«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

В 2019-м Кирилл Новиков – выигравший с молодежкой «Динамо» первенство дублеров, пришел спасать главную команду от вылета в ФНЛ после отставки Дмитрия Хохлова. Новиков дерзко заявил, что «Динамо» может сделать ставку на воспитанников, как в свое время «МЮ». В итоге «Динамо» с предпоследнего, 15-го места,  финишировало в зоне еврокубков. Одним из первых в основе засветился 18-летний центральный полузащитник Игорь Школик. Пока Захарян с Тюкавиным ждали своего шанса, Игорь выходил в старте на матч с «Краснодаром».

Сходу закрепиться в основе Школику не удалось и сезон-2021/22 он начал в аренде, в волгоградском «Роторе», бьющемся за сохранение прописки в ФНЛ. Павел Поляков связался с Игорем и узнал: как из забивного форварда переквалифицироваться в полузащитника, о запретах и штрафах за красный цвет в Академии «Динамо» и любимом теннисисте.

– На самом деле, часто. Пошло еще со школы, когда новые учителя зачитывали списки в журнале и произносили: «Школьник». В классе тут же все начинали смеяться. Сейчас тоже самое происходит с тренерами.

– Люди же не специально меня так называют, а просто путают. Когда ближе узнают, таких ошибок в произношении не допускают.

– Немного неловко себя чувствовал. Кстати, клички «школьник» никогда не было.

– Архангельцы?

– Архангелогородцы? Прикольно, не знал.

– Там все любят рыбу и любят рыбачить. Когда я был маленький, мой папа постоянно уезжал на рыбалку, на два-три дня. Они уходили на лодках в море и возвращались с полными мешками трески.

– У меня есть старший брат Сергей. Он уже взрослый, женатый человек. Вместе с отцом работает инженером – строит корабли, а моя мама – домохозяйка.

– Занимался вольной борьбой до 20 лет. Всегда был на хорошем счету у себя в городе, но потом пошли травмы и пришлось завязать.

– Вообще не строго. Помню, когда мы переехали в Питер и я пошел во 2 класс, то родители меня одного отпускали в школу. Часто выходил один играть в футбол, потому что родители знали, что никуда не уйду за пределы двора.

– Папа занимался строительством кораблей и ему выпал шанс переехать в Питер, и они с мамой уехали. Пока родители обустраивались, я целый год жил с бабушкой в Северодвинске. Брат в то время уже жил отдельно на квартире. Через год родители забрали к себе, а позже папа подтянул и брата.

В Архангельске не был уже 12 лет. У нас там осталась бабушка, но она всегда приезжает к нам на Новый год в Питер или подбирает время, когда я приезжаю в отпуск.

– Нет определенного блюда, просто обожаю мамину кухню и всегда наслаждаюсь, когда приезжаю в отпуск. На первом месте у меня: борщ, а еще обожаю пюре с курицей.

– Еще когда жили в Северодвинске я выходил во двор и видел, как ребята играют в мяч. Мне нравилось следить за ними и хотелось самому попробовать. Но там играли одни взрослые, и они меня не брали. Потом наступил момент, когда мне посчастливилось зайти и поиграть с ними во дворе. После этого постоянно просил бабушку выйти во двор и постоять со мной, потому что одного она не отпускала никогда.

Когда переехал в Питер, то тут уже мама начала отпускать одного поиграть во двор. Как-то в школе на урок физкультуры к нам пришел тренер из ДЮСШ «Локомотив» Санкт-Петербург. Он сделал такой мини-просмотр: дал пару упражнений и потом мы поиграли в футбол. Из всего класса выделил только меня. Дал визитку и сказал, чтобы родители ему набрали. Мама набрала и так начал заниматься в школе «Локомотива».

– Со мной в «Локомотиве» занимался один парень и его родители разузнали, что производится просмотр в СДЮШОР и сказали: «Пойдемте с нами». Пришли на просмотр и в итоге меня взяли, а этого парня нет. На следующий день был еще один просмотр, но уже в «Смене». Решил тоже сходить. На тот момент не знал, что есть два «Зенита» – СДЮШОР и «Смена». Только потом узнал, что «Смена» – команда, откуда ребята попадают в основной «Зенит».

