«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Ребята, привет! В начале февраля делал пост про лучших нападающих в РПЛ, против которых мне довелось играть. Показалось, формат тогда зашел, поэтому сделал еще – про самых важных людей, с которыми играл в «Спартаке». 

По местам их не расставляю, просто держите список из десяти человек. Надеюсь, вам понравится.

* * *

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Я как-то рассказывал, что как футболист Квинси мне поначалу не понравился. Всерьез подумал: «Что за дрова привезли?» Сейчас, конечно, такое даже в голове не укладывается.

Промес сразу сказал: «Я не уеду из «Спартака», пока не стану тут чемпионом». Учитывая, как долго на тот момент чемпионами не были, для кого-то звучало наивно, но в итоге Квинси уехал королем.

Уезжал он, кстати, лидером на поле, а вернулся уже лидером раздевалки. И сейчас сыграл важную роль в том, чтобы сохранить спокойствие среди легионеров в этой непростой ситуации. Как я понимаю, Квинси всех сразу собрал и поговорил, убедил всех остаться. Сказал, что тренер здесь, президент тоже здесь и дал гарантии, давайте думать о футболе и работать.

Промес действительно умеет брать на себя ответственность и вести людей за собой. Всегда вспоминаю, как в чемпионском сезоне вели в счете с «Оренбургом» 2:0, но дали им сравнять. Дальше Промес просто взял мяч, побежал с ним, всех обвел и забил третий. 

Гол «Динамо» – вот именно такие мячи и по такой траектории Промес часто забивает на тренировках. Думаю, в первый заход он давал больше ярких индивидуальных действий, а теперь больше работает на команду. 

Ну и вообще он намного больше участвует в организационных моментах. Например, в каком-нибудь 2015-м Квинси мало волновало, что там вообще дальше него происходит, а теперь спокойно может отчитать молодых за опоздания. В духе: «Давай быстрее, ты чего опаздываешь!»

Квинси более-менее может говорить по-русски. Помню, на старте у него была такая мотивация: «Ко мне подходят болельщики, я же должен понимать, что они мне говорят». 

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Когда Денис пришел в «Спартак», мы были уже немного знакомы – потому что иногда пересекались в ресторане Комбаровых «Ромашка». Улыбнулись? Поехали дальше!

Глушаков тогда был точно таким же, как и сейчас. Активный, постоянно наводит какую-то суету, вечно в движении, решает какие-то вопросы. Тренировка закончилась, он в душ с телефоном идет и о чем-то с кем-то уже договаривается.

Например, Глушаков очень старался для Миллерово. Если на поле академии меняли искусственный газон, то он просил передать ему старый, куда-то в городе пристраивал. Как-то ему в руководстве пообещали: «Обыграете «Зенит», подарим тебе трибуну маленькую». Глушаков нам перед игрой говорит: «Пацаны, премки премками, но если победим, мне трибуну для Миллерово дадут!» Мы победили, трибуну дали, установили ее. Он реально собирал этот стадион по крупицам.

Всем Глушаков запомнится ударом, а для меня он все-таки больше как полузащитник-собака. Это уже потом, когда появились Зобнин и Фернандо, он больше на атаку переключился, а так-то он был всегда оборонительным. Удар, конечно, он много тренировал. У него небольшая нога, он бьет стопой, мяч летит как камень – не крутится. Сейчас, правда, такого не вижу. Старенький, бьет только щечкой, сил уже нет. 

Мне немного грустно, что многие вообще не способны слышать что-то хорошее про Глушакова. Мне часто прилетает: «Как ты можешь общаться с ним?» У меня всегда было, есть и будет свое мнение по нему, я никогда не скажу про Дениса плохого слова. Для меня Глушаков – хороший футбольный друг. Мы с ним прошли многое – и ругались, и дружили, и спорили, и помогали друг другу. 

