Похоже, сбудется мечта болельщиков «Ньюкасла» – ненавистный Майк Эшли наконец-то продает клуб. Его покупает Фонд государственных инвестиций правительства Саудовской Аравии (PIF – Public Investment Fund). Это самый богатый формально частный фонд в мире.

Саудовцы все-таки покупают «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

По твиттеру гуляет картинка, которая показывает состояние новых владельцев «Ньюкасла» – более 75% от состояния всех остальных владельцев клубов АПЛ суммарно.

Саудовцы все-таки покупают «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

• Сделка уже заключена и одобрена АПЛ – осталось дождаться официального объявления, которое сделают, скорее всего, уже в четверг.

• PIF приобретает 80% акций «Ньюкасла». Рулить клубом, по всей видимости, будет глава PIF Ясир аль-Румайян, а главным бенефициаром и настоящим владельцем клуба считается наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман – самый влиятельный человек в стране и президент PIF.  Посреднику Аманде Стэйвли достанутся 10%. Еще 10% акций получат британские миллионеры Дэвид и Саймон Рубены.

• Эшли выручит от продажи «Ньюкасла» 300 миллионов фунтов. Такую сумму он пытался выбить из потенциальных покупателей все 14 лет – но получилось только сейчас.

• Аравийцы планируют инвестировать в команду крупные деньги уже с января – но будут делать это аккуратно, чтобы не нарушить внутренний английский фэйр-плей и требования УЕФА (потому что хотят в еврокубки).

Саудовцы все-таки покупают «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман

Правда, это долгосрочная перспектива – в этом сезоне надо остаться в АПЛ, в связи с чем своего поста может лишиться и Стив Брюс, а в Тайнсайд заедет более статусный специалист.

• Приоритетом для новых владельцев в первую очередь считается инфраструктура – Эшли почти не вкладывал в нее деньги, и за 14 лет она сильно устарела.

Формально АПЛ ничего не отменяла – PIF сам отозвал заявку. Финансовая комиссия лиги затягивала изучение документов из-за проблемы пиратства. Дело в том, что правами на АПЛ на Ближнем Востоке владеет катарский медиагигант beIN Sports.

Но Саудовская Аравия с 2017-го конфликтует с Катаром, а beIN на территории страны запрещен. Саудовцы придумали телеприставки BeoutQ: сигнал beIN и других каналов просто воруют и перепродают. BeIN – один из крупнейших партнеров АПЛ. Катарцы сразу были резко против саудовцев в «Ньюкасле», дошло до прямой угрозы разорвать контракт и не платить деньги.

Саудовцы все-таки покупают «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

Именно ликвидация этой проблемы и открыла путь к согласию. После назначения на пост министра информационной политики Маджида Аль-Касаби в переговоры с АПЛ вступили не только посредники вроде Аманды Стэйвли (она все еще при деле и будет какое-то время помогать аравийцам с управлением клубом), но и чиновники – по поручению наследного принца бин Салмана.

Саудовцы согласились на все требования АПЛ: за пару недель прикрыли все пиратские каналы, которые ретранслируют beIN, разрешили катарцам вещание в стране и предложили им 1 млрд долларов в качестве компенсации. Взамен лига ускорила процесс одобрения сделки по «Ньюкаслу».

Основные тезисы против покупки носят морально-этический характер. Понятно, что большинство болельщиков радуются – но не все. Например, журналист Channel 4 Алекс Томсон.

«Я с детства за «Ньюкасл Юнайтед», и сегодня утром я почувствовал себя плохо. Да, у Эшли не осталось времени, но он не убивает и не расчленяет журналистов, не отрубает людям головы и не относится к женщинам как к людям третьего сорта в промышленных масштабах. Во что, черт возьми, превратился «футбол»?» – написал он. И отказался болеть за тайнсайдский клуб: «Для вас это не пересекает черту желания оставаться частью чего-то. Для меня – пересекает».

Проблема покупки «Ньюкасла» саудовцами – так называемая проблема обеления репутации через спорт. Авторитарные режимы, к которым относят Саудовскую Аравию, инвестируют в западные компании и клубы, и это вызывает вопросы у правозащитных организаций, позиции которых в западном мире сильны. 

В первую очередь в мире до сих пор помнят про убийство журналиста Джамаля Хашогги, случившееся в октябре 2018-го. Именно Мухаммеда обвинили в организации, потому что что Хашогги жестко критиковал его и называл стиль управления авторитарным и в 2016-м был вынужден покинуть страну после бана на работу.

Саудовцы все-таки покупают «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

Хашогги был жестоко убит на территории посольства Саудовской Аравии в Турции. Он приехал в посольство, чтобы получить документ, необходимый для заключения повторного брака. Но его невесту Хатидже Дженгиз не пустили – и больше она Джамаля не видела. Его убили и расчленили на территории посольства, а затем вывезли в Саудовскую Аравию.

Бин Салман признавал свою косвенную вину, но называл убийство «непреднамеренным» – в итоге саудовское следствие нашло нескольких виновных работников спецслужб, которых и казнили, а дело на этом закрыли. 

«Всего через несколько дней после третьей годовщины убийства Джамаля ужасно узнать, что наследный принц находится на грани того, чтобы добиться желаемого: отмыть свою репутацию и запятнать имя спорта, – заявила Дженгиз. – Я задаюсь вопросом: что вдруг изменилось? По-прежнему нет справедливости в убийстве Джамаля. Я призываю Премьер-лигу не сдаваться сейчас – сейчас самый подходящий момент проявить мужество и принципиальность. Это покажет убийцам, что они не могут отмыть свои преступления. Лига должна подавать пример футбольным болельщикам и всем людям, чтобы они сказали «нет» убийствам».

Руководитель «Эмнести Интернешнл» Сача Дешмукх тоже раскритиковал АПЛ за одобрение сделки – не только из-за Хашогги, но и из-за нарушения прав человека в Саудовской Аравии: «Мы с самого начала говорили, что эта сделка – очевидная попытка саудовского правительства отмыть через спорт свои ужасающие показатели в области прав человека лоском топ-футбола. Владение «Ньюкаслом» – это управление имиджем наследного принца Мохаммеда и его правительства в той же степени, что и футбол.

При Мохаммеде бин Салмане ситуация с правами человека в Саудовской Аравии остается ужасной – критики правительства, борцы за права женщин, шиитские активисты и правозащитники по-прежнему подвергаются преследованиям и заключаются в тюрьму, часто после вопиюще несправедливых судебных процессов.

Саудовцы все-таки покупают «Ньюкасл». У большинства фанатов – праздник, у правозащитников – вопросы к АПЛ

Суд за закрытыми дверями над предполагаемыми убийцами Джамаля Хашогги был широко воспринят властями как часть более широкого обеления, и Саудовская Аравия обвиняется в целом ряде преступлений по международному гуманитарному праву во время длительного конфликта в Йемене.

Как и в «Формуле-1», элитном боксе, гольфе или теннисе, ассоциация с футболом высшего уровня является очень привлекательным средством ребрендинга страны или человека с запятнанной репутацией. Премьер-лиге необходимо лучше понять динамику обеления через спорт и ужесточить правила владения», – говорится в заявлении Дешмукха.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

3 + 2 =