«Мы вчера с Олегом Васильевичем [Матыциным, министром спорта] принимали участие в турнире по настольному теннису. Вот вы можете себе представить: столы мы не делаем, ракетки мы не делаем… Мы вообще ничего не делаем в этом виде спорта. Вы можете себе представить нашу страну, которая имеет такие леса, а стол для настольного тенниса сделать не может?» – автор этого монолога на Петербургском экономическом форуме-2022 – экс-министр транспорта, а ныне помощник президента Игорь Левитин.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Казалось, он только что осознал глубину провала отечественной индустрии товаров для спорта. Хотя со спецификой должен быть давно знаком, ведь он не просто любитель сыграть партию-другую на досуге, а бывший глава Федерации настольного тенниса, а сейчас – глава ее попечительского совета.

Проблема настольным теннисом не ограничивается. Почти вся экипировка российских спортсменов произведена за границей. В большинстве случаев – компаниями из стран, которые МИД называет «недружественными». Некоторые из них уже заявили об уходе с российского рынка. Другие пока молчат, но вероятность и их отказа исключать нельзя.

Денис Пузырев попытался оценить масштаб проблемы.

«90% зависимости от импортного [спортивного] оборудования в нашей стране – это ужасающая цифра. Нам совершенно точно надо производить свое оборудование», – заявил в июне 2022 года курирующий спорт вице-премьер Дмитрий Чернышенко.

Показатель 90% звучит в официальных заявлениях российских чиновников далеко не первый раз. «Парламентская газета» со ссылкой на Минпромторг еще в июле 2018-го писала, что российские производители занимают лишь 10% рынка спортивных товаров. 

В мае 2019-го такие же цифры озвучил экс-министр спорта Павел Колобков. И вот теперь, спустя три года, про 90% импорта говорит Чернышенко. То есть время идет, а ситуация не меняется.

Важный момент: речь идет о проценте выручки от продаж всех спортивных товаров в стране. Объем рынка спорттоваров в России оценивается в 550-600 миллиардов рублей в год. Из них 60 млрд – доля отечественных производителей. Сумма выглядит внушительно, но только сама по себе, в сравнении она быстро меркнет – например, на покупку алкоголя жители России тратят в разы больше – около 2,3 триллиона рублей (и это не считая нелегальную продукцию, самогон, суррогаты и т.д.).   

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Если оценивать баланс между импортными и российскими товарами в единицах продукции, то все выглядит не столь плачевно: доля местных – около 30%.

Такая разница вызвана не только тем, что российские товары дешевле. Просто отечественные предприятия преуспели в производстве недорогих видов продукции, не требующих внедрения сложных технологий. В правительственном документе (стратегия развития спортивной индустрии России до 2035 года) перечислены сегменты, в которых импортозамещение фактически произошло: гантели, гири, оборудование для занятий спортом на улице, оборудование для школьных спортплощадок, борцовский инвентарь, лыжные ботинки.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Там же перечислены и проблемные сегменты, где зависимость от импорта почти тотальная – выше 90%. Эти товары значительно дороже: байдарки, каноэ, умные тренажеры, бассейны. А также любой инвентарь и оборудование для занятий профессиональным спортом: по данным правительства, российские производители обеспечивают от 2 до 4% потребностей спортсменов-профессионалов.

Начиная с 2016 года в Госдуме и правительстве проходят регулярные совещания по поводу импортозамещения спортивного инвентаря. По их итогам составляют списки для срочного импортозамещения. Первый появился в 2016-м: Минспорт назвал 28 товаров, производство которых необходимо наладить в первую очередь. Это довольно странный список, большая его часть – оборудование для фитнес-залов: от беговых дорожек до мелких тренажеров. В конкретных видах спорта чиновников сильнее всего озаботило положение дел в художественной гимнастике – в перечень включены булавы и гимнастические мячи. Данных об исполнении этого приказа Минспорта в открытом доступе нет.

В сентябре 2019-го похожий список опубликовал уже Минпромторг. Он информативнее – приведен не только перечень спорттоваров, которые надо импортозаместить, но и данные по доле импорта в конкретных сегментах. Так, доля импортных лыж (включая горные лыжи и крепления) и коньков в 2019 году составляла 95%, к 2024-му она, по прогнозам министерства, должна снизиться до 80%. В списке опять фигурируют тренажеры для фитнеса (видимо, за три года с публикации документа Минспорта ничего не поменялось). В 2019 году доля иностранных беговых дорожек и силовых тренажеров составляла 99%, к 2024-му должна снизиться до 85%. 

