Самая странная победа «Спартака» в Питере: Березовского подозревали в сдаче, собирали КДК, а Садырина наказали за обвинение

«Зенит» против «Спартака» – это всегда главная игра тура, даже когда одна команда лидирует, а вторая идет на седьмом месте. 25 лет назад все было наоборот: лидировал «Спартак», а в середине таблицы шел «Зенит».

Но тот матч получился настолько скандальным, что эхо гуляет до сих пор. 

Перед последним туром в чемпионате России-1996 установилось двоевластие – лидировали чемпион предыдущего сезона «Алания» Валерия Газзаева и гегемон 90-х «Спартак» (на тот момент Георгия Ярцева). Обеим командам предстояло сыграть с соперниками из середины таблицы: владикавказцы принимали нижегородский «Локомотив», а москвичей ждал выезд к «Зениту».

И если в домашней победе «Алании» почти никто не сомневался, то «Спартаку» предстоял непростой матч. Клуб из Санкт-Петербурга тогда был далек от нынешнего статуса, но все решали детали. Для их понимания нужно вернуться на год раньше – в 1995-й. Тогда «Зенит» еще играл во втором дивизионе, где его возглавил Павел Садырин, который в 1984 году подарил Ленинграду единственное союзное золото.

Сразу после возвращения Садырин заявил: «Хочу выйти в Высшую лигу и обыграть там «Спартак». Соперничество обострялось из-за прохладных отношений тренера с президентом «Спартака» Олегом Романцевым, которые испортились во время работы Садырина в сборной России. После Садырина команду принял как раз Романцев, поэтому в сезоне-1996 он и не тренировал «Спартак». Но зато оставался руководителем клуба. 

Поставленные цели Садырин выполнил быстро: с ходу вернул «Зенит» в вышку, а в первом круге неожиданно увез выездную победу у «Спартака» (2:0). 

Самая странная победа «Спартака» в Питере: Березовского подозревали в сдаче, собирали КДК, а Садырина наказали за обвинение

Однако что может быть лучше, чем вторая победа за сезон над принципиальным соперником, которая еще и лишит его чемпионства? 

«Спартак» приехал в Петербург с потерями: не могли сыграть Ананко, Цымбаларь и Кечинов. Заполненный «Петровский» сразу же погнал свою команду вперед – и в первой же атаке полузащитник «Зенита» Игорь Данилов открыл счет. 

Для «Спартака» все стало еще тревожнее, когда «Алания» повела в параллельном матче. Москвичи отыгрались на 33-й минуте – Андрей Тихонов со штрафного положил в ближний угол. А после перерыва «Спартак» вытащил Егор Титов, который точно пробил из-за пределов штрафной. Есть очень важная победа – 2:1.

Но в обоих голах максимально неубедительно сыграл голкипер зенитовцев Роман Березовский. Сначала занял сомнительную позицию и прыгнул без вытянутых рук, а затем снова не выручил, поскользнувшись на неровном поле. Именно эти грубые ошибки и спасли тогда «Спартак»:

В защиту Березовского стоит отметить, что он несколько раз спас «Зенит» в более сложных моментах. Но два результативных фэйла удивили даже авторов голов.

Вот как эпизод после матча описывал Тихонов: «Мы получили право на штрафной. Бить по воротам было неудобно, но я обратил внимание, что Березовский неправильно выстроил стенку. Да к тому же сам занял неверную позицию. Не скажу, что удар у меня получился блестящим, скорее вратарь в этом эпизоде сыграл неудачно».

А это уже комментарий Титова: «Один из зенитовских защитников выбил мяч прямо мне на ногу. Получив неожиданный подарок, я с шага нанес удар в дальний угол. Бил зряче, хотя повезло, что у вратаря в последний момент поехала опорная нога».

В оставшееся время «Зенит» создал несколько неплохих моментов, а в концовке на судью Николая Фролова едва не напал выбежавший болельщик. Ему явно не понравилось, что арбитр не назначил пенальти после падения Дениса Зубко. 

«Алания» в параллельной игре победила 3:1, но затем в золотом матче проиграла «Спартаку» 1:2. Титул москвичам принес гол Тихонова – и тут снова не обошлось без вратарской ошибки. 