Мем про ОПГ «Ромашка» никогда не злил. Наоборот, было даже смешно, когда иностранцам пытались объяснить, что такое ОПГ. Ребята вроде Боккетти и Промеса, которые прямо погружались в нашу реальность, пытались понимать наш культурный код, интересовались этим вопросом.

Недавно мы с Ещенко об этом рассказывали Ваноли и его помощникам! На ужине один из тренеров попросил чай ромашку, конечно, вспомнили мем. Я объяснял: «Была группа ветеранов, у одного из них был ресторан, где эта группа ветеранов часто собиралась. И тренеры менялись, а мы неизменно оставались в команде. Вот нас и прозвали». 

Почему «Ромашка», думаю, они поняли, а вот аббревиатуру ОПГ мы вряд ли им донесли.

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Адри, как мне кажется, лучший нападающий из тех, что был в РПЛ. Может, делит первое место с Вагнером.

Это киллер – если он на ударной позиции, то это гол. Ну ничего ты не сделаешь, ему будто высшими силами дано реализовывать все моменты, чтобы никакой вратарь помешать не мог.

Интересно, что Адриано никогда не бил подъемом, у него только резаные и сильные удары щекой. Например, он выходит с острого угла. Ты думаешь: «Ну здесь только в ближний, в дальний никак не дать». А он берет и щекой настолько мяч крутит, что тот в дальнюю девятку влетает.

Дальше момент – выходит с той же позиции, ты уже ориентируешься на дальний, он всем видом показывает, что делает то же самое, а в последний момент разворачивает стопу и сует в ближний.

И так постоянно – он чувствовал вратаря, чувствовал моменты, все делал своевременно и четко. Я поражался его мастерству на каждой тренировке, больше такой машины в «Спартаке» не было.

Сейчас вспомнил тот гол «Зениту», когда красиво разыграли с Самедовым и Зе Луишем, а он аккуратно положил в дальний – самый типичный гол Адриано.

Еще что удивляло: вроде бы бразилец, но Адри пришел из «Шахтера», был адаптирован к нашему менталитету, русский отлично знал. Он сыграл очень важную роль в чемпионском сезоне – причем не только на поле, но и в раздевалке. Спокойно мог подойти и поставить любого легионера на место, даже разобрать ошибки – авторитет Адриано вообще сомнению не подвергался.

Еще отмечу человеческие качества Адри. С иностранцами не всегда было легко договориться об участии в благотворительных мероприятиях. Так вот Адриано даже уговаривать не приходилось. Скидывал ему просто сообщение ненавязчиво – и он всегда приходил, раза три точно. Причем участвовал не для галочки, а полностью – уходил последний, пока со всеми не сфотографируется и все не закончится.

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Признаюсь, раньше не знал, какая у Ещенко тяжелая судьба. Не сразу узнал, что его родители и младший брат погибли при пожаре. Ещ рассказывал, что брат просился с ним пойти, но он сказал ему оставаться с родителями. И его до сих пор коробит, что не взял брата на улицу – так бы он живой остался.

Сейчас мы с Ещом большие друзья, но когда только начали играть, постоянно кусались, цеплялись. Он говорил: «Куда ты мне пихаешь неудобно?» Я отвечал: «Куда ты открываешься?» В раздевалке могли чуть ли не рубиться. Ещ просто такой человек, который не принимает другое мнение, спорит до победного.

Для меня, конечно, оказалось большим сюрпризом, что Ещенко круто разбирается в футболе. Когда мы с ним совсем уже на скамейку присели при Тедеско, он мне комментировал и анализировал происходящее. Точнее, орал в ухо! 

Приведу пример. Наверное, никто не сомневается, что Тедеско тактически очень сильный чувак. Причем не только на уровне РПЛ, но и в Бундеслиге тоже, как мы видим. Так вот несколько раз было, что мы сидим с Ещом, он мне говорит: «Надо делать то-то и то-то». И вскоре Тедеско делает все то же самое, что мне Ещ только что сказал.