В итоге опять меня берут, а друга нет. Родители говорят: «Куда больше хочешь?» Тогда у СДЮШОР было свое поле с искусственной травой, а «Смена» тренировалась в зале, т.е. через стены в футбол играли. Меня подкупило поле и выбрал СДЮШОР. Поиграл за них года два-три, а потом меня забрала «Смена».

– Мой 2001 год подавал мячи на матчах молодежного состава, а 2000 – основе. Мне это дело нравилось: смотришь на них – там все по-взрослому, только ребята помоложе. Как-то у 2000 года не набралось народа, и тренер позвал подавать мячи основе. Это было, как сюрприз для нас. Оказалось, что это матч «Зенит» – «Спартак». Когда выходили на стадион и расставлялись по периметру поля, то кайфовали от атмосферы, гула фанатов. В том матче «Зенит» выиграл 5:0. Помню, как забивали Канунников и Быстров, а Билялетдинов не забил пенальти в те ворота за которыми я стоял.

– Чистая постанова. Мы были еще маленькие и стеснялись, да и не знали, что говорить перед камерой. Корреспонденты говорят: «Давайте вы сценку разыграете». Они нам: «Давай, похвали его! – А ты, его!» И мы друг друга начали так сильно расхваливать, что не смогли остановиться. Получилось забавно.

Сейчас с Ярославом связь не поддерживаем, но в инстаграмме подписаны друг на друга. Он уже не занимается футболом. Живет обычной жизнью.

– Только Данила Прохин, который сейчас играет за «Сочи».

– Становишься старше, появляется хороший контракт и возникает много соблазнов. Начинают звать во всякие места. Кто-то переходил на гулянки, клубы. А мы все знаем, что это моментально становится помехой для футбола.

Понятно, что тебе кто-то может подсказать, как лучше сделать, но у каждого должна быть своя голова на плечах. Если человек хочет этих гулянок, то этого уже не избежать. Просто нужно меньше находится в окружение, заточенном на тусовки, и делать все с головой.

– В детстве я всегда играл нападающего и мне очень нравилась его агрессивная манера игры. Дрогба играл таранного форварда, причем не только забивал голы, но и партнерам ассистировал, работал в созидании опасных атак. А умение забивать из непростых ситуаций у ивуарийца просто высшее. Сейчас считаю лучшим центральным полузащитником мира бельгийца Кевина де Брюйне. Это футболист с другой планеты.

– Если ты талантливый, но не работаешь над собой, то тот, кто менее талантлив и каждый день работает над собой, будет лучше тебя.

– Блин, не могу сказать в процентном соотношении, но, думаю 50 на 50.

– Криштиану.

– Если бы все футболисты работали в таком режиме, то Криш не был бы лучшим. Мало футболистов, кто так сможет. Поэтому он до сих пор играет на таком уровне.

– Три года в «Зените» был лучшим бомбардиром по городу в своем возрасте. В конце каждого сезона у нас было награждение и мне выдавали статуэтку «Лучший бомбардир».

– Когда перешел в Академию московского «Динамо», мой тренер – Вадим Вячеславович Гаранин – решил, что мне лучше действовать в центре поля. Гаранин ставил такую игру, от которой все кайфовали – коротенький пас – тики-така можно назвать. Мне нравилось действовать из глубины, разыгрывать мяч, раздавать голевые передачи. Он много со мной беседовал, объяснял, что и как нужно делать на этой позиции. Еще сказал, что нападающие должны быть крупнее. В итоге понял, что мне действительно комфортнее играть в центре полузащиты.

– В «Смене» все устраивало, кроме того, что в чемпионате отсутствовала конкуренция. По сути мы всегда боролись с одной командой – СДЮШОРом. С остальными командами счета были по 4:0 или 5:0. Тяжело развиваться через такие игры. В Москве более сильный чемпионат и не было проходных игр. Может, одна-две, а все остальное – упорные матчи.

Сейчас сделали более интересные системы проведения турниров. Например, ЮФЛ – чемпионат среди академий профессиональных футбольных клубов со всей России. Крутая система. Теперь меньше детей из Питера будут задумываться о таких переходах.