«Что, и «Аланию» мы купили?» – говорили потом спартаковские болельщики.

«Зенит» мог финишировать седьмым, но поражение отбросило его на десятую строчку. Как выяснилось позже, это важная деталь в вопросе выплаты премиальных.

Разговоры о возможной продаже игры пошли сразу, но какое-то время никто не выступал открыто. «Зенит» занялся внутренней войной между Садыриным и президентом клуба Виталием Мутко. Вскоре после поражения от «Спартака» с популярным у болельщиков тренером не продлили контракт. Фанаты протестовали даже на Дворцовой площади, а тренер и акционеры публично обвиняли друг друга во всех грехах – вплоть до организации договорняков. 

После этого Садырин ушел в ЦСКА, прихватив с собой Максима Бокова, Владимира Кулика и Дмитрия Хомуху. Березовский тоже чуть не ушел с ними. Для него все громыхнуло в феврале 1998-го. Экс-форвард «Зенита» Сергей Дмитриев дал интервью питерскому журналу «Калейдоскоп», которое сопроводили  броским заголовком: «Игру сдал один человек. Он отнял у каждого игрока «Зенита» 20 тысяч долларов премиальных».

Фамилию не назвали, но в этом как будто и не было необходимости. Тему подхватила программа «Футбольный клуб», после чего КДК РФС не оставалось ничего другого, как объявить о начале расследования.

Дальше – больше. Накануне заседания КДК сам Садырин . Там уже появились детали: «Сразу после того матча со «Спартаком», видя слезы Березовского, я не верил, что он мог сдать игру. Хотя какие-то подозрения все-таки были. Ведь даже мальчишка не допустил бы таких ошибок, которые допустил тогда Березовский. В течение прошлого года мне не раз напоминали об этой истории, но каждый раз я отказывался верить в виновность вратаря. Но когда недавно на израильском сборе все это подтвердили игроки ЦСКА, выступавшие в свое время за «Зенит», я понял, что это не слухи. 

Не хочу бросать тень на «Спартак», на его руководство, но не исключаю, что на нечестный поступок могли пойти какие-то люди, заинтересованные в победе «Спартака». Им было необязательно выходить на Березовского, они могли выйти на президента «Зенита» Мутко. Скорее всего, именно так и было. Ведь Мутко, как это ни странно звучит, был больше других заинтересован в поражении своего клуба. В случае проигрыша с него снимался ряд условий, которые он должен был выполнить перед игроками. Прежде всего, это касалось премиальных.

За седьмое место, которое мы могли занять, игроки получали одни деньги, за десятое – совсем другие. Система премиальных, которую мы же и придумали, была весьма простой. Во время сезона в случае победы каждый в команде получал лишь 50% оговоренной суммы премиальных. Если бы «Зенит» по итогам чемпионата попал в десятку, то футболистам полагались оставшиеся 50% за каждую победу. А окажись команда, скажем, на 11-м месте, то они вообще ничего бы больше не получили. В случае седьмого или восьмого места премиальные умножались на коэффициент 1,5.

Я бы никогда не стал утверждать, что Березовский сдал матч, но, как говорят игроки, он сам признался в этом… Об этом все они говорят – и Артур Белоцерковец, и Игорь Зазулин, и наши – Хомуха, Кулик, Боков. Придумать такое трудно. Сдал ли Березовский игру по приказу Мутко? Да, я так думаю. Ведь он, кроме всего прочего, был заинтересован в том, чтобы меня уволить. В случае поражения команда формально не выполняла задачу – занять седьмое место. Кстати, идея с седьмым местом исходила прежде всего от меня, хотя по большому счету я мог вообще не ставить никаких задач. В контракте, который я заключал с клубом в 1995 году, было следующее условие: за два года «Зенит» должен выйти в высшую лигу. Получается, мы шли с перевыполнением плана, но я посчитал нужным нацелить команду на седьмое место, а не быть балластом в высшей лиге. И наша премиальная система была рассчитана как раз на такой план».