Сейчас на Ещенко обрушилось: «Чего он там бегает по бровке, что за показуха?» А на самом деле ему Ваноли сказал, чтобы Ещ так делал, чтобы помогал. Они прямо в унисон кричат, одинаково мыслят. И если бы Ваноли считал, что Ещенко какой-то бред несет, он ведь никогда в жизни бы его не допустил туда.

Значит, в Андрее Олеговиче что-то точно есть, в футболе разбирается. Думаю, когда-нибудь мы получим из него сильного русского тренера. 

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Андрюха – глыба. Я пришел в «Спартак» из «Шинника» отчасти и потому, что нужен был вратарь с русским паспортом. При том, что тогда для Диканя это как раз было проблемой – он считался легионером 

Несмотря на конкуренцию, мы близко подружились, общались семьями. Это такой особый вид дружбы – вратарь-друг. Мы всегда старались помочь. Он играл – я его поддерживал, я играл – он меня.

Дикань – отличный пример того, как ты можешь быть на вершине, а потом из-за проблем с лимитом сесть на лавку. Показательно, что он ни на кого не злился, а просто добросовестно работал. При том, что даже в заявку не всегда мог попасть. Вместо игр ездил на рыбалку, но оставался на позитиве.

Помните, когда в Диканя въехал Кержаков? Издалека не выглядело так жутко, но когда его менял, был просто в шоке – у него пол-лица ушло куда-то внутрь. Одно из самых страшных зрелищ в карьере.

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Джаник – потенциально самый сильный и самый талантливый мальчик, которого когда-либо видел. Недавно в команде общались, речь про Ананидзе зашла, Джика говорит: «Да ему уже 30 лет». Я в шоке: как 30? Для меня он все тот же маленький мальчик, невозможно поверить, что ему уже 30.

Конечно, самое запоминающееся, когда он в шкафу на базе спрятался, чтобы не лететь в Комсомольск-на-Амуре. Да, это правда! История такая: у Жано что-то болело, но ему не поверили. Ситуация задела, что ему не доверяют, менталитет-то горячий – вот он и устроил такой протест. 

А туда же летели не все, часть игроков основы оставалась, мы просто тренировались. Приходим с тренировки, видим все эти новости, поверить не можем. Оказалось, он действительно залез в шкаф в номере, на звонки и сообщения не отвечал. В номере его искали, но шкаф проверять не стали. Надо уже было улетать, в итоге автобус уехал без него.

При этом еще раз проговорю: Джаник не просто не захотел лететь, его задело, что ему не доверяют, вот и исполнил такое представление. 

А вообще Жано игрок для того «Спартака», который был в 90-е. Человек умел творить на поле, такому не научишься, с таким рождаются.

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Когда Фернандо купили, мы, конечно, слегка удивились. Он был с лишним весом, реальный пухляш, переглянулись с парнями: «Кого вообще привезли? Какая-то булка».

Четыре дня он работал с тренером по физподготовке, а потом взял мяч, и нам всем стало стыдно за стартовую аналитику. Пухляш не пухляш, а с мячом человек работал просто невероятно. Дальше он исполнил несколько стандартов – так стало понятно, что в «Спартак» приехал настоящий топ.

Для понимания: бывает, что вратарь с мячом, а отдать некому, остается только выбивать. Но когда в команде Фернандо, ты всегда ищешь его, потому что знаешь, что он примет любой мяч, всегда его укроет и никогда не обрежет.

Мы всегда поражались, что Фернандо видит ходы, о которых ты даже не подозреваешь. Вроде идет-идет с мячом, все медленно, безнадежно для атаки. Как вдруг выдаст какую-то диагональ, переведет игру на другой фланг и все соотношения на поле перевернет. Конечно, две-три ошибки на сезон он делал, но это погрешность.

Штрафные – вообще отдельная тема. Как он их бил на тренировках, просто нечто. Если бил серию из 10 ударов, то 7-8 залетали сильным резаным ударом. И это со стенкой, без стенки там вообще без шансов. Конечно, можно гадать и заранее идти в нужные углы, но мы так не делали, реагировали по мячу, потому что тренировка гениальная. 

