В раннем возрасте Раи не помышлял о карьере футболиста. До 14 лет он больше времени проводил с баскетбольным мячом и даже достиг определенных локальных успехов. Но затем все изменилось. Друг притащил его на просмотр в «Ботафого» и этим сделал больший вклад в футбольный мир, чем тысячи профессиональных скаутов.

На играх он в основном скучал. Раи должен был сначала почувствовать, что такое ответственность в жизни, для того чтобы ощутить ее на поле. Рождение дочери преобразило его нравственный облик. Помогло многое переосмыслить.

Однако бывает так, что, обуздав свой дух, человек оказывается заложником своего тела. Раи стали мучить травмы. Он покинул «Ботафого», но вскоре вынужден был вернуться. И к счастью, по возвращении Раи обнаружил, что тренирует команду человек, который многое может ему дать. Речь об уругвайском специалисте Педро Роче – благодаря ему Раи обрел уверенность, а та в свою очередь помогла ему получить вызов в сборную Бразилии.

Прогресс молодого таланта привлек внимание более солидных клубов. В 1987-ом «Ботафого» не нашел в себе сил устоять перед щедрым предложением «Сан-Паулу» — чтобы подчеркнуть его щедрость, просто скажу, что трансфер стал самым денежным в истории бразильского внутреннего рынка.

Раи магнетизировал любовь зрителя. В Париже его до сих пор считают главной легендой

На новом месте Раи столкнулся с трудностями адаптации и снова стал погружаться в то мечтательно-задумчивое состояние на поле, из которого в свое время его выдернуло рождение ребенка. Теперь была нужна новая встряска.

Теле Сантана приходил в «Сан-Паулу», имея неоднозначную репутацию. Его известность не подлежала сомнениям: он руководил сборной на двух ЧМ, где бразильцы сверкали настолько, что ослепили самих себя. После тех приключений он вернулся к работе с клубами, но ни в «Атлетико Минейро», ни во «Фламенго» не задержался дольше, чем на сезон, — хотя с первыми и успел выиграть чемпионат штата.

Раи вспоминает, что Сантана «всегда был требовательным». Тогда еще никто не знал, что развязный и озорной «Сан-Паулу» под руководством Теле сумеет добрать недостающей концентрации и фокуса в погоне за ярчайшим периодом в своей истории. И что Раи станет главным футболистом Южной Америки.

Победа в чемпионате Бразилии в 91-ом навела на залихватские мысли о захвате целого материка, и «Сан-Паулу» решил последовать за ними без промедления, взяв Кубок Либертадорес в 92-ом, а затем и в 93-ем. Разумеется, в обеих финальных сериях Раи забивал.

Но свой лучший гол Раи положил в промежутке между этими двумя триумфами.

В декабре 1992 года игроки «Сан-Паулу» вышли на поле «Национального стадиона» в Токио, чтобы испытать удачу в битве за Межконтинентальный кубок. В соперниках была «Барселона» со Стоичковым, Гвардиолой и Куманом, а на воротах стоял Андони Субисаррета. И ничего другого, кроме как просто стоять и смотреть, ему не оставалось, когда Раи лишал «Барселону» шансов на трофей. Он сделал дубль, но именно победный гол зафиксировал обездвиженность великого Субисаретты. Обязательно посмотрите на эстетическую красоту удара Раи, если до сих пор этого не сделали.

Раи магнетизировал любовь зрителя. В Париже его до сих пор считают главной легендой

В отличие от родного брата – Сократеса – карьера в Европе у Раи сложилась удачно. Он мог не быть такой яркой и самобытной личностью, как брат, не выступать на митингах, не зарождать политические движения, не давать острые интервью, но такая его пассивность совершенно не волнует фанатов ПСЖ, которые чуть больше года назад выбрали его лучшим игроком в истории клуба.

Отрезок времени, который Раи провел во Франции, — пять полных сезонов – действительно можно назвать выдающимся. Еще не прилетели в столицу шейхи с огромными пачками купюр, еще трава была зеленой…

Однако трудности с адаптацией возникли и здесь. Раи сумел отличиться в дебютном матче против «Монпелье», но затем забуксовал и все чаще стал просиживать на скамейке, рискуя остаться вне заявки сборной на чемпионат мира в США. Тренер «селесао» Карлос Альберто Паррейра все же сделал скидку на былые заслуги Раи да еще и в довесок наградил его капитанской повязкой.

Что-то пошло не так: в протоколе с того мундиаля мы видим, что Раи забил лишь однажды – с пенальти в ворота сборной России. Несмотря на то, что Бразилия завершила ЧМ-94 победоносно, заслуги самого Раи в этом мало, и кубок над головой поднимал не он, а одиозный Дунга, к которому по ходу турнира перекочевал статус капитана. Раи же вновь оказался в роли запасного.

Раи магнетизировал любовь зрителя. В Париже его до сих пор считают главной легендой

Казалось, что возвращение во Францию выйдет непростым. Пора бы уже оправдывать надежды. Помогла перемена, произошедшая на тренерском посту: вместо Артура Жорже править тактикой и схемами стал Луис Фернандес – другая легендарная личность для ПСЖ. Начав ковать для парижан победы в качестве игрока, он пришел на должность главного тренера, чтобы продолжать трофейное шествие. Ставки были высоки, поскольку ПСЖ на момент его назначения являлся действующим чемпионом Франции.

Под руководством Фернандеса Раи вышел из туманного плена и повел клуб за единственным до сей поры успехом на европейской арене. Кубку обладателей кубков недостает гламурного блеска Лиги чемпионов, но это не значит, что его стоит приравнивать к Кубку Гампера (хотя и здесь и там чаще всего побеждала «Барселона»). В 96-ом ПСЖ сломил сопротивление венского «Рапида» с любимым счетом всех залетных выскочек – 1:0, и на этот раз удар, от которого одни заликовали, а другие бросились наземь, нанес не Раи, а Бруно Н’Готти.

Два года спустя стало известно, что Раи возвращается в «Сан-Паулу». Проводы на «Парк де Пренс» состоялись грандиозные. Болельщики сумели довести своего бразильского капитана до слез счастья, а в конце он вышел на поклон. Цирковое в этот день смешалось с театральным: было от чего порадоваться и похлопать, восстанавливая в памяти счастливые моменты прошлого; было от чего и полезть в карман за носовым платком – и это доказательство, что пьеса удалась на славу.

Раи магнетизировал любовь зрителя. В Париже его до сих пор считают главной легендой

«Сан-Паулу» не просто ждал возвращения своей легенды, но ждал для хорошей схватки: Раи первым же делом принял участие в финале против «Коринтианса»; определялся чемпион штата. Гол, забитый им после подачи в штрафную, оказался победным. Все было как в старые-добрые времена.

Если смотреть на наследие, оставленное двумя братьями, то кажется, что наследие Сократеса похоже на медный колокол-великан, в который звонят, созывая людей на собрание. Наследие Раи – это вечера в уютном кресле за просмотром семейного фотоальбома. В нем меньше масштаба, но тепла больше. И тепла этого хватило на то, чтобы согреть два города. Париж и Сан-Паулу: здесь был Раи.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

14 + девятнадцать =