Самая странная победа «Спартака» в Питере: Березовского подозревали в сдаче, собирали КДК, а Садырина наказали за обвинение

Примерно тогда же «Коммерсант», опираясь на слухи, добавил подробности: «Первоисточник нам неизвестен, но суть такова. Якобы Березовский сдал игру, но потом раскаялся, пришел в команду и, плача, кинул на стол полученные за пропущенные голы деньги – 30 тысяч долларов. Говорили также, что «Алания» предлагала «Зениту» за то, что он сделает хотя бы ничью, гораздо большие деньги – 250 тысяч долларов (что, кстати, вполне законно). Но на всех».

«Алания», если и мотивировала «Зенит», то скорее не напрямую, а через главу пивоваренной компании «Балтика» Таймураза Боллоева – выходца из Северной Осетии, который, конечно, хотел чемпионства владикавказцев. В те годы его компания была крупнейшим налогоплательщиком Петербурга и спонсировала «Зенит». Он-то и предложил команде 250 тысяч долларов за очки в игре со «Спартаком».

Но денежной мотивации игроки «Зенита» так и не дождались – помешало  противостояние Мутко и Садырина. Об этом рассказывал комментатор Геннадий Орлов: «Мутко был в гневе от того, что все это было проведено не через него. Ведомости на премию еще до игры получал Георгий Вьюн – второй тренер. Пал Федорыч отправил к Боллоеву Вьюна. Мутко, узнав об этом, взвился, сказал что-то вроде: «Они там что, совсем оборзели?!»

Конечно, это было неправильно – президентом клуба был Мутко, и тренеры не должны были напрямую договариваться о премии со спонсором. И Виталий Леонтьевич пошел на принцип: мол, никаких дополнительных премий не будет. После чего последовали странные голы в ворота Березовского. Хотя точно знаю, что после матча Рома плакал – мне Садырин рассказывал… А Боллоев от дальнейшего спонсорства «Зенита» отказался».

Евгений Шейнин, в то время работавший администратором клуба, выделил главную проблему во взаимоотношениях Садырина и Мутко: «Садырин еще не понимал, что времена изменились, и главный человек в клубе – уже не тренер, а президент».

Самая странная победа «Спартака» в Питере: Березовского подозревали в сдаче, собирали КДК, а Садырина наказали за обвинение

20 лет спустя после интервью Дмитриева история все еще цепляла ее участников. Экс-капитан «Алании» Инал Джиоев в разговоре со Sportbox.ru обвинил «Спартак» в кабинетном чемпионстве: «Ты можешь пообещать команде премию, чтобы она победила, но не можешь дать денег, чтобы она слила. А «Спартак» это сделал. Это не по-мужски. За такие вещи надо судить. Можно сказать, что выиграли чемпионство в кабинете. Там же даже на КДК вынесли, что некоторые футболисты «Зенита» сливали, но все замяли. Кому «Алания» нужна? Я считаю, что мы стали чемпионами в 1996 году. Мы заслуживали этого даже больше, чем в 1995-м».

Джиоева возмутило и то, в каких условиях  «Алания» и «Спартак» играли золотой матч: «Тогда в итальянском и немецком чемпионате команды набрали одинаковое количество очков, чемпионство взяла команда с наибольшим числом побед. Почему у нас этого не сделали – непонятно. Золотой матч придумали и ввели по ходу сезона. Но это не самое обидное.

Москва и Владикавказ. Значит, матч должен был пройти где-то между этими городами, правильно? Чтобы болельщики были в одинаковых условиях. Сочи, Ростов – пожалуйста, но нет. Нас загнали за Москву – в Питер. Это было нечестно. Если бы там не было стадиона у «Зенита», то нас бы загнали в Северный Ледовитый океан. Зимой они решили играть в футбол в Санкт-Петербурге. Хотя там дело не в футболе было вообще, им там даже не пахло. Полный стадион их болельщиков, за нас болело 10 человек. Это что такое?»

РФС достаточно быстро замял скандал. Дмитриев не ходил на все заседания КДК, а Садырин отказался от своих слов, поэтому оба остались крайними. Футболисту вынесли 6-месячную дисквалификацию, тренеру – такую же условную. 