Еще были пенальти! В играх он их не бил, а на тренировках устраивал мастер-класс. Мне кажется, я от него ни одного пенальти не взял. Там хоть гадай, хоть не гадай, хоть беги в угол, хоть вставай заранее – он как робот клал их под штангу. Просто в одну точку, будто не человек, а настроенная пушка стреляет. Я ему говорю: «Федя, ты ###### [надоел], можешь, хоть чуть-чуть поближе к центру ударить?»

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

К сожалению, пути с Паршивлюком разошлись, но не могу его не включить в этот список. Потому что это такой воспитанник «Спартака», который в идеальном мире должен всю карьеру играть в одном клубе. Мы с ним близко дружили, жены наши общались. 

Серега по-своему видит уход из «Спартака». В интервью он часто приводит версию, что его из команды выгнала группа опытных футболистов. В том числе речь идет и про меня. Я не буду подробно комментировать, но вот что скажу: ту ситуацию, которую Парш приводит в доказательство, он знает только с чужих слов. Я же присутствовал при этом разговоре, все видел и все слышал. 

Паршивлюк доверился чужим словам, что его слили ветераны, хотя на самом деле его уход был решением руководства клуба. 

Впрочем, это уже все не имеет значения. Парш – важнейший игрок в истории «Спартака», самый молодой капитан, защитник высочайшего класса. Если бы не травмы, он добился бы намного большего. И я очень ценю, что мне довелось и играть с ним, и дружить с ним, и вообще просто быть рядом. 

Еще мне рассказывали важную деталь: перед тем, как уйти в «Динамо», Серега встретился с лидерами фанатских движений «Спартака» и уточнил, как они отнесутся к тому, что он перейдет в «Динамо». Только после этого подписал контракт. Это еще раз говорит о том, что он воспитан на «Спартаке» и очень предан клубу.

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Юра прекрасен. На тренировках никогда ничего особенного не показывал, но на поле включался и было видно, что большой мастер и сильный футболист. У него еще было невероятное чутье – мяч его сам находил. И гол он мог придумать в любой момент – такие игроки всегда ценятся. 

Мовсисян вроде бы весь такой европейский и американский, но на самом деле классический армянин. «Роллс-Ройс» у него классный был. Помню, Якин когда увидел, обалдел: «Ничего себе у вас тут машины».

С нами Мовсисян говорил по-русски, при этом интервью давал только на английском, потому что боялся, что его могут неправильно понять. 

Жалею, что не успел его расспросить про Америку. Меня она тогда особо не волновала, а сейчас, когда побывал, было бы очень интересно у него многое уточнить. 

«Промес убедил легионеров, что надо оставаться». Ребров – о самых важных людях, с которыми играл в «Спартаке»

Дикань был старше меня, но стал моим другом, а здесь ровно наоборот. При мне Песьяков больше был в запасе, но от него чувствовал только поддержку. В чемпионском сезоне Серега особенно заряжал меня и поддерживал – то, что отыграл почти без ошибок, отчасти и его заслуга.

Ведь Песьяков в чемпионском сезоне должен был быть основным, но получил травму. Думаю, многие бы злились, хранили в себе этот осадочек, а у него и близко ничего такого не было. Не представляете, как я благодарен. Его достойное поведение только положительно сказалось на карьере – в итоге заиграл, стал заметным вратарем в РПЛ, все у него хорошо. 

Песьякова еще совершенно невозможно задеть, он просто пуленепробиваемый. На Писю никогда не обижался, да и вообще ни на что не обижался. Помните, Рейнгольд назвал его бомжом в перчатках? (полная цитата: «На воротах «Спартака» какой-то бомж. Видно, вратаря Карпин не нашел, взял с улицы бомжа, сказал: «На тебе перчатки, стой!» – Sports.ru)

Серега очень долго смеялся, а в команде это стало мемом.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 − 1 =