большинства закаливающих практик.

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Именно адаптационные процессы обеспечивают комфортный режим жизни целым нациям. Скандинавы и жители Британских островов ­– яркое, но не единственное тому подтверждение. Другой пример ­–  жители тропиков, чей температурный порог потоотделения сдвинут в сторону более высокой температуры тела, в результате чего они меньше потеют при ежедневной тепловой нагрузке, легче переносят жару и духоту.

Адаптационные особенности нашего организма пока еще изучены недостаточно. Возможно, в самое ближайшее время человечество ждет грандиозный прорыв, достойный Нобелевской премии. А пока можно только поражаться, как некоторые люди (например, тибетские монахи) контролируют свою терморегуляцию. 

Буддисты могут провести зимнюю ночь на каменистом уступе на высоте 4500 метров в Гималаях или прибыть зимой с визитом в Калмыкию, надев только шерстяные или хлопчатобумажные шали. Даже осознавая мороз, они воспринимают его иначе ­– и это, как полагает современная наука, помогает им контролировать некоторые физиологические реакции организма, в том числе, реакцию терморегуляции. В этом им помогает медитация. 

Медитация ­– измененное состояние сознания, которое заключается в управлении самоконтролем и концентрацией. Нейроученым известно, что медитация изменяет мозг и тело человека не только на психологическом, но и на физиологическом и биохимическом уровне.

Одна из попыток проникнуть в тайну теплорегуляции буддистов состоялась в 1980-х годах, когда американский кардиолог Герберт Бенсон и команда гарвардского университета отправились в Верхний Дхарамсал (Индия), чтобы исследовать трех монахов, которые более 6-ти лет потратили на освоение продвинутой медитативной практики туммо. Туммо – это тепловая медитация. Ученых интересовало, действительно ли с помощью тепловой медитации можно генерировать дополнительное тепло, или все это только лишь поверья? А чтобы согреть пальцы рук и ног это тепло подойдет?

Почему в Британии в холодную погоду ходят в шортах? Это закаливание? Или культурная особенность? Разбираемся

Несмотря на то, что в течение эксперимента испытуемые продемонстрировали способность повышать температуру пальцев рук и ног более чем на 8°C, результаты в контексте морозов оказались спорными ­– исследования проводились в помещении. Но для изучающих туммо понятно, что эту легендарную практику можно модернизировать, чтобы противостоять холоду и повысить морозостойкость, в том числе, у альпинистов, дайверов, МЧС-ников. Особый физиологический механизм туммо, как и многих медитаций, заключается в использовании особых техник дыхания ­– пранаям. С физиологической точки зрения суть пранаям заключается в том, чтобы «завести» процесс контролируемой гипоксии – незначительной и безопасной кислородной недостаточности.

В 1950-х годах советский биофизик К.С. Тринчер предположил, что наши легкие работают как фабрика по производству тепла. Когда мы вдыхаем, питательные вещества и кислород в клетках сжигаются с высвобождением углекислого газа, воды и энергии, которые затем либо используются непосредственно в виде тепла, либо накапливаются в молекулах АТФ, служащих источником энергии для всех биохимических процессов. 

Во время умеренной (тренировочной) гипоксии плавно уменьшается концентрация кислорода и повышается содержания углекислого газа в крови, что согласно Тринчеру, увеличивает тепловыделение и повышает морозостойкость. Организм можно научить легко переносить контролируемую гипоксию, правильным образом дыша и задерживая дыхание. Этим занимаются дайверы, альпинисты, спасатели, военные.

Конечно, предельные возможности терморегуляции индивидуальны для каждого человека. Но радует тот факт, что учеными получены данные, которые свидетельствуют ­– люди с большим объемом мышечной массы менее восприимчивы к потере тепла и холодовым травмам и эффективнее работают в условиях холода. 

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

восемнадцать − 7 =