Дмитриев, у которого после всей этой истории карьера пошла на спад, только пожалел о сказанных словах: «Давая то интервью, я никого напрямую не обвинял. Сказал только: мол, по городу ходят разговоры, что игра была сдана. А все тут же подхватили – и раздули из моих слов невесть что. 

Самая странная победа «Спартака» в Питере: Березовского подозревали в сдаче, собирали КДК, а Садырина наказали за обвинение

Потом уже Павел Федорович дал конкретное интервью, но его дисквалифицировали условно, меня же на полгода лишили работы. Без суда и следствия! Наверное, сделали это потому, что я приехал на одно заседание КДК и сказал, чтобы все они пошли на три буквы. Непонятные люди, которым нечего делать в межсезонье, выдергивают меня с предсезонных сборов, начинают какой-то бред спрашивать… Я и не выдержал. После того, как мне вкатили полгода, можно было подавать на них в суд – и не сомневаюсь, что я бы выиграл дело.

Почему не подал? Да потому что решил уже потихоньку заканчивать карьеру. После дисквалификации на полгода пошел в ленинградское «Динамо», потом – в Смоленск. Затем Казаченок пригласил играющим тренером в команду второй лиги из Светогорска…».

Автор того самого интервью в «Калейдоскопе» Борислав Михайличенко тоже пожалел о публикации: «Вовсе не считаю это своей журналистской удачей. Скорее наоборот. Если отвернуть назад, вообще этого не делал бы. Зря поднял тему. Она навредила репутации и Садырина, и Дмитриева, и Березовского. После интервью Садырин, Мутко, Березовский начали рассказывать свои версии происшедшего, настаивать на своей правоте, и это та самая история, в которой все правы и все не правы. В итоге хорошие люди, которых я уважаю, оказались причастны к неприятной истории. Юридических последствий она иметь не могла. Победа над злом не была одержана. Сергей Дмитриев до сих пор со мной не разговаривает, даже не принимает в друзья в фэйсбуке».

А вот Березовский больше никогда не общался с Дмитриевым. С вратаря сняли все обвинения – в 1999-м он с «Зенитом» выиграл Кубок России. Чуть ли не впервые Березовский вспомнил про эту историю в интервью «Советскому спорту» в 2009-м: «Я был молодым парнем, 22-23 года. И на меня вдруг повесили таких собак! Именно вдруг. Разбирательства начались спустя год после игры, когда Дмитриева в «Зените» уже не было. Вместе тренировались, все было нормально. Общались как ни в чем не бывало, тот матч не вспоминали. Но стоило Бышовцу его из команды отчислить, проявился негатив. На «Зенит», на всех. Выходом стали надуманные обвинения в мой адрес.

Определенное время я переживал. Газеты, помню, читал, расстраивался. Сильно на меня ситуация давила. Но справился с ней еще в «Зените». Ребята, тренеры поддержали, я остался первым номером команды и, уверенно проведя сезон-1998, обо всем забыл… А после той истории со «Спартаком» я резко повзрослел».

Еще 10 лет спустя, в 2019-м, Березовский рассказал, как переживал после того самого матча: «Тогда мне слова никто не сказал. Люди видели меня и жалели. Сам съедал себя изнутри. Ехал на машине домой и думал, может быть, о стену со стыда удариться. Хорошо, что ни во что не врезался.

Самая странная победа «Спартака» в Питере: Березовского подозревали в сдаче, собирали КДК, а Садырина наказали за обвинение

Злой был до жути. Когда началась вся катавасия, был в Туркмении на сборе с «Зенитом». Бышовец меня вызвал и сказал: «Держись, против тебя начинается травля». Не сразу понял, что к чему. Потом прилетел, прочитал интервью. Даже собрали КДК по этому поводу, из-за которого позже других приехал на очередной сбор. Пришел Садырин, другие ребята. Но ни у кого язык не повернулся что-то плохое про меня сказать. В итоге Павла Федоровича попросили думать, что он говорит публично, а Дмитриева дисквалифицировали. Но шлейф все равно еще долго меня преследовал. Людям же не объяснишь. Было очень неприятно. Бог помог выйти из той ситуации». 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

1 × один =