От редакции Sports.ru: это блог Игоря Сергеева, сотрудника негосударственной антикоррупционной организации «Трансперенси Интернешнл – Россия» (признана в России иностранным агентом), здесь он разбирается в спорных моментах российского спорта, а конкретно в этом тексте ищет ответ на вопрос, не нарушаются ли юридические нормы, когда два клуба РПЛ получают деньги от одного источника.

Две занимательные новости про экономику РПЛ, которые затерялись в инфопотоке.

• По информации «СЭ», «Локомотив» получил 2-миллиардный кредит от банка ВТБ. Учитывая глубоко отрицательный трансферный баланс (–26 млн евро), заемные средства в таком объеме оказались бы кстати под «перезагрузку» имени Рангника. Но есть один нюанс, на который вы тут же обратили внимание. Вот один из самых заплюсованных комментариев под летней новостью.

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

И другая похожая история.

• По данным инсайдеров, компания «Газпром трансгаз Нижний Новгород» может стать спонсором «Нижнего Новгорода». Ожидается, что объем финансирования составит более 200 миллионов рублей (до этого была такая же интересная история про возможный союз «Уфы» и некой нефтяной компанией, но там интрига явно затянулась). Намеки в комментариях – те же, что и в случае с «Локомотивом».

Эти новости – отличный повод разобрать, как в этом случае работают нормы УЕФА и РФС о принципах честности соревнований. Что футбольные регуляторы думают про финансовую связь клубов из одного дивизиона?

Напомню, согласно уставу УЕФА ни одно физическое или юридическое лицо (включая холдинговые и дочерние компании) не может контролировать или оказывать влияние (exercise control or influence) более чем на один клуб, когда может быть поставлена ​​под угрозу честность любого матча или соревнования.

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

РФС гарантирует исполнение правила так: «В любом случае ни одно физическое или юридическое лицо (включая холдинговые компании, дочерние компании, иные взаимозависимые лица) не должно осуществлять контроль более чем над одним клубом или их группой всякий раз, когда может оказаться под угрозой целостность любого матча или соревнования по футболу или сам принцип честного соревнования». 

Возможно, вам показалось, что в статье устава РФС те же слова, что и в документах УЕФА, но есть очень важный момент: в российской интерпретации потерялись слова «оказывать влияние». К этому мы обязательно вернемся позже, а пока остановимся на формах финансовых взаимоотношений в футболе.

Не буду уходить в откровенную паранойю и разбирать взаимные финансовые обязательства команд при трансферах. Остановимся на главном: могут ли кредиторы и спонсоры/партнеры футбольных клубов в нарушение указанных норм влиять на клубы? 

Давайте обо всем по порядку.

На официальных сайтах клубы РПЛ очень по-разному именуют спонсоров: есть генеральные, титульные, премиальные, технические и просто спонсоры. Еще есть широкая палитра партнеров: помимо обычных официальных, встречаются и генеральные, и ключевые, и региональные, и даже глобальные. Посмотрим на самые богатые клубы.

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

В чем существенные отличия в наименованиях, в нашем контексте не особо важно: все это формы сотрудничества на финансовой основе. Формы отчетов о финансовых результатах, представляемые клубами в РФС в рамках процедуры лицензирования, сужают терминологию: спонсор, спонсор-производитель формы, спонсор стадиона, ну и генеральный, конечно.

Как мы уже знаем, наши клубы почти не получают денег от производителей формы, поэтому сосредоточимся на других вариантах. К примеру, абсолютно все клубы РПЛ ожидаемо находятся в партнерстве с букмекерами, а некоторые – с одними и теми же.

Конторы Winline, Parimatch и BetBoom сотрудничают одновременно с тремя командами РПЛ, а полностью список партнерств выглядит так.

