«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Российский женский футбол все чаще приносит нам классные истории и ярких героев. Анастасия Пустовойтова судила финал Олимпиады. Дочка экс-бойца ММА подписала контракт с академией «Сити». Алсу Абдуллина сменила «Локо» на «Челси». 

В прошлом году из России уехала еще одна талантливая футболистка. Анастасия Говор – воспитанница «Чертаново» и основной игрок молодежной сборной – получила стипендию университета в Оклахоме и теперь играет в соккер в главной студенческой лиге США. 

Валерий Самсонов связался с Анастасией и записал ее искренний монолог:

• о новой жизни («Первую неделю безостановочно плакала»),

• учебе («Если оценки студента-атлета проседают, он не может тренироваться»)

• и футболе («Могу сказать, что хочу играть только в защите, и тренер вернет меня на родную позицию»).

– Я пошла на футбол в 9. До этого пришлось год уговаривать родителей, потому что они считали, что это не женский вид спорта. Потом сдались, но в надежде, что я его брошу. Ошиблись, ха-ха.

Как-то по телевизору я увидела, как футболистов выводят на поле меленькие девочки. Я смотрела и не понимала, как так: родители говорили, что футбол только для мальчиков. Я спросила: «Получается, я тоже могу играть в футбол?». Родители ушли от ответа, но я была настойчива.

Папа в детстве играл в футбол на любительском уровне. Он болеет за «Спартак» и привил мне любовь к клубу. Помню, мы дважды ходили в «Лужники». В обоих матчах «Спартак» выиграл: у «Анжи» и еще кого-то, не помню. Сейчас слежу за командой по мере возможности.

Потом я узнала, что недалеко от нашего дома есть футбольная школа «Чертаново», где есть набор и для девочек. Уже через две недели я поучаствовала в своем первом турнире, а спустя полгода поехала в Геленджик на первые сборы. Как ребенку мне было безумно интересно: «Вау, класс! Прогуливаем школу!»

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

В то время (речь про 2010-2015-й – Sports.ru) мы больше играли с мальчиками, потому что тогда в женском футболе была низкая конкуренция. Сверстниц мы обыгрывали с преимуществом в 20-30 голов. Сейчас женский футбол развивается, такой пропасти уже нет.

Пацаны сильно удивлялись, что им нужно будет играть с девочками. Многие относились скептически, но после матча хвалили, спрашивали инстаграм. В одной из игр удалили тренера соперников за то, что он кричал своим: «Ломайте этих девчонок!»

В 11 лет я поехала на сборы с пацанами из «Химок», которые были на год старше. Тренером у них был отец Саши Нестерович, с которой мы вместе играли в «Чертаново». Против мальчиков было тяжело играть, но я тянулась к ним и становилась лучше. За эти две недели сильно прибавила: у меня улучшилась техника, скорость работы с мячом, я стала быстрее думать. Сейчас бы с удовольствием съездила на сборы с пацанами.

В «Чертаново» я прошла всю клубную вертикаль: от академии до основы. В какой-то момент меня заметили и начали приглашать в национальную команду. С юниорской и молодежной сборной России мы часто ездили за границу. Обычно уступали соперницам в росте, иногда еще и в атлетизме. Помню, темнокожие игроки сборной Франции были гораздо крупнее нас.

У меня был период в карьере, когда ничего не получалось, и я хотела бросить футбол. Я просто перетерпела и дальше все пошло в гору. Тогда подарила себе на 18-летие первую татуировку: цветы и надпись amor vincit omnia. Переводится как «любовь побеждает все».

В 2019-м мы с «Чертаново» играли в женской Лиге чемпионов. Мой самый любимый матч по атмосфере – против «Глазго» в гостях. До сих пор в памяти – был почти полный стадион.

Мы знали, что соперник превосходит нас технически и физически. Был план сыграть понадежнее в обороне и забить в контратаке. В первой игре мы пропустили единственный мяч в самом начале. В Глазго забили уже на третьей минуте, но потом я накосячила. Мы пропустили – и развалились. В итоге уступили 1:4.