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Еще одним сегментом для оперативного импортозамещения признан инвентарь для популярных игр и соревнований на открытом воздухе: спортивные сани, баскетбол, хоккей, оборудование гребных дистанций и бассейнов при спортивном плавании. Долю импорта в этом сегменте необходимо снизить с 95% до 80%.

В 2022 году к составлению планов привлекли еще и Госсовет, куда входят руководители всех регионов страны. Создали специальную рабочую группу, которую возглавил губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. Вероятно, скоро появится еще один список.

Основной механизм – дотации из госбюджета. По словам вице-премьера Чернышенко, в бюджете 2023 года запланировано 3 миллиарда рублей на поддержку физкультуры и спорта. Часть этих денег может достаться и производителям спорттоваров, но все-таки значительная доля дотаций пойдет государственным учреждениям (ДЮСШ, общеобразовательным школам, закупающим спортивное оборудование, в том числе и импортное).

Кроме того, обсуждаются налоговые льготы для российских производителей – в середине марта такой законопроект разработала группа депутатов во главе с председателем комитета Госдумы по физкультуре и спорту Дмитрием Свищевым. Один из авторов документа, экс-владелец футбольного «Тосно» Борис Пайкин говорил, что речь идет о снижении для таких компаний налога на прибыль (до 3%), НДС (до 10%) и тарифов страховых взносов (до 6%). Предполагалось, что в первом чтении закон рассмотрят в мае, но Совет Госдумы передвинул его на неопределенный срок в будущем.

На самом деле, товары для спорта – мало популярное направление бизнеса в России. По данным Ассоциации производителей и экспортеров спортивных товаров, на конец 2021 года в России работали 393 компании спортиндустрии. Причем большая часть – малый бизнес, включая индивидуальных предпринимателей (ИП), их в этом реестре более 70%. Такое положение дел подтверждает и рейтинг крупнейших компаний спортивного бизнеса Sports-100, опубликованный Sports.ru в декабре 2021 года. Из 100 компаний, больше всех зарабатывающих на спорте, лишь пять являются производственными.

По мнению чиновников, мотивировать российских предпринимателей вкладывать деньги в производство спорттоваров должен динамичный рост числа занимающихся спортом (с 13% в 2006 году до 45,4% в 2020 году, по данным Минспорта). Получается, что спрос постоянно растет и в России уже сейчас 60 миллионов потребителей спорттоваров. А к 2030-му их число должно увеличиться до 70% (около 95 млн человек) – это закреплено в указе президента о национальных целях развития до 2030 года.

Вот только статистика Минспорта может быть некорректной – и это даже не наше предположение. В 2021 году Счетная палата проверила исполнение предыдущей стратегии развития физкультуры и спорта в России (была принята в 2009-м и рассчитана до 2020-го). Министерство отчиталось, что за этот период количество систематически занимающихся спортом (не менее 8 занятий в месяц, по 90-125 минут в неделю в зависимости от возраста) превысило плановые показатели на 3%.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

А Счетная палата установила, что это число в отчете министерства завышено как минимум в 2,5 раза. В некоторых случаях приписки выглядели и вовсе анекдотично: например, по данным Минспорта, количество россиян в возрасте от 15 до 18 лет, занимающихся спортом, на 7% превышало общую численность населения в этой возрастной категории.

У Минспорта в принципе есть проблемы со сбором и обработкой информации. Нет реальной статистики о числе занимающихся спортом. Нет полноценного реестра спортивных объектов. Нет точных данных и по числу профессиональных спортсменов в России. Об этом говорится в отчете Счетной палаты. 

Единственная цифра, которую удалось найти – количество занятых в системе подготовки спортивного резерва, то есть посещающих ДЮСШ, школы олимпийского резерва, центры спортивной подготовки и т.д. По данным из правительственной стратегии, их 3,5 миллиона. Далеко не все смогут стать профи, однако эта цифра важна, ведь молодые спортсмены используют профессиональную экипировку и оборудование. Таким образом, мы получаем общее представление о емкости рынка таких товаров.

В марте 2022 года, когда уже стало известно о массовом исходе западных спортивных брендов, Минпромторг поспешил успокоить население. Заявил, что любители спорта не останутся без инвентаря и экипировки:

«Анализ показал, что 70% единиц номенклатуры продукции по видам спорта (за исключением продукции для спорта высших достижений) производится отечественными предприятиями и уже сегодня может быть импортозамещено».