– Они проявляли интерес. Вадим Гаранин постоянно звонил. На самом деле, не по первому звонку перешел, а все это длилось месяца три-четыре. Не решался из-за того, что был очень маленький и родители переживали, как буду один жить на базе. Я был не из таких детей, которым не нужно помогать в быту. Потом настал момент, когда решился. Надоело, что мне звонят и говорят: «Ну, когда ты уже приедешь?»

– Настоящий стресс. Когда приехал на базу, оказалось, что из своего возраста был один. Родителям разрешили зайти на базу, помочь мне разложиться, а на следующий день мы уже улетали с командой на сборы в Турцию. Разложили все по полочкам: конфеты, сладости оставили. Возвращаюсь обратно из Турции, а у меня уже ничего не осталось. Все сладости съедены, подушки и одеяла на кровати нет. Спрашиваю у ребят на год постарше: «А где всё? – Это – базовская жизнь. Привыкай.» Тогда я понял, что здесь не все, как дома.

– Директор Академии – Александр Юрьевич Кузнецов – постоянно следит за этим. Если на каком-то собрании увидит в красных кроссовках, сразу скажет: «Чтобы я тебя в этом не видел!» Еще говорили, чтобы мы всегда играли заправленные. Типа, интеллигентный стиль. Обязательно на игру выходишь: майка, заправленная в шорты, а если нет, то штраф давали – вычитали тысячу рублей из стипендии. Это был вечный спор между директором и футболистами. Мы говорили, что нам так не удобно, но его не пробьешь.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Не считаю, что каждая красная вещь что-то значит. Это – обычная вещь. Какая разница, какого она цвета? Понимаю, если наденешь вещь с эмблемой другой команды, то тут другой вопрос.

– Я с детства иду с бело-голубыми цветами. И в «Зените», и в «Динамо» это был для нас принципиальный соперник.

– Не было такого, чтобы говорили: «Вот, смотрите за ними. Берите пример». Все и так понимали, что ты ему сейчас мячи подаешь, а он так же, как и ты пару лет назад рос в Академии, жил на базе. Все ребята стремились проявить себя, чтобы заиграть за основную команду.

– Нас одних в город никогда не выпускали. Нужно было чтобы кто-то из взрослых забрал или родители позвонили и написали расписку под свою ответственность. В воскресенье нас стабильно, в два часа дня, забирал автобус от базы и отвозил в торговый центр «Мега» погулять, а в восемь вечера отвозил обратно. Мы там ходили по магазинам, в кино или ели в фуд-кортах.

Вечерами часто рубились в приставку на наказание «официант»: если выигрываешь, то приходишь на ужин, садишься за стол и начинаешь заказывать у проигравшего все что хочешь. Он в этот момент вообще мог сидеть есть, а ты специально его гоняешь. После ужина он убирает за тобой тарелки и относит на кухню.

– С Тюкавиным отыграл целый сезон, а Захарян пришел к нам позже. Помню, как проводили их посвящение. В одном из первых матчей Захарян забил, и они заходят в раздевалку, а им говорят: «Провели дебютный матч. Начинайте танцевать». Они как начали там танцевать. Весело было. Их все на телефоны снимали.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Еще видел его игры за Академию, когда был в дубле. Все говорили, что это талантливый парень. Он с первой тренировки в дубле начал проявлять лидерские качества: хороший пас, понимание игры, техника. В первой игре с «Тамбовом» отдал голевую и забил победный гол.

– Хорошо общаемся. Поздравляем друг друга с днем рождения или с забитыми голами. Недавно даже виделись с Арсеном в Москве. Он спокойно относится к шумихе вокруг него. Никакой звездной болезни не проявляет. Когда сидели в кафе, люди его узнавали, подходили сфоткаться и он никому не отказывал.