Женский футбол в России нужно больше рекламировать. С «Глазго» мы играли в «Лужниках» (на небольшом поле в спортивном городке – Sports.ru), нигде даже афиши не было. Хотя билеты были бесплатными. Я думаю, людям было бы интересно.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

В России я бы выделила трех футболисток. Всегда восхищалась игрой Алены Рукиной (Андреевой). Ты просто отдаешь ей пас – дальше она сама разберется. Всегда было очень тяжело играть против Марины Федоровой, обладательницы «Золотого мяча» в пляжном футболе. Нужно было держать максимальную концентрацию, потому что откуда угодно могла прилететь «радуга». На ютубе даже есть ее мастер-класс. И еще Катя Пантюхина, тоже очень техничная футболистка.

Из наших игроков за рубежом я бы отметила Алсу Абдуллину. Всегда восхищалась ее трудолюбием, погруженностью в футбол. Суперскромная девочка, которая на футбольном поле может дать жару.

Условия в женской Суперлиге гораздо скромнее, чем в РПЛ. Сборы максимум в Турции. В основном ездили в Крымск (Краснодарский край – Sports.ru). Там скромно, но есть все необходимое: несколько полей, тренажерный зал. Во время выездных матчей жили в хороших гостиницах. Летали на самолетах, только однажды ехали на поезде в Ижевск.

Зарплаты в женском футболе гораздо ниже, чем в мужском. Когда я играла в «Чертаново», у молодых игроков зарплата была тысяч 18-20 в среднем. Премиальные – тысяч 5-10 за победу.

– Весной 2019-го Алина Мягкова (футболистка сборной России и итальянской «Вероны» – Sports.ru) выложила в инстаграм пост из Нью-Йорка о том, что прощается с «Локомотивом» и уезжает учиться в Америку. Я удивилась, порадовалась за нее, но быстро забыла об этом.

Через некоторое время мне и еще двум девчонкам из «Чертаново» в инстаграме написало какое-то российское агентство. Предложили заполнить анкету, чтобы оценить шансы получить спортивную стипендию в США. Я от скуки заполнила. Вскоре пришел ответ, что шансы высокие. Думаю, из-за того, что у меня был достаточно неплохой уровень английского.

Я начала изучать этот вопрос и обратилась к Алине. Она сказала, что российским агентствам лучше не доверять, потому что они в этом не сильно разбираются, и дала контакты британского агентства, которое специализируется именно на поступлении футболистов.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

После небольшого собеседования представитель агентства сказал, что у меня высокие шансы на стипендию, которая бы покрывала 90-100% стоимости обучения. У меня был опыт игры в Лиге чемпионов, за сборную – в США это показатель того, что ты в порядке. Плюс уровень английского и хорошие оценки в школе (пришлось объяснять, почему у меня нет данных за 12-й класс, ха-ха).

В Америке очень дорогое образование. Если бы не стипендия, я бы платила 65 тысяч долларов в год. Причем самим американцам получить стипендию довольно сложно. Практически все стипендии отдаются студентам из других стран. Они сами не понимают, как это работает, ха-ха.

Папа был сразу за, а мама долго сопротивлялась, но я смогла ее убедить, что для меня это отличный вариант: и в плане футбола, и в плане учебы.

Я подписала контракт с агентом, которого посоветовала Алина. Нужно было собрать портфолио, записаться на американский аналог ЕГЭ [SAT]. От TOEFL (тест на знание английского языка – Sports.ru) я отказалась, потому что он сложный и дорогой. Агент сказал, что можно поступить без него. В итоге я сдала Duolingo Test, он обошелся в 6 тысяч рублей.

В марте 2020-го сдала SAT, через две недели пришли результаты. Я отправила все необходимые документы агенту, он на некоторое время пропал, а потом стал присылать варианты. Я созванивалась по видеосвязи с тренерами различных команд, они рассказывали, какую стипендию мне готов предложить универ, какие тренировки, в какой футбол они играют, на какой позиции меня видят, как проходит учеба.

С Талсой, это университет в Оклахоме, образовался самый тесный контакт. Тренер даже хотел поговорить с моими родителями, но они, к сожалению, не знают язык. Они предлагали стипендию 90%, но после того, как я сказала, что меня зовут к себе другие универы, подняли до 100% и дали несколько дней на раздумье.