В формулировке можно заметить лукавство: речь идет не о 70% объема отечественного товара на рынке (как мы знаем из правительственной же стратегии развития спортотрасли, за три года до этого наши товары занимали лишь 30% количественного объема), а о проценте «единиц номенклатуры».

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Это значит, что две трети всех видов спортивных товаров нашего рынка выпускаются в том числе и российскими предприятиями, а треть видов существует только в импортном варианте и не имеет отечественных аналогов.

Учитывая скорость ухода больших брендов с российского рынка, в правительстве понимают, что наиболее реалистичный сценарий – не надеяться на то, что завтра наши фабрики и заводы полностью заменят мировых производителей, а найти замену в тех странах, которые считаются дружественными или нейтральными. Даже Дмитрий Чернышенко, говоря о важности технологического суверенитета и тотального импортозамещения, признал, что без закупок товаров в Китае и Индии не обойтись.

«В идеале – произвести все в России. Это потенциал, ниша, которую должны занять наши производители. Иначе их займут производители из дружественных стран. Из недружественных их и так к нам не везут. Это и спортинвентарь, и лыжи, мази, пневматическое оружие, коньки, маты, гантели, экипировка и тд. Мы, конечно, будем сейчас закупать что-то из Индии и Китая, но технологический суверенитет диктует нам то, что мы должны обладать этими технологиями, мы должны уметь это производить», – заявил куратор спорта в правительстве.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

В этой ситуации особая миссия ложится, как ни странно, на компанию «Спортмастер». Она крупнейшая на рынке: при объеме продаж спортивных товаров в России в 600 миллиардов рублей выручка «Спортмастера» в 2021 году составила 129 млрд. То есть 20% денег, потраченных в России на спорттовары, прошли через кассы этой сети. А будет еще больше после закрытия магазинов ближайшего конкурента – французской сети Decathlon с годовой выручкой в 29 миллиардов рублей. 

«Спортмастер» начинал 30 лет назад как дистрибьютор немецких тренажеров Kettler, а перед кризисом 1998-го продавал наиболее дешевые товары под собственными брендами сети, произведенные главным образом на фабриках в азиатских странах (тренажеры Torneo, спортивная одежда и аксессуары Demix, Nordway для зимних видов спорта, Outventure для туризма, Stern для велосипедного спорта, Joss для плавания).

К 2014 году массовая недорогая продукция под брендами «Спортмастера» составляла 70% ассортимента сети – этими товарами и закупаются для любительских занятий.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

«Мы работаем на массовом рынке, стараемся обеспечить массовое потребление, – рассказывает Sports.ru генеральный директор «Спортмастера» Сергей Агибалов. – Когда к нам приходит покупатель, который хочет, чтобы его ребенок встал на лед, он видит, что есть Bauer (ведущий мировой производитель коньков из США – Sports.ru) за 25-30 тысяч рублей и коньки «Спортмастера» за 2-3 тысячи рублей. Разница в 10 раз. Дети растут быстро, и, когда речь идет о том, чтобы ребенок мог просто покататься на катке, родители в большинстве случаев выбирают недорогие. Для тех, чьи дети занимаются серьезно, ходят в секцию – требуются коньки уже другого уровня. Но таких покупателей объективно меньше».

Сам «Спортмастер» ничего не производит – только продает, однако импортозамещение в сегменте экипировки и оборудования для массового спорта во многом зависит именно от него. Сеть обеспечивает сбыт в огромных объемах и решает, у кого заказывать товар – в Китае, или Бангладеш, или же в России.

Агибалов оценивает долю российских товаров в ассортименте сети в 40%. Речь в основном об инвентаре. «У нас есть российские клюшки, лыжи, два российских завода собирают велосипеды только для «Спортмастера». Лыжная фабрика в Балабаново (компания STC – Sports.ru) делает хорошие, на высшем уровне. В сноубордах не все у них получается. В России есть возможность делать и шайбы, и различные тренажеры, гантели. В сегменте массового потребления есть все – это легко можно сделать и заменить импортное».

С профессиональным спортом все в разы сложнее.

Товары для профессиональных спортсменов в России просто не производят. Еще раз напомним данные Минпромторга: отечественные производители обеспечивают потребности профи на 2-4%.