– Очень благодарен, что сделал нас чемпионами и не забыл про пацанов, когда возглавил главную команду. Первый матч в чемпионате РПЛ против «Уфы» запомнился на всю жизнь, эмоции были просто незабываемые. Кирилл Александрович выпустил меня на целый тайм, и мы выиграли 1:0. Матч был важный в плане того, что мы боролись за попадание в Лигу Европы. В следующем матче против «Краснодара» я уже вышел в старте, и наша команда снова выиграла.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Максимилиан Филипп. У него не все получилось в России, но сразу было видно, что это большой мастер. Его понимание игры, удары, передачи – он все делал на другом уровне. Такого в России ни у кого не видел. Еще выделялся Тони Шунич – качественный защитник. Он был такой массивный и в борьбе никому не уступал. Тони был главным шутником в команде. Он всегда смешно с акцентом разговаривал по-русски. Даже если он не говорил шутку, то уже все смеялись от его произношения.

– Это был его первый опыт на таком уровне. До этого он работал в академии и молодежных командах, и так сразу перескочить в такую топовую команду в России – это тяжело. Думаю, у него все еще впереди, и он еще покажет себя на уровне РПЛ. У него сейчас неплохо получается в «Нефтехимике». Хоть и перед командой не стоит задача выхода в РПЛ, но они стабильно идут в шестерке. Новиков играет своими молодыми пацанами, которые у него в «Динамо» начинали: Калугин, Денисов, Данилин, Москвичев.

– Когда получал первые зарплаты вообще их не тратил. Привык жить на стипендию, а эти деньги просто копил. Это был 2017 год, стипендию платили 7 тысяч рублей, а контракт в три раза больше. Как заключил контракт с основой, то там уже были другие суммы.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Не было. Я всегда покупаю то, что мне реально нужно.

– На шмотки тратил, но я же этим пользуюсь, поэтому не считаю, что это необдуманная покупка.

– Обувь Alexander McQueen за 40 тысяч рублей.

– Не так активно закупаюсь. Если мне очень сильно что-то нравится, то я возьму эту вещь.

– Мне достаточно суммы для того, чтобы снимать квартиру, нормально питаться, отправить что-то родителям и на свои нужды.

– Может чуть больше.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Приятно внутри было, что смог их отблагодарить за то, что они сделали. Потому что всегда они мне помогали, когда заканчивалась стипендия или на что-то не хватало. Думаю, и для родителей это гордость, что сын смог добиться чего-то в жизни.

– Потренировался у него всего полгода, но он – потрясающий тренер, отличный мотиватор и видно, что живет футболом.

– Это реально его любимое выражение. Когда на эмоциях постоянно твердит: «Шпилен интензив! Шпилен интензив!» На первых сборах с ним была очень тяжелая беговая работа. При выполнении упражнений даже были мысли, что хотелось сойти. Все терпели, но бежали до конца. В принципе беговая работа – это нелюбимое занятие футболистов, все больше любят тренировки с мячом.

– У него нет в команде игроков, на которых он вообще бы не обращал внимания. Когда я тренировался с основой, но игры проводил за «Динамо-2», для меня на следующий день была индивидуальная теория и мою игру разбирали. После таких разборов тактически сильно прибавляешь.

– Немножко переформулирую: лучше не забивать в ФНЛ «Балтике», а получать постоянную игровую практику и не важно: забиваешь ты или нет.

– Находился в отпуске и уже решил, что хочу уйти в аренду, чтобы регулярно играть и развиваться в футбольном плане. Появился вариант с «Ротором», тем более, его возглавил Дмитрий Валерьевич Хохлов, с которым мы работали раньше в «Динамо».

– Новиков звал в «Нефтехимик». Выбрал «Ротор», потому что у команды были большие амбиции. Наслышан о Волгограде, что это футбольный город, много болельщиков ходит на матчи и стадион Чемпионата мира. Хотелось поиграть в такой крутой атмосфере. Надо сказать, эти ожидания полностью оправдались. И стадион великолепный, и болельщики прекрасные. На данный момент не хватает только спортивного результата.

– Перед началом сезона думал, что особо сложного в ФНЛ для меня ничего не будет. Чем дальше уходил чемпионат, то понимал, что больше времени нужно уделять восстановлению, матч за матчем идет очень быстро. Можешь сыграть в Калининграде, а через три дня уже в Хабаровске играть. Если команда базируется не в Москве, то сначала долетаем до Москвы, а потом с пересадкой в какой-то город. Эти две пересадки сильно выматывают.