Еще у меня были предложения с Гавайев, из Небраски (главного соперника Талсы) и Вашингтона. Для меня был важен уровень образования, и по этому показателю Талса была наиболее выгодным вариантом.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Я согласилась, они прислали документы на подпись и приглашение на учебу, необходимое для получения визы. В 2020-м уже не было мест на собеседование [для визы]. В Талсе меня поддержали: сказали, что ждут через год. В итоге год играла за «Чертаново». Можно сказать, отдыхала перед тяжелой работой, ха-ха.

В России сложности с получением американской визы, поэтому в прошлом году я полетела в Казахстан. На собеседовании у меня спросили, чем планирую заниматься после окончания обучения, почему выбрала именно этот университет – и выдали визу.

Услуги агентства обошлись примерно в 700 баксов, еще 500 ушло на сбор документов и различные тесты. Если не считать расходы на визу и перелет, около 1500 долларов.

– Я примерно понимала, куда лечу, но четкого представления у меня не было. Вбивала «Талса» в «Яндексе», чтобы понять, что это за город. Тут живет 400 тысяч, как и в моем родном [районе Москвы] Чертаново. Я понимала, что еду не в Нью-Йорк, но в этом даже есть плюс – можно сконцентрироваться на учебе и футболе.

Поначалу очень сильно скучала по дому. Первую неделю просто безостановочно плакала. Как только видела родителей на экране телефона – автоматически ручьем текли слезы.

Сразу бросилось в глаза, что американцы почти не ходят пешком – постоянно ездят на машинах. Потом я поняла почему: ближайший продуктовый магазин в 45 минутах ходьбы. Очень дорогое такси: от 8 долларов. В США невозможно жить без машины.

Продукты здесь стоят дороже, чем в России. Еще неудобно, что цены в супермаркете не включают налоги. На кассе ты уже узнаешь итоговую стоимость. Плюс здесь еще почти нет скидок, как у нас почти в каждой категории продуктов. Продукты на неделю обходятся в 200-300 долларов.

В первый день меня отвезли попробовать тако (традиционное блюдо мексиканской кухни, состоит из кукурузной или пшеничной лепешки c разнообразной начинкой – Sports.ru). Мне безумно понравилась мексиканская еда. Жалко, что в России она не так сильно распространена. В Америке в Мак почти никто не ходит, все едят мексиканский фастфуд.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Еще поняла, что едва знаю английский. Первые полгода моими часто повторяемыми фразами были: «Пожалуйста, повторите» и «Извините, я ничего не понимаю». Меня тоже постоянно переспрашивали, потому что говорила непонятно. Из-за этого чувствовала себя неловко.

Местные очень удивлялись, когда узнавали, что я из России. У некоторых американцев поверхностное представление о нашей стране, иногда даже слишком. Кто-то считает, что у нас до сих пор коммунизм. Кто-то думает, что у нас все контролирует мафия, на улице каждый день стрельба. Ну и, конечно, куда без стереотипов: все пьют водку, медведи как домашние животные.

Для меня было странно, что американцы практически ничего не знают про другие культуры. Удивлялись, что в России и Европе смотрят Marvel, слушают Рианну и Бибера.

Перед поездкой в Америку я смотрела различных блогеров, поэтому понимала, что такое жить в США. Пожалуй, единственное, что меня удивило – американская гиперэмоциональность. Порой кажется, что это все слишком наигранно. Главный стереотип об Америке – там все толстые. В Талсе я видела только пару людей с избыточным весом.

– В США нет четкой даты, когда начинается учеба. В этом [учебном] году мы стартовали 24 августа, в следующем начнем на два дня раньше.

У нас не было линейки, никакого официоза. Единственный плюс – первая неделя отводится на знакомство, уроков как таковых нет. Профессор может попросить каждого ученика представиться, рассказать, чем он занимается, на каком курсе учится.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

У каждого факультета есть свое здание, но я хожу по разным кампусам. Еще у нас нет определенной группы – людей, с которыми ты постоянно ходишь на одни и те же классы [пары]. Ты можешь прийти на математику, где с тобой будут сидеть четверокурсники. Каждый раз ты находишься с разными людьми. У тебя появляются разные знакомые, расширяется круг общения.