Для них нужна экипировка гораздо более высокого технологического уровня. Ее производство требует больших вложений в инновации, при этом круг потребителей таких товаров гораздо уже, а конкуренция с большими западными брендами – даже сейчас – значительна.

Теоретически организовать производство профессиональной экипировки в России мог бы тот же «Спортмастер» – он уже много лет сотрудничает с Ассоциацией мини-футбола России, выпустил сертифицированный ФИФА мяч под брендом Demix. Но большой выгоды в этом компания не видит.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

«Производство профессиональной экипировки и инвентаря – это рынок мировых брендов, – говорит гендиректор «Спортмастера» Сергей Агибалов. – Они работают по всему миру, заключают напрямую контракты со спортивными федерациями разных стран. И когда, например, гимнастки собираются на международных стартах, они знают, что у них мячи и ленты одной и той же фирмы. Это не очень массовое производство, и это одна из причин, почему профессиональная экипировка такая дорогая.

Массовый рынок другой – здесь хватает места для локальных производителей. Профессиональный количественно ограничен, есть понятный потолок, в который ты упрешься. К тому же он фрагментирован – есть много видов спорта, федерации, которым нужны совершенно разные виды экипировки и оборудования. А массовый и детский спорт дают почти безграничные возможности для роста и развития».

Такой подход разделяет и уже упоминавшийся производитель лыж STC из Балабаново Калужской области, который по объемам производства в штуках превосходит любую иностранную компанию. «Балабаново закрывает массовый запрос, но нам еще очень далеко до того, чтобы удовлетворять потребности сборных, – рассказывает Sports.ru владелец компании KV+ (лыжная экипировка) Тауф Хамитов. – У них в теории стоит выбор: или мы попробуем сконструировать и продать 500-1000 пар для высшего уровня, или будем, как и раньше, делать 500 тысяч пар для населения. Они прекрасно производят и продают 500 тысяч пар на массы – это их работа, линия идет, штампуются лыжи».

Хоккей – та же история. Российские производители экипировки говорят, что технологические возможности позволяют им выпускать вещи уровня канадских Bauer и CCM. Однако в реальности наши компании сосредоточены на товарах для любителей, так как в этом сегменте выше спрос, ниже зависимость от импортных материалов.

«Например, CCM использует материал D30, – рассказывал РБК Спорт генеральный директор производителя российской хоккейной формы и аксессуаров Mad Guy Павел Петров. – У небольших брендов нет возможности использовать такие технологии, так как это дорого. К тому же у нас небольшие объемы производства».

«Хоккей – дорогой вид спорта. Комплект экипировки стоит 70-100 тысяч для полевого игрока, а для вратарей – еще больше. Что будет в следующем сезоне и какие цены будут в магазинах, которые продают хоккейную экипировку, представить сложно. У нас по клюшкам есть компания «Заряд» [принадлежит хоккеисту «Ак Барса» Данису Зарипову – Sports.ru], которая предлагает более-менее качественную продукцию, которой пользуются любители. А вот сведений об [отечественных] производителях, которые делают качественную нательную экипировку, у нас нет», – рассказал в марте исполнительный директор Ночной хоккейной лиги Алексей Патраков.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

В видах спорта, где результат определяют сотые доли секунды, качество экипировки – часто решающий фактор. 

А как было раньше, когда наш спорт не был вписан в глобальную спортивную экономику? Легендарный советский легкоатлет Валерий Борзов – единственный в СССР, кто брал золото Олимпиады в беге на 100 метров (на Играх 1972 года в Мюнхене) – в автобиографии описывал подход к усовершенствованию шиповок.

«Я попросил для себя шиповки с жестким капроновым задником, который бы не позволял ноге проезжать внутри туфли при отталкивании ни на один сантиметр. Просьба эта вовсе не была моим капризом. Я, например, знал, что 100 м преодолеваю за 46 шагов. Несложный расчет показывает, что если в каждом шаге за счет растяжения туфель нога при выполнении отталкивания будет сползать всего на 1 сантиметр, то я таким образом потеряю 46 см пути, не считая того, что при этом буду еще и посылать усилия в катящуюся назад опору (а это напрасная трата дорогой энергии). А что такое 46 см в современном спринте? Это время равное 0,05 сек. Цену такой потери можно себе представить, если вспомнить, что на Московской Олимпиаде ничтожный промежуток времени – 0,24 секунды – отделял первого участника от четвертого. Так «мелочь» оборачивается потерей самого дорогого в спринте – времени».