– Изначально сезон не задался: выдали рекорд по ничьим со счетом 1:1 или 0:0, потом пошли травмы. Перед зимней паузой у нас тренировалось 10 человек, а 12 лежало в лазарете. Доктора даже не успевали всем физиотерапию делать.

– Игровое время сократилось из-за отсутствия результата. Мы летели всем подряд. Тренер пытался найти оптимальный состав, способный закончить эту серию из неудач.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Честно, даже не представляю, как игрок может выйти на поле и специально сдавать матч. Что ему нужно делать? Просто в голове не укладывается. Я не замечал таких ситуаций и не верю, что такое возможно.

– Когда проиграли «Металлургу» и «Волгарю» у нас на замене было два человека и в команде был негативный фон. Мы не верили в себя, что можем кого-то обыграть. Даже перед домашним матчем с «Металлургом» никто не верил, что можем их обыграть. Психологически было не просто.

– Равнодушных точно не было, но приятного, конечно, мало. Все психовали и злились друг на друга. В начале сезона мы выходили на домашние матчи и знали, что можем выиграть, но у нас не получалось этого сделать, а под конец первого круга такой уверенности уже не было.

Кстати, сейчас в этом плане все в порядке. Пришел новый тренер, на сборах пару раз выиграли у хороших соперников, два матча сыграли вничью. Понятно, что это товарищеские игры, но тем не менее все равно позитив и определённая уверенность. Чувствую, что сейчас с эмоциональным фоном все хорошо.

– Все пошло после матча с «Кубанью». Они тогда шли на последнем месте и никому не забивали. Мы вышли на игру, доминировали весь матч. Пропустили обидный гол с 30 метров, но быстро отыгрались. Во втором тайме снова давили-давили, и пропустили два мяча на контратаке – в итоге проиграли. После этого матча пошла наша черная полоса.

– Бутсы не летали. Но когда перед началом сезона задача выйти в РПЛ, и команде это по силам сделать, а потом заглядываешь в таблицу, а там ты идешь на 14 месте, приходит понимание, что никаких шансов нет. А впереди еще целый сезон.

«Шварц на эмоциях твердит: «Шпилен интензив!» Игорь Школик — о детстве в Северодвинске, дебюте в РПЛ и спасении «Ротора»

– Как я уже сказал, пришел новый тренер Артем Куликов. Он строит новую игру, новую команду. Пока получается неплохо, но главные матчи будут весной. Постараемся исправиться в весенней части и вылезти как можно выше в турнирной таблице.

– Мы как раз сейчас так и пытаемся играть. Тренировки достаточно интенсивные.

– Говорю честно, как есть. Команде очень неудобно перед болельщиками, и «Ротор» будет стараться залезть как можно выше по таблице. Все знают, что Волгоград очень футбольный город, «Ротор» здесь ценят и любят. И болельщики совершенно точно заслуживают большего, чем есть сейчас в плане места в таблице. Поэтому приложим максимум усилий, чтобы все исправить. Лично я хочу улучшить свою статистику: отдавать, забивать. Сейчас у меня 4 гола есть, если по системе гол+пас к концу сезона наберу 10 очков, то буду считать это хорошим результатом. Но главное, безусловно, командный результат.

– Пока не задумываюсь, что будет летом, потому что у меня впереди еще полсезона. За эти полгода хочу выжать из себя максимум и не задумываться о будущем.

– Читал эти новости, но до конкретного разговора не доходило.

– Последний раз играл с другом в Питере этой осенью. Стараюсь при первой же возможности поиграть, но не так часто удается.

– Надаль.

– Это был какой-то космический уровень. Чтобы сделать такой камбэк нужно быть величайшим теннисистом, кем Рафа Надаль и является. В этом матче сначала болел за Медведева, а когда он повел 2:0, то хотелось, чтобы Надаль забрал какие-то сеты. Рад, что Рафа еще полтора месяца назад не знал вернется ли в теннис и смог завоевать такой престижный титул.

– Чуть с большей самоотдачей работать на тренировках и чувствовать себя увереннее среди игроков более высокого класса.

Порадуйте автора – подпишитесь на

Для связи:

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × 2 =