В марте 2014-го Валерий Карпин давал пресс-конференцию в знаменитом здании ТАСС – через два дня после увольнения из «Спартака» из-за провальной игры весной. Я приехал на Арбатскую, чтобы задать тренеру вопрос, который мучил меня несколько лет.

Проблема Карпина – не в игроках, а в нем самом. Он много лет уверен, что все делает правильно, и не хочет меняться

После неудач, в том числе той весной, Валерий часто ссылался на психологию – говорил, что в плохих результатах виноваты не тактика, замены или проваленная предсезонка (то есть тренер), а голова футболистов. Из-за этого максимально готовые игроки проигрывают, например, «Тосно» и пропускают на 90-й минуте от аутсайдера «Анжи» («Первый тайм нам удался, – заявил Карпин. – Мы контролировали игру. Во втором тайме испугались за результат и стали отбиваться. Эта боязнь и помешала игрокам»). 

Я мечтал узнать, не видит ли Карпин в этом своей вины – все-таки тренер должен готовить команду в том числе психологически. Он технично слился с вопроса: «Нельзя разделять психологию и физическую подготовку. Например, футбольная причина – мы не можем подать угловой. Почему не можем – это уже нефутбольная. Еще Моуринью говорил, что не может разделить психологическое и физическое состояние». 

Неопытный я не смог дожать Валерия, хватило смелости только уточнить про психолога: «Не хотели пригласить его в клуб, если такие проблемы с психологией?» – «А зачем? Чтобы футболисты над ним смеялись?»

В ноябре 2021-го команда Карпина – уже сборная России – снова показала провальную игру. После этого Валерий опять заговорил о психологии, которая мешает футболистам делать то, что они умеют.

Проблема Карпина – не в игроках, а в нем самом. Он много лет уверен, что все делает правильно, и не хочет меняться

Неожиданные откровения восхитили болельщиков: вау, какой открытый, понимает, что с этими ослами ничего не получится, и говорит об этом прямо, а не как типичные российские тренеры. Мне такая открытость тоже нравится больше, чем речи о главнокомандующем и его войске. Особенно я тащился от Карпина в «Спартаке» – просто представьте, как подобные еженедельные перформансы действуют на голову вчерашнего школьника, который привык, что в футболе работают только Газзаев, Петренко и Балахнин – почти учителя, а не рок-н-рольщики. 

Подобные шоу работают даже спустя 7-10 лет. С тех пор российский футбол изменился, но искренности и открытости в нем не стало больше. Публичной терапии – тем более. На этом фоне Валерий выглядит последним островком человечности и адекватности. 

Так можно рассуждать, если только знакомишься с методами Карпина и впервые подробно следишь за его философией. Для тех, кто помнит его еще по «Спартаку», все очевидно: человек не меняется и просто использует один и тот же прием. 

Карпин жалуется на фобии и психологию в 2021-м – спустя семь лет после того, как обозначил это чуть ли не главной причиной неудачи в «Спартаке». И даже вопросы к нему – уже от более опытных коллег – не поменялись: «Не думали позвать в команду психолога?» 

Не поменялись, впрочем, и ответы: «Никогда у нас не было психологов. Слова такого не было. Нужен или нет – мне кажется, конкретно если говорить про сборную, за три-четыре дня он ничего не сможет сделать. Не знаю, зависит от каждого футболиста».

Проблема Карпина – не в игроках, а в нем самом. Он много лет уверен, что все делает правильно, и не хочет меняться

Вывод, который следует из двух цитат выше: за семь лет Карпин так и не решил проблему, которая тормозит его карьеру. 

Не решил:

 – в в мире, где обращение к психологу стало обыденностью;

– мире, где за это время можно получить два высших образования и самому стать психологом; 

– в мире, где появился миллион курсов и книг, которые готовы приблизить к ответу. 

Карпин не решил и не поменялся. Он снова намекает, что ему достались не те игроки. 