Фирмой, которая выполняла индивидуальный заказ Борзова, была западногерманская adidas. Она же одевала и других звезд советского спорта. Ветераны часто вспоминают, как добывали импортную экипировку (обычно обувь), ведь она была на порядок лучше отечественной продукции. Иногда даже приходилось идти на риск.  

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Сборная СССР по футболу во главе с Львом Яшиным (стоит третий слева) готовится к вылету на Кубок мира-1966

«Конечно, мы все время пытались раздобыть фирменные бутсы. Adidas и Puma тоже были заинтересованы, чтобы лучшие игроки СССР играли в их продукции, и пытались установить с нами контакт, когда мы выезжали за границу, – вспоминал в интервью «Советскому спорту» Виктор Понедельник. – Но с нами ездили КГБшники – следили, чтобы никаких контактов с иностранцами не было. Приходилось конспирироваться. Помню, как в 63-м или 64-м Воронин, Валя Иванов и я улизнули на какой-то базар, подъехала машина, мы сели, подписали соглашения, получили по 200-300 долларов – тогда были немыслимые деньги. За это мы должны были фотографироваться в их бутсах. Естественно, нам выдали две пары – с шестью шипами и тринадцатью. Плюс форму, костюм, сумку».

«Я купил adidas в Париже в 61-м, – рассказывал форвард «Спартака» и сборной СССР Юрий Севидов. – В 62-м в них стал лучшим бомбардиром (16 голов) и чемпионом страны. В 63-м забил 15 мячей в чемпионате и с десяток на Кубок. На бутсах тогда уже была заплатка на заплатке. В 64-м пришлось выбросить. Очень жалко было. Эти бутсы можно было завязать узлом – настолько гибкая подошва была, хотя и кожаная».

Советская промышленность так и не наладила выпуск профессиональной спортивной экипировки. К производству подключали предприятия военно-промышленного комплекса и химической промышленности – в случаях, когда речь шла об инвентаре из резины и пластмассы. Спортивную обувь выпускали экспериментальные фабрики на базе предприятий, выпускавших до этого валенки и кирзовые сапоги – спрос на них в послевоенном СССР снижался. Они освоили выпуск менее сложных моделей – для борцов, штангистов, боксеров. Что-то близкое по качеству к западным бутсам и шиповкам сделать не удавалось.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

1955 год, товарищеский матч СССР – Франция (2:2): нашу команду выводит на поле капитан Игорь Нетто

Во многих советских футбольных командах был профессиональный сапожник, который шил бутсы под каждого игрока. Недостаток такой кустарной обуви – она растягивалась и увеличивалась на размер. Чтобы решить проблему, сапожник шил бутсы на размер меньше, и у молодых игроков была негласная обязанность их разнашивать для лидеров.

Экипировка и в других видах спорта была не лучше. 

«В СССР продавались ленточки разных цветов – пятнадцать копеек за метр. Иностранцы ими очень интересовались. Западные ленточки были синтетические, они прилипали к ковру, и с ними было очень сложно работать, – вспоминала в интервью «АиФ» первая советская олимпийская чемпионка (ОИ-1988 в Сеуле) по художественной гимнастике Марина Лобач. – Мы покупали ленты и обменивали, например, на японские и немецкие мячи. У нас были обычные резиновые мячи, с которых мы наждачной бумагой стирали пупырышки. Некоторые даже красили лаком. Большой удачей считалось достать западный купальник. Они были эластичными, красивыми, в них было очень удобно. У нас таких не шили».

В хоккее – самом популярном спорте СССР 1970-х – тоже охотились за импортной экипировкой. Из отечественной продукции котировались щитки и другие средства защиты, а все остальное было заграничным. С 1960-х по линии Госкомспорта закупались клюшки шведской фирмы Jofa и финской Koho. Но доступны они были далеко не всем.

Низкого качества были и советские шайбы. «Бывает, бросишь шайбу на лед, а она подпрыгивает выше тебя, – вспоминал хоккейный тренер Владимир Бовинов. – Во время игры они стачивались, видимо, качество резины было такое. Превращались в овалы».

Доходило до смешного. Перед началом Суперсерии-1972 канадцы подарили игрокам сборной СССР элементы экипировки, потому что их форма выглядела несолидно для матчей такого статуса.