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

На сайтах клубов можно найти некоторые формальные пересечения и в других случаях. Из наиболее интересного: крупнейший онлайн-ритейлер России Wildberries — одновременно и премиальный спонсор ЦСКА, и (с недавнего времени) технический спонсор «Динамо» (поставляет экипировку бренда Puma всем динамовским командам). А, например, автоконцерн Nissan и продуктовый гигант PepsiCo сотрудничают и с «Зенитом», и со «Спартаком». Можно также вспомнить, что партнер «Зенита» – холдинг «СИБУР» – недавно объединился со спонсором «Рубина» – компанией ТАИФ.

Говорит ли такая информация о нарушении действующих регламентов по умолчанию? На самом деле – нет. Здесь важны детали.

Знаковым в данном направлении, конечно, оказался кейс двух футбольных «Ред Булл» — немецкого «Лейпцига» и австрийского «Зальцбурга». В 2017 году обе команды отобрались в еврокубки, и УЕФА пришлось изучать, в какой степени корпорация Red Bull влияет на клубы и как это соответствует честности соревнований. 

Весь сюжет уже анализировался детально, поэтому остановлюсь только на результатах расследования УЕФА, имеющих непосредственное отношение к нашей теме. Для чего обратимся непосредственно к мотивационной части решения.

Еще до разбирательства независимая комиссия установила несколько основных признаков «решающего влияния» Red Bull на каждую из команд. Среди них были:

  • необычно высокий уровень дохода от Red Bull через спонсорские соглашения у обоих клубов; 
  • предоставление «Лейпцигу» значительного кредитного финансирования от Red Bull на выгодных условиях;
  • официальное соглашение о сотрудничестве, заключенное клубами; 
  • необычно высокий уровень передачи/трансферов игроков, имевший место между клубами в прошлых сезонах.

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

В итоге по рекомендациям УЕФА все фигуранты выполнили ряд условий в части финансовых взаимоотношений:

  • расторгли некоторые кредитные соглашения между клубами и Red Bull;
  • расторгли договор о сотрудничестве между клубами;
  • изменили спонсорское соглашение между «Зальцбургом» и Red Bull (уменьшение прав, предоставленных Red Bull, и сумм, выплачиваемых Red Bull);

После чего в УЕФА констатировали, что отношения между Red Bull и «Зальцбургом» напоминают только стандартные спонсорские – без решающего влияния на принятие решений в клубе. Затем судебная палата УЕФА посчитала, что теперь нет необходимости рассматривать отношения Red Bull и «Лейпцига».

То есть: регулятор (в данном случае — УЕФА) поручил независимой комиссии изучить ситуацию и дал рекомендации сторонам. Те прислушались, устранили проблемные моменты – и коллизия разрешилась. Позже, в сезоне-2018/19, команды даже сыграли в одной группе Лиги чемпионов.

Зарубежный прецедент – это, конечно, замечательно. Но чтобы понять, как это работает у нас, обратимся к нормам РФС. 

Один из правовых критериев лицензирования обязывает российские клубы указывать сведения о любой стороне, которая существенно влияет на принятие решений. Предлагается считать под «существенным влиянием» ситуацию, если финансирование, получаемое от любой такой стороны, составляет 30% и более от доходов клуба за год. 

Откуда у РФС такие процентные пропорции, много это или мало – вопрос дискуссионный, но пока вторичный. 

Именно здесь необходимо вспомнить про трудности перевода, когда то самое «влияние» из норм УЕФА, степень которого и устанавливали в кейсе Red Bull, в принципе не попало в устав РФС. Там есть только «контроль», который по тем же критериям лицензирования возникает, когда кто-то входит в органы управления или состав учредителей/акционеров с долей владения в 10% и более, а это большая редкость для спонсоров.