В этом месте Саша Дорский указал бы на периоды работы Карпина в «Ростове» и сказал бы, что что Валерий менял команду, прогрессировал вместе с ней, что отрезками его «Ростов» был одним из лучших в РПЛ по важным статистическим показателям. Проблема в том, что по продвинутой статистике «Спартак» Руя Витории был в топ-2 РПЛ до октября, а по факту проигрывал «Нижнему Новгороду» и еле уносил ноги от «Арсенала». А сборная – все по той же статистике – должна была проигрывать Словакии месяц назад.

Статистика важна, но показательнее реальность. В реальности команды Карпина никогда не показывали осмысленный футбол на дистанции (исключение – дебютный сезон-2009, когда он принял «Спартак» после Лаудрупа). Вся карьера Карпина делится на короткие рваные отрезки, когда два топовых матча чередуются с двумя провалами, а чаще – один достойный тайм сменяет один невнятный. Команды Карпина за 90 минут показывают два разных футбола.

Проблема Карпина – не в игроках, а в нем самом. Он много лет уверен, что все делает правильно, и не хочет меняться

У Валерия меняются игроки, схемы, бюджеты, турниры, но стиль остается – такой же дерганый и нервный, как сам тренер. 

Причина банальна. За семь лет Карпин не понял: прежде чем называть причиной поражения фобии игроков, нужно посмотреть внутрь себя. Так окажется, что всю тренерскую карьеру он преследует один принцип: «Я говорю футболистам, как надо играть, а они не могут». 

Но Карпин пока не в «Реале», «Баварии» и «МЮ», а в «Спартаке», «Ростове» и сборной России тренер должен подстраиваться под обстоятельства – в том числе принимать те фобии, что есть. А если не принимать, то лечить их, чтобы расти. 

Как и в 2014-м, Карпин оказался к этому не готов. Он думает, что может исправить психологию 25 человек, делясь собственным опытом игрока. А когда не получается (что логично, потому что психология устроена в разы тоньше), психует и рассказывает всем, что игроки – не те. 

Честно поделиться трудностями – это поступок, тем более для нашего закрытого футбола. Рефлексия, особенно для человека такого статуса, заслуживает уважения. Но даже в этом деле важно чувствовать момент. 

Гус Хиддинк тоже менял менталитет сборной России, но о его методах мы узнали после того, как он показал результат. 

«Российского игрока нужно разбудить, нужно дать понять, что он может намного больше, чем делает. Нам нечего терять, ведь мы не относимся к таким сборным, как Франция или Голландия, которые приехали с четкой задачей побеждать», – объяснял Гус секрет успеха, но делал это уже после бронзового Евро, а не в моменты решающих матчей, еще сильнее закрепощая футболистов. 

Проблема Карпина – не в игроках, а в нем самом. Он много лет уверен, что все делает правильно, и не хочет меняться

И даже Хиддинк изменил подход не сразу. В отборе на Евро-2008 его сборная России так же безыдейно отбивалась от Хорватии на выезде (5-12 по ударам, 4-12 по угловым), проигрывала Израилю после триумфа над Англией в «Лужниках» и еле закатывала один гол Андорре, когда параллельно хорваты вершили историю и затаскивали нас на турнир.  

Голландец менял настроение игроков два года. Даже перед турниром не было понимания, что процесс завершен. 

Валерий Карпин хотел, чтобы психология поменялась за два месяца? Иначе как понимать его слова о том, что он может оставить работу на фоне сомнений в готовности команды играть раскованно? 

Когда-то он точно так же думал, что тренировать – просто. И за день стал главным тренером, имея нулевой опыт. С того момента прошло 13 лет и пять команд  – подход Карпина не изменился. Он все так же оценивает все по себе, а сам он и правда почти ничего не боится.

От этого грустно. Обвиняя других, он за столько лет не увидел проблему внутри себя. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девять − 2 =