«Канадцы посмеивались над нашей формой. Мы действительно немножко убогие вышли, – рассказывал участник Суперсерии, защитник Александр Гусев в книге «Валерий Харламов». – Хорошо, что канадцы нам трусы выдали, перчатки Cooper, еще кое-какую форму. А в майках мы в своих играли. Они бы нам и майки хорошие сделали с надписью «СССР», но нет, наши руководители сказали: «В своих играть будем». Клюшки гнули сами. Три штуки настрогаешь, так за игру сломаешь их все. Их нам выдавали, а они постоянно ломались».

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Александр Гусев (№2) отметился в Суперсерии-72 важным голом – в победном матче (5:4)

В 1979-м в Госкомспорте де-факто признали, что советская промышленность не способна производить все товары для спорта высших достижений. И в результате подписали контракт, по которому до 1985 года 14 сборных команд СССР выступали в обуви adidas.

В докладной записке, подготовленной Госкомспортом для ЦК КПСС, подчеркивалось, что «отечественное производство ввиду отсутствия опыта, специальных химических материалов, искусственных кож, оборудования и т. д. в настоящее время не готово к выпуску конкурентоспособной спортивной обуви».

Удивительно, но в документе, выпущенном правительством России спустя 40 лет, перечислены, по сути, те же самые проблемы.

В стратегии развития спортивной индустрии до 2035 года список недостатков отечественных производителей спорттоваров занимает целую страницу. Если резюмировать:

– предприятия, существующие еще с советских времен, морально и технически устарели;

– денег на их модернизацию и разработку инновационных товаров нет;

– специалистов высокого класса, которые могли бы разрабатывать спорттовары нового поколения, тоже нет; и не предвидится из-за того, что никто не готов такие разработки финансировать;

– не хватает или нет отечественных материалов, комплектующих и технологий, которые можно было бы использовать для создания конкурентоспособных продуктов. Очень многие материалы и компоненты – исключительно импортные;

– проблемы со сбытом: отечественный рынок продукции для профессиональных спортсменов узок, а на экспорте эти товары мало кому нужны;

Ситуация – неудивительная. В докладе Общественной палаты о состоянии отрасли упоминается, что уже более 30 лет в России не ведутся НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) «перспективных конкурентоспособных образцов» спорттоваров. «Например, в стрелковом спорте основу инвентаря составляют модели производства времен СССР и импортные образцы», – говорится в докладе. Там же отмечается, что производство спортинвентаря было сосредоточено на предприятиях, «составляющих в настоящее время основу военно-промышленного комплекса и ориентированных на Гособоронзаказ».

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

По мнению чиновников, именно развитие экспортного потенциала – ключевой фактор успеха импортозамещения в спорте. В правительственной программе заложены конкретные цели: увеличить долю экспортируемых из России спорттоваров с 3,2% до 15% к 2035 году. По прогнозу, в деньгах это 220 миллионов долларов.

Дело не только в заработке или престиже – производство профессиональной экипировки и оборудования только для локального рынка вряд ли рентабельно даже с учетом ухода иностранцев. А отсутствие сильных конкурентов неминуемо ведет к деградации и снижению качества – это правило работает и в спорте, и в бизнесе.

Сейчас сложно представить, что за российскими спортивными товарами выстроится очередь из иностранных покупателей. Но в правительстве продолжают настаивать на выполнении выбранной стратегии. «Нам нельзя оставаться в изоляции – российский рынок для спортивного оборудования и технологий недостаточно емкий, чтобы окупать производство только за счет него. Совершенно точно нужно будет находить пути, чтобы выходить со своими товарами на внешний рынок», – заявил вице-премьер Дмитрий Чернышенко на июньском экономическом форуме в Петербурге.

Своя профессиональная экипировка – далекое будущее, а вот уход Nike, adidas и Puma – настоящее. В начале марта компании заявили о приостановке работы магазинов в России на неопределенный срок.

В июне речь шла уже не о приостановке, а, вероятно, о полном уходе. Предположения, что это блеф, так как никто не рискнет гигантскими заработками ради политики, легко бьются показателями. Nike российский рынок давал 1% от глобальной выручки, писал РБК со ссылкой на представителей компании. Для adidas – 1,2%. Наибольший показатель был у Puma – 5% (но он учитывает консолидированные продажи в России и Украине).  

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Впрочем, вещи этих фирм какое-то время еще можно будет купить в магазинах их российских партнеров, убедился Sports.ru.Совладелец экипировочного центра Footballmania Сергей Акимов, который продает экипировку под ключ в том числе и клубам РПЛ, говорит, что запасов хватит на сезон.  