Ты сам выбираешь себе предметы. Сам составляешь себе расписание на семестр: лекции не должны пересекаться с тренировками. Есть базовый набор предметов, которые ты должен закрыть, чтобы получить диплом. А есть общеобразовательные предметы на выбор. Например, «История европейских мюзиклов», «Мифология», «Музыка в фильмах», «Публичные выступления».

Я учусь на финансиста, но в следующем семестре буду изучать археологию, историю русской классической литературы, брать уроки игры на акустической гитаре. У меня будет практическая работа по археологии! И не потому что надо, а потому что мне это интересно. Ну круто же?

Вообще тут много интересных предметов. В прошлом семестре у меня было «Пользование Microsoft Office». Нам показали, как пользоваться Excel: графики, формулы, сводные таблицы. Для моей специальности это обязательный предмет.

Сейчас у меня класс «Музыкальный опыт». Я слушаю различную музыку, хожу на концерты. После них пишу небольшое сочинение и прикладываю фотографию, что я там действительно была.

Из необычных [предметов], которые можно было выбрать: «История пиратства», «Религия в книгах Гарри Поттера» (люди сидят и на полном серьезе это обсуждают!) и «Человеческая сексуальность» – говорят, там чуть ли не смотрят порнофильмы, а потом обсуждают и даже пишут по ним сочинения.

В университете есть русскоговорящие преподаватели, которые ведут предметы на русском языке. Например, русскую классическую литературу ведет преподаватель из России, который давно живет в Талсе.

В прошлом семестре у меня было от одной до двух пар в день, плюс два класса онлайн. Один синхронный – как обычная лекция, только через экран. Еще один в другом формате: преподаватель записывает видео, ты должен к определенному времени его посмотреть и сделать домашнее задание.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Все необходимое для учебы и тренировок находится на территории университета: стадион, учебные корпуса, общежитие, столовые. Все развлечения – за периметром.

Университет платит мне 250 долларов на карманные расходы. По меркам США это маленькая сумма. Хватает только на мелкие покупки: заказываю одежду, покупаю косметику и бытовую химию, хожу в кино.

Если плохо учишься, можно нанять репетитора – за счет универа. Им это выгодно, потому что, если оценки студента-атлета проседают ниже определенной планки, он не может тренироваться.

У студентов отличный контакт с преподавателями. Диалог выстроен гораздо лучше, чем в России. Если что-то непонятно, можно всегда подойти, спросить. Он выберет время, чтобы ты пришел к нему в офис. У каждого преподавателя есть свой офис, где он работает вне классов.

В универе коррупции нет вообще. Я думаю, они даже представить не могут, что можно заплатить, чтобы тебе поставили нужную оценку. Более того, они даже не умеют списывать. Здесь это почти преступление. Если спалят – будет скандал, вплоть до отчисления. Спортсменам нет поблажек. Максимум – могут дать больше времени на выполнение домашнего задания, если у тебя соревнования.

Сейчас я живу в общежитии одна. Тут отдельная комната, общая ванная и туалет. Есть вся мебель. Я только купила цветы, чтобы добавить уюта. Стараюсь откладывать деньги, потому что в следующем году буду делить апартаменты с девчонкой из Сербии. У нас будет общая кухня и у каждой своя комната. Мебель нужно будет покупать самим.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

В столовой нам готовят завтрак, обед и ужин. По выходным только бранч и ужин. Еда всегда разнообразная. Могут быть и кровяной стейк, и креветки, и разная паста, и батат. Бывает вкусно, бывает совсем нет – никогда не угадаешь. Еще у нас есть фудкорт с разнообразными ресторанами: от бургеров до роллов. По своей карточке студента я могу 19 раз в неделю (три раза в будние, дважды в выходные) сходить в столовую или на этот фудкорт. Еще 300 долларов в семестр выделяют на дополнительное питание.

В первые месяцы мне казалось, что я попала в какой-то американский сериал: ходила на американский футбол, общалась с американскими подростками, ездила в Walmart за продуктами. Раньше я все это видела только в кинематографе: желтые школьные автобусы, красные пожарные гидранты. В живую это производит неизгладимое впечатление.

Первый семестр длился с конца августа по начало декабря. Ты учишь предметы, после определенного отрезка преподаватель может устроить промежуточный экзамен. Таких экзаменов может быть три-четыре. В конце финальный экзамен, по итогам которого тебе выставляют оценку. Зачетов нет. Система оценок тут пятибальная: от A до F, где A – это «отлично». Но я в первом семестре получала только А, ха-ха.