Получается правовая коллизия: по российским нормам, в отличие от международных, чисто спонсорские отношения не дают оснований для применения норм о «честности соревнований». Но раз регулятор все же предусмотрел и определяет «существенное влияние» при лицензировании (хоть и с туманными последствиями), то давайте используем увлекательный прием — отыграем рассмотрение ситуаций по правилам УЕФА. Тем более что по уставу РФС все субъекты футбола обязаны соблюдать нормы и правила ФИФА и УЕФА, в том числе их уставы (нет оснований считать, что РФС игнорирует международные правила).

Для приблизительного сравнения обратимся к финансовым отчетам клубов за предыдущие годы. Обсуждаемые 200 млн рублей для «Нижнего Новгорода» немного не дотягивают до половины доходов клуба за прошлый год (466 млн рублей) — правда, речь о финансовой отчетности в ФНЛ. В этом же сезоне сообщалось, что только от области «Нижний» получит 301 млн рублей, а общий бюджет для конкурентоспособности планируется увеличить до миллиарда. В таких условиях спонсорские двести миллионов уже не будут считаться существенными – это меньше 30%.

Спонсор «Динамо» (возможно!) кредитует «Локо», а дочка «Газпрома» присматривается к «Нижнему». А так точно можно?

С СИБУРом ситуация выглядит попроще – вряд ли влияние холдинга на «Зенит» может быть признано существенным (для этого, исходя из отчетности, надо более 5 млрд рублей ежегодных вливаний). А как мы помним из прецедента Ред Булл, если нет такого влияния на один клуб, то в отношении второго (в данном случае – «Рубина») оно может не рассматриваться.

Букмекеры хоть и не раскрывают детали своих партнерств с футбольными клубами, но даже примерные подсчеты показывают цифры, которые не говорят о возможностях решающего влиянии на команды РПЛ – ежегодные партнерские выплаты, хоть и выглядят внушительно по российским меркам, не выходят за пределы тех самых 30% от доходов.

А что же с кредитами? Ведь, в отличие от спонсорских вливаний, заемные средства по общим правилам не относятся к доходам, и к ним указанную формулу не применишь. Правила РФС по лицензированию футбольных клубов в Российской Федерации не дают прямого ответа на такой вопрос. 

Очевидно, что требования к кредитам по определению не могут быть жестче, чем к спонсорским средствам. Но даже если рассматривать по аналогии, то возвратные заемные средства в 2 млрд рублей от ВТБ не выглядят существенными для московского «Локомотива», который фиксировал в отчетности за 2019 и 2020 годы операционные доходы в 9,3 млрд рублей в год (не путать с прибылью — там все не так радужно при расходах 8,7 и 7,6 млрд соответственно). 

В любом случае у РФС при лицензировании есть способы проверки, насколько тот или иной клуб зависит от конкретных спонсоров/кредиторов. В частности, «при оценке финансового положения на долгосрочную перспективу может приводиться характеристика структуры источников получаемых средств, степень зависимости соискателя лицензии от внешних инвесторов и кредиторов». 

Также при оценке бюджета (прогнозной финансовой информации) можно исследовать необходимые документальные подтверждения, включая, например, соглашения со спонсорами и договоры о предоставлении банковских кредитов. 

Так что здесь ничего нового: любое итоговое решение – за компетентными органами. В случае с российским чемпионатом – за РФС. А процедура лицензирования на бумаге выглядит достаточным инструментом для рассмотрения и урегулирования любых потенциально конфликтных ситуаций.

Но на практике остаются двойные трактовки, подозрения и бурные споры, а значит – правила неоптимальны. Может, стоит сделать шаг назад  и все же определиться на внутреннем уровне, угрожает ли честности соревнований финансирование клубов из одних и тех же источников?

Пускать ли «Оренбург» в РПЛ – решит бюро исполкома РФС. А пока присмотримся к его формальным связям с «Газпромом» и «Зенитом»

Слуцкого опять бомбит от судейства. Цифры говорят, что есть из-за чего

Исключительный легионер. Новый лимит обсуждается, но «Спартак» видит коррупционные риски в «пробуждении спящего гиганта»

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

19 + 19 =