«Все поставки товаров в Россию от крупных производителей экипировки действительно приостановлены – сейчас распродается все то, что успели ввезти. Если говорить про экипировку для профессиональных и любительских футбольных клубов, то на ближайший сезон запасов хватит, проблем не возникнет», – утверждает Акимов в разговоре со Sports.ru.

Выходом для профессиональных клубов и спортсменов может стать параллельный импорт. В конце мая группа депутатов из Комитета по спорту предложила добавить экипировку и спортивное оборудование в специальный список Минпромторга (что именно разрешено для параллельного импорта в Россию). Смысл этой схемы: российские компании закупают товар не напрямую у владельцев бренда, а, к примеру, у крупных оптовиков, а затем ввозят в Россию через транзитные страны – ОАЭ, Азербайджан, Казахстан. Выходит заметно дороже, но других вариантов нет. Пока в правительстве разрешили поставлять по такой схеме только форму.  

Сергей Акимов из Footballmania говорит, что даже эта схема не позволит восполнить ушедшие товары в полном объеме. По его словам, штаб-квартиры Nike, adidas и Puma контролируют логистические цепочки поставок на ту или иную территорию и просто не допустят отгрузок через такую схему.

Для команд РПЛ проблема поиска новых поставщиков экипировки тоже отложена, несмотря на то, что в форме от трех ушедших брендов в сезоне-2021/22 выступали 11 из 16 команд. Как показало исследование Sports.ru, реальные и большие выплаты от технического спонсора получали только «Зенит» и «Спартак» (в обоих случаях – Nike). Остальные покупали форму у посредников вроде Footballmania или же заключали договор с брендом, по которому получали определенное количество комплектов бесплатно. 

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Нынешняя ситуация всех уравняла. Денег от больших брендов теперь не получит никто, а главная задача – найти новых партнеров. Характерная примета времени: партнером целого ряда российских клубов стала компания Wildberries. И если контракты с футбольными ЦСКА и «Динамо» были подписаны еще до начала СВО (в 2020 и 2021 году соответственно), то в 2022-м партнерами крупнейшего российского интернет-ритейлера стали  «Спартак», «Зенит», «Крыльев Советов», а также хоккейный «Ак Барс». 

И такое партнерство неслучайно, теперь Wildberries – поставщик формы, посредник между клубами и большими брендами, которые не могут работать с Россией. По крайней мере – напрямую.

Но это не единственный вариант для команд раздобыть форму. Ее можно купить у менее раскрученных фирм из стран, не вошедших в список недружественных. Или даже из стран Европы, где на сотрудничество с российскими компаниями смотрят лояльно. 

Желающие экипировать команды РПЛ и ФНЛ уже есть, утверждает Акимов. «На протяжении нескольких месяцев фиксируем повышение активности брендов спортивной экипировки из Европы, Турции и Азии, которые ранее были не так масштабно представлены в России, как Nike, adidas и Puma. Мы уже провели переговоры с представителями брендов из Испании, Италии, Турции. Они понимают, что для них это возможности занять освободившиеся места на российском рынке». 

Например, зайти в Россию может турецкий бренд Bilcee, который создает экипировку для «Истанбула» из местной Суперлиги. По словам Акимова, турки готовы разработать для клубов РПЛ и ФНЛ эксклюзивные линейки формы на сезон-2023/24. При этом Footballmania развивает и собственное швейное производство в Москве. «Задача – в течение двух лет выйти на уровень турецких компаний», – говорит Акимов.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

Большие клубы на российских производителей всерьез не рассчитывают. Коммерческий директор «Спартака» Рустам Махмутов утверждает, что ни Demix, ни Zasport, ни Forward «пока не готовы выходить на нужный уровень формы».

Акимов признает, что сложнее всего будет заменить бутсы больших брендов: по качеству разрыв между Nike, adidas, Puma и всеми остальными – колоссальный.

Футбольная экипировка – лишь вершина айсберга. Представители многих видов спорта и спортивных федераций не могут найти адекватную замену иностранным товарам. И непонятно, кому адресовать претензии.

«Все, что сейчас в нашей спортивной индустрии приходит с Запада, невозможно заменить в одночасье. И возникает вопрос: где были [те, кто мог заменить] в последние тридцать лет, когда были возможности все это делать, почему не было поддержки со стороны государства для того, чтобы все это наладить у нас внутри? И почему только сейчас, когда мы оказались в ситуации тотальной изоляции, мы стали задаваться этими вопросами?» – недоумевает коммерческий директор КХЛ Павел Астахов.