– Перед поездкой в США я посмотрела четыре игры «Талсы», чтобы понимать, в каком стиле они играют. Но, как потом оказалось, напрасно. В команде за это время сменился тренер, и, следовательно, стиль.

В Америке достаточно силовой футбол. Тут очень много внимания отводят физической подготовке. Меня удивило, что в тренажерном зале мы делаем те же упражнения, что и пауэрлифтеры: становую тягу, приседания со штангой. Обычно это два-три раза в неделю по часу.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Как по мне, футбол в американских колледжах хаотичный. Тут не уделяется много внимания тактике. Больше акцент на силовой футбол: крупные нападающие, которые могут прикрыть мяч спиной, и быстрые фланги. Моя команда старается больше играть в пас. Передачи верхом почти не используем.

Отдельной теории перед играми у нас нет. Просто в день матча тренер устраивает небольшое собрание, где показывает короткие нарезки, как играет соперник, как должны играть мы: в обороне, в атаке.

Первое время мне было больно смотреть на игру своей команды в обороне. Элементарно не было подстраховки, баланса трех – когда при вертикальной передаче верхом один защитник играет с нападающим, а два других располагаются чуть ближе к своим воротам (левее и правее), чтобы среагировать на отскок.

Сезон очень короткий: с конца августа по начало ноября. Если выходишь в финальную стадию, играешь до конца ноября. Потом пауза и подготовка к новому сезону: с января по май. Я к такому формату не привыкла, благо с марта начались товарищеские игры. Еще тут очень много времени отнимает учеба, поэтому, когда завал – радуюсь, что нет матчей.

По поводу устройства системы студенческого футбола в США я сама еще до конца не разобралась, ха-ха. Я играю в высшем дивизионе, типа студенческая РПЛ. В моей конференции девять команд. Играем в один круг. Матчи два раза в неделю. Лучшие выходят в финальную стадию.

Если выезд недалеко, едем на автобусе. Если дальний – самолет, заселение в гостиницу, на следующий день после игры летим домой. Есть время погулять по городу. Дают суточные, но не знаю сколько – американцы неохотно говорят о деньгах. Но мне пока не доводилось ездить на выезд, да и вообще у меня пока ноль официальных матчей.

Почему? Как оказалось, у меня недостаточно хороший уровень английского, поэтому мне было сложно понять, что от меня хочет тренер. Плюс я сменила позицию: из крайнего защитника – в центрального нападающего. И еще долго привыкала к этому хаотичному футболу. Поэтому тренер дал мне сезон на адаптацию. Сейчас у нас были товарищеские матчи, в них я выходила на поле.

Меня брали в качестве крайнего защитника, но на одной из тренировок коучу показалось, что я принесу больше пользы в атаке. Мне комфортнее играть на фланге, но я потихоньку привыкаю и понимаю, что от меня хотят видеть.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Тренировки тут тоже достаточно неорганизованные. Бывает и так, что тренер называет состав команды, а игроки сами решают, кто на какой позиции играет. Я иногда специально ухожу на бровку, и вроде неплохо получается, но тренер все равно меня ставит в центр атаки. Я понимаю, что ему нужны быстрые игроки на фланге, а с афроамериканками мне очень трудно соревноваться в скорости.

Такой организации тренировочного процесса, как в России, тут нет. Они даже тренировки называют не training, а practice. Я спросила почему – ответили: «Ну, мы же не профессионалы, поэтому practice».

Practice у нас не особо интенсивные. Разминка изо дня в день одна и та же. Потом тренируем передачи, играем в квадратики. В конце двусторонка на 45-50 минут с заменами. В «Чертаново» мы делали беговую работу. Тут только в наказание: если кто-то проигрывает в упражнении – бегает определенное количество отрезков. Почему не все? Для меня это странно.

Короче, по тренировкам они не заморачиваются. Я понимаю, что некоторые упражнения, которые мы делаем, ничего не дают.

Америка – супертолерантная страна. Теоретически я могу сказать, что хочу играть только в защите, и тренер вернет меня на родную позицию.

