В начале осени 2016 года, через несколько недель после того, как я возглавил самый известный российский киберспортивный клуб Virtus.pro, индустрию потрясла революция, сопоставимая по масштабу с анонсом футбольной Суперлиги. Семь сильнейших команд Северной Америки объявили о создании PEA (Professional Esports Association), главным проектом которой должна была стать закрытая лига по CS:GO, а организаторы в пресс-релизе прямо говорили об амбициях «стать НБА в мире киберспорта».

Организаторы PEA после подписания учредительных документов

Американские команды в тот момент не были доминирующей силой в Counter Strike в глобальном масштабе (лучшие из членов PEA занимали 8, 9 и 10 места в мировом рейтинге), но именно 2016 год стал переломным с точки зрения начала экономического доминирования клубов из США над всеми остальными за счет более развитого венчурного рынка и привлечения, как следствие, гораздо больших объемов инвестиций. Тогда многим казалось, что этот шаг станет концом эры доминирования турниров от немецкой компании ESL, в которой многие тогда видели то, чем сегодня стала УЕФА.

Сходства с нынешней ситуацией добавляет тот факт, что за несколько месяцев до анонса, в мае 2016 года, ESL объявила о создании совместной ассоциации с 7 по-настоящему сильнейшими командами мира. На момент анонса Navi, fnatic, NiP, Virtus.pro, Envy, mousesports, Faze и G2 занимали в мировом рейтинге 2, 3, 5, 6, 7, 11, 17 и 19 места, а команда SK Gaming вступила в ассоциацию через пару месяцев вместе с сильнейшим составом того времени в главе с Фолленом и Колдзирой. Суть этой организации, которая существует до сих пор и называется WESA (World Esports Association) заключалась в совместном управлении главными клубными турнирами по CS:GO того времени и закрепления статуса одного из них,  ESL Pro League, в качестве киберспортивного аналога Лиги Чемпионов.

Как генеральный директор одной из команд-основательниц WESA, я регулярно участвовал в ее заседаниях, а с 2018 по 2020 входил в ее правление, так что всю внутреннюю кухню понимал очень хорошо. Основные доводы американских команд из PEA, недовольных тем, что среди создателей WESA был турнирный оператор ESL, практически слово в слово повторяли мотивировку 12 основателей Суперлиги:

1. Турниры ESL Pro League привлекает аудитории благодаря нам, то есть командам;

2. Мы сами сможем продавать медиа права лучше, чем это делают европейцы из Кельна, где находится штаб-квартира ESL;

3. Мы вкладываем в наши команды большие деньги и хотим защитить свои инвестиции;

4. Зачем нам играть с непонятными командами из Восточной Европы, если все всё равно смотрят матчи грандов.

Футбольная Суперлига протянула чуть больше 2 дней, и решающим фактором ее коллапса стала реакция болельщиков, перед которыми уже публично успел извиниться, например, основной владелец «Ливерпуля» Джон Генри. Игроки 12 клубов открыто начали выражать свое недовольство, когда судьба лиги уже была предрешена.

Пять лет назад в киберспорте строили свою Суперлигу. Проект провалился из-за недовольства игроков

События, связанные с PEA развивались менее стремительно, но уже к декабрю 2016 года стало понятно, что их флагманский проект, лига по CS:GO, первый сезон которой должен был стартовать в январе 2017 года, будет выстроен по образцу американских франшизных лиг, то есть без вылетающих команд. Кроме того, для повышения коммерческой ценности турнира команды-участницы гарантировали эксклюзивность, то есть отказывались от участия в ESL Pro League.

22 декабря, в канун Рождества, игроки пяти команд PEA (Cloud9, Immortals, Team Liquid, TSM и CLG) выпустили совместное заявление, в котором обвиняли владельцев команд и руководителя лиги Джейсона Каца в нарушении обещаний, непрозрачности. Игроки, присутствовавшие на подписании уставных документов, узнали о сути проекта буквально накануне (вспомните комментарии Сульшера и Клоппа – ситуация похожа) и чувствовали, что их позвали просто для создания иллюзии вовлеченности.

На протяжении нескольких месяцев после объявления о создании PEA (примерно столько же прошло между пресс-конференцией Хосепа Бартомеу и публичным анонсом Суперлиги) у игроков не было никакого конструктивного взаимодействия с боссами ассоциации, но росли сомнения по поводу их истинных намерений. В январе 2017 года игроки команд PEA проголосовали за продолжение выступлений в ESL Pro League, и у команд просто не осталось выбора. На этом история ассоциации и закончилась.

Мне лично очень жаль, что проект Суперлиги в футболе не состоялся. Я не хочу начинать очередную дискуссию о плюсах и минусах проекта, через пару часов после написания этого текста мне как раз предстоит такой разговор в подкасте «Cappuccino & Catenaccio» (выпуск выйдет 23 апреля).

Ирония судьбы заключается в том, что североамериканский CS:GO с тех пор без шансов проиграл конкурентную борьбу командам из Европы и СНГ, а большинство из тех североамериканских киберспортсменов завершили карьеру. А 18 февраля 2020 года, накануне начала пандемии, ESL объявила о создании собственной формально открытой, но по сути франшизной лиги – команды-основательницы из нее вылететь практически не могут. И американские команды вошли в этот турнир без особых пререканий.

***

Я написал этот текст после того, как увидел комментарий моего друга в твиттере Месута Озила. Мне кажется, он очень хорошо описывает степень лицемерия практически всех современных футболистов. Они решились что-то сказать только после того, как всю грязную работу за них сделали болельщики, ради которых они якобы играют.

Пять лет назад в киберспорте строили свою Суперлигу. Проект провалился из-за недовольства игроков

Просто сравните это с ситуацией в киберспорте. Все 25 подписантов письма против PEA получали в тот момент максимум по 5-10 тысяч долларов в месяц (на уровне среднего офисного клерка в США), а их карьерные заработки от призовых составляли несколько десятков тысяч долларов. Этим парням действительно было что терять.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × пять =