Сложнее всего ситуация в тех видах, где производством профессионального оборудования занимаются одна-две компании – и все они из списка недружественных стран. Например, глава Федерации керлинга России Дмитрий Свищев рассказал, что поставки гранитных камней к нам приостановлены. Их крупнейший производитель – шотландская Keys Curling, работающая с 1851 года.

В России нет дефицита гранита. Но делать из него спортинвентарь для керлинга не получается, хотя мог бы выйти неплохой бизнес: комплект из 8 шотландских камней стоит 1,5 миллиона рублей. Но поставлять гранитные бордюры по госзаказам проще и выгоднее. «В России тоже пробовали [камни для керлинга] делать, – рассказывала в интервью «Матч ТВ» российская керлингистка Анна Сидорова. – Знаю, что добывали гранит из Уральских гор. Но эти камни не выдерживали долго и раскалывались».

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

В биатлоне тоже сложно. Да, мелкокалиберные винтовки – не ракетные комплексы, но сейчас ввезти их в Россию из Германии почти нереально.

«В марте было большое совещание с участием Минспорта, Минпромторга, перед которым представители спортивных федераций подготовили информацию о том, продукцией каких российских заводов могут пользоваться наши спортсмены. Да, у нас есть проблема с лыжами. Да, у нас есть проблема с винтовками. И если лыжи каким-то образом можно провезти через Казахстан, Беларусь, Китай, то с винтовками и патронами это сделать невозможно», – признался исполнительный директор Союза биатлонистов России Александр Пак.

Большинство биатлонистов в мире, включая многих российских, используют немецкие винтовки Anschutz. Сама винтовка может служить достаточно долго, однако требует сервисного обслуживания, которое проводят в Германии. К ней закупаются патроны финской фирмы Lapua, разработанные специально под нее – заменить их другими невозможно.

Российский концерн «Калашников» выпускает биатлонную винтовку «БИ-7-4» на ижевском заводе «Ижмаш». Это оружие тоже используют топ-спортсмены, причем не только российские – с ижевской винтовкой, например, выступала знаменитая немецкая биатлонистка Кати Вильхельм. В последние годы отечественное оружие использовало все больше молодых российских спортсменов, но полностью перевести всех российских биатлонистов с немецких винтовок на российские невозможно. Дело в том, что спортсмены с юниорского возраста используют один и тот же вид винтовки и перейти безболезненно с одной на другую физически очень трудно – снижение результатов в стрельбе при таком переходе практически гарантировано.   

Винтовками и патронами сложности биатлонистов не ограничиваются. «В прошедшем сезоне у СБР был позитивный опыт использования отечественных парафинов и мазей – часть олимпийских медалей на Играх в Пекине мы завоевали на продукции российских производителей, которую отобрали благодаря совместному проекту СБР с Инновационным центром ОКР. На создание другого инвентаря элитного класса уйдут не просто годы – возможно, десятки лет», – признает глава Союза биатлонистов России Виктор Майгуров.

Проблемы возникают и в относительно массовых видах спорта. В легкой атлетике доля российского инвентаря – где-то около нуля. «Сейчас остановилось вообще все. Невозможно ничего организовать. И российских аналогов у инвентаря, который нам нужен, нет. Даже для проведения внутренних соревнований необходимо оборудование с сертификатом World Athletics. А оно все импортное. Даже элементарные ядро, копье, молот, не говоря уже про барьеры, ямы для прыжков в высоту или сектор для метаний – это все импортное», – говорила в марте «Фонтанке» президент петербургской Федерации легкой атлетики Юлия Тарасенко.

Российский спорт без иностранных товаров – утопия. Исследование Sports.ru

И так практически во всех видах спорта: в художественной и спортивной гимнастиках, в бобслее и санном спорте, в прыжках на лыжах с трамплина и многих других. 

В России с 2009 года по инициативе Владимира Путина проводится масштабный форум под названием «Россия – спортивная держава» – там демонстрируют достижения российской спортивной индустрии. А в этом году выяснилось, что держава не может обеспечить собственных спортсменов далеко летящими копьями, быстро бегущими лыжами или коньками. 

Так что отстранения от международных соревнований – не единственная наша проблема. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × 1 =