Я только раз слышала, чтобы тренер кричал. Ему казалось, что мы недостаточно усердно тренируемся, он собрал нас и напихал. Но без личных оскорблений. После этого все девочки ему говорили «да, сэр» и шли дальше работать.

Для меня еще было шоком, что если во время игры на эмоциях скажешь что-то партнеру не так, она может на тебя обидеться и придется извиняться перед всей командой: в общем чате или офлайн. Один раз девочка извинялась за то, что цокнула. Это странно. Нужно понимать, что это футбол, это эмоции. Я пользуюсь тем, что могу материться по-русски – все равно никто не поймет, ха-ха.

По восстановлению тут достаточно хорошие условия. Всегда в свободном доступе ледяная ванна. Физиотерапевт может проколоть тебя иголками или поставить банки. Единственное, не хватает человека, который бы сделал хороший спортивный массаж.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

Для студентов вход на наши матчи бесплатный. В среднем на наши игры ходит человек 100, на матчи с сильными командами больше. Наша мужская команда собирает полный стадион (чуть меньше 500 зрителей), но она одна из сильнейших в стране. Все матчи нашей лиги показывают на ESPN по подписке.

В Америке женский футбол более популярен. Сборная несколько раз выигрывала чемпионат мира, Олимпиаду. Мне кажется правильным, что они уравняли зарплаты в женской и мужской сборной. Американки вообще чаще занимаются футболом, чем американцы. Соккер считается более женским видом спорта. Для меня это непонятно.

В нашей команде почти 40 человек. Из других стран четыре девчонки: я, итальянка, финка и исландка. Все остальные местные. Большая часть из Оклахомы, но есть и приезжие из других штатов. Дружеских отношений в команде ни с кем нет. Обычные рабочие отношения, но если нужно, мне всегда помогут. У меня больше друзей из других видов спорта.

В мой первый день мы бегали в гору. Вот такой вот тимбилдинг, ха-ха. Через неделю нас отвезли в парк – он тут очень крутой, я думаю, даже в Москве такого нет. Разделили на три команды и дали листок с заданиями. Например, снять на видео, как мы играем в догонялки в зеркальном лабиринте, найти белку и сделать с ней фото, скатиться кувырком с горы, попросить людей подписаться на командный инстаграм. За каждое задание давали баллы. Было очень интересно.

Алина рассказывала, что на драфт можно попасть двумя способами. Или тебя заметят, или нужно подать заявку самому. В этом году драфт должен был быть в ЛА. Я пока в этот процесс не погружалась, так что точнее сказать не могу.

«Скажешь партнеру что-то не то – извиняешься перед командой». Лидер женской молодежки учится в США и играет в соккер

– В универе у меня были две подруги из Киева. Месяц назад одна выложила пост в инстаграме, что не хочет больше общаться с русскими – на этом наше общение закончилось, с другой все без изменений. С остальными студентами мы общаемся, как и раньше. У меня есть подруги из Болгарии, мы как здоровались с ними: «Здравствуй, брат!», так и продолжаем.

После 24 февраля многие спрашивают: «Как у тебя дела?», «В безопасности ли твоя семья?».

Универ предложил помощь: на лето я остаюсь в кампусе. Все расходы они берут на себя: питание, проживание. Предложили найти работу на лето, дали два класса [предмета], поэтому буду учиться летом. Помогают по максимуму: и мне, и студентам из Украины. Каждые две недели приходит письмо-анкета на почту, в котором они интересуются, как у меня дела. Предлагали даже пропускать классы, если мне нужна моральная поддержка. Учителя переносили домашнее задание на другие даты. Предлагали психолога.

Такого, чтобы гнобили только из-за того, что я русская – ни разу не было.

Я пока не знаю, что буду делать после получения диплома, захочу ли я играть дальше в футбол или связать жизнь с профессией. Пока у меня от футбола большой стресс. Во многом из-за того, что на учебу уходит очень много времени и сил. Возможно, я так устану от такого ритма, что после окончания обучения не буду играть в футбол профессионально. А может быть, захочу вернуться в Россию и играть в Суперлиге.

instagram.com/nastya.mouse02; ЖФК «Чертаново»; РФС; личный архив Анастасии Говор.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

четыре × два =