Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

В прошлом году Илья Кутепов оказался в непростом положении: пока восстанавливался после травмы, на его позиции успешно заиграл Павел Маслов. С тех пор Илья выходит в старте, только если надо подменить кого-нибудь из тройки центральных защитников (или в нападении).

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Мы поговорили с Кутеповым о том, как не сломаться в такой ситуации, нравилось ли ему быть форвардом, мог ли он уйти в другой клуб, а еще вернулись в детство и чемпионский сезон. Если что, Илья тогда отыграл 24 матча – больше, чем любой другой центральный защитник «Спартака».

Теперь давайте передадим слово Кутепову, пронесемся через всю его карьеру и поймем, что ждет защитника «Спартака» впереди.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

В детстве мой брат занимался ММА, а я несколько раз тренировался с ним. В основном мы боролись в партере, но иногда и удары отрабатывали. Даже не знаю, с чем можно сравнить нагрузки, которые там получаешь. После карьеры футболиста было бы даже интересно попробовать себя в смешанных единоборствах. Это отличный вызов.

Сейчас ММА на другом уровне, а мой брат дрался в экстремальных условиях. Представьте: Ставропольский край, машина «Нива», в ней шесть человек, едут куда-нибудь в Ростовскую область, в город Каменск-Шахтинский. Там Дворец спорта или культуры, где натягивают 8-угольную сетку и говорят: «Ты весишь 85 кг, а против тебя выйдет 120. За бой получишь тридцатку». Выглядело странно: соперники разного веса и размера, никаких правил, никаких норм.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Родители отдали меня в легкую атлетику – самым любимым было метание диска. Невероятное ощущение, когда ты технически верно раскрутился, а диск из руки вылетает по идеальной траектории. Это просто невообразимо. Я бегал на дистанции вроде километра, даже побеждал в соревнованиях, но все это не сравнить с моментом четкого вылета диска из руки. Мной как метателем даже старший тренер манежа интересовался, но футбол все же пересилил – я его люблю с детства, он в крови, это моя страсть.

Я никогда не сомневался, что стану профессиональным футболистом. Почему-то еще в детстве был уверен, что вырвусь, куда-то пробьюсь. Главное – двигаться постепенно. Одним из таких шагов стало приглашение в «Школу бразильского футбола» в Геленджике – все ребята с юга России мечтали туда попасть. Там были премиальные условия, серьезный подбор тренеров, выдавали экипировку, лучших отправляли на месяц в Бразилию.

Мы иногда даже тренировались по бразильской системе – почти как в «Ералаше». На территории пансионата было две площадки. Одна – баскетбольная, другая – бывший теннисный корт, только оттуда убрали сетку и поставили ворота. В десяти метрах от нее было здание со стеклами, а ограждение довольно низкое. Старались бить по воротам как можно точнее, но пару окон точно разбили.

Поездка в Бразилию была целью и мотивацией для каждого. Мы тренировались где-то полгода, а потом из 60 человек отобрали 18 – я попал в их число. Полетели туда на месяц, должны были тренироваться и провести 3-4 матча. Неожиданно оказалось, что в Бразилии летом холодно. Дождь, ветер, горячей воды нет, полы ледяные, постоянно хочется есть. Тренировались каждый день в разных местах. То на полях, то на коробках с граффити – не было такого, чтобы место тренировки повторялось.

Нас привозили, конечно, не в фавелы, но в места очень похожие на них. Пацаны местные сбегались, вставали вокруг коробок и смотрели наши тренировки. Я еще подумал: «В Ставрополе можно все то же самое найти во дворах – такие же полуразбитые коробки с граффити». Один матч мы выиграли, но вообще нас там возили. Это при том что бразильские ребята часто сваливались на индивидуальные действия: кто-нибудь брал мяч и пытался в одиночку обыграть всю нашу команду.

Когда попал в «Академию Коноплева», мы ездили в Голландию (по-моему, в Гронинген) на две недели по обмену – только в Тольятти оттуда никто не поехал, односторонний обмен был. Нас распределили по семьям, уже в Голландии привезли на какой-то стадион. Туда за нами приезжали, как за беженцами, и по двое забирали по домам.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Мне попалась замечательная семья, мы постоянно играли с ними в карты. Там узнал про игру Halli Galli – они мне ее подарили, сын ее сейчас просто обожает. Все было супер, но мы не знали почти ни слова по-английски. Чтобы попросить воды, брали стакан, открывали рот и указывали туда пальцем.

Меня очень поразило, насколько в Голландии чисто и аккуратно. Плюс культура езды на велосипеде. Тренировки заканчивались в пять часов, а дальше мы брали велосипеды и уезжали до позднего вечера. Я смотрел вокруг и поражался: идеальные домики, идеальные заборчики, идеальный порядок.

Голландские тренеры ждали от нас не результатов, а ярких действий. Например, если бы я последним стал обыгрывать нападающего между, никто не был бы против – наоборот, оценили бы. Мне это нравилось, потому что накачка в 13-14 лет – «Ты не должен ошибаться, ты не должен рисковать» – это тяжело, это неправильно.

Ну и, конечно, не забуду поездку в «Челси» с Ромой Зобниным (ездили от «Академии Коноплева», история по линии Абрамовича – Sports.ru). Тренировались с Анелька, Лэмпардом, Оби Микелом, Старриджем – они казались недосягаемыми. Помню, Анелька взял мяч, обыграл пятерых и забил. Лэмпард и Оби Микел поразили быстротой мышления – было видно, что еще до приема мяча они знали, что будут делать дальше.

При этом голову вообще не сносило. Да, нам с Ромой по 17 лет, мы на базе «Челси», но оба понимали, что мы пока ничего не добились, что это просто аванс. Нам просто показали, к чему нужно стремиться. Но, конечно, особые ощущения, когда на тебя смотрит Анчелотти. И кайф, и волнение, и мандраж – все в одном. Бегаешь и думаешь: «Посмотри на меня, посмотри». Надеюсь, он не только тогда видел меня в игре.

Переход в «Спартак» и дебют за основу в 2012 году меня никак не изменил. И хорошо, что сначала играл в ПФЛ, а потом в ФНЛ. Кто-то говорит, что я долго пробивался в основу, но я вообще не согласен. Я не пробивался, а просто шел своим путем. С машиной у меня так же было, целенаправленно копил. Пришел в июне 2012-го, а машину купил в марте 2013-го – «Мазду» за 570 тысяч рублей. Перед покупкой ночь не спал, очень волновался.

Думаю, сохранять спокойную голову, быть структурнее и рассудительнее мне помогла свадьба. Я женился в 18 лет и вообще не жалею. Когда отвечаешь не только за себя, но и за семью, на тебя накладывается дополнительная ответственность. Это не дает тебе уйти куда-то не туда – в какие-то тусовки и что-то такое. Конечно, многим семья и дети не мешают тусоваться, но это уже не мое дело. Я точно знаю, что ранняя свадьба только помогла моей карьере.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

В «Спартаке»-2012 было много классных легионеров, а первым вспоминается Ари. Мы с ним жили на сборах, он говорил по-русски и много помогал. Неожиданный факт: Ари меня научил правильно чистить ананас. Помню, сидим в номере, а он приносит из столовой целый ананас. Все показал, обучил, очень аккуратненько порезали. Спустя время кто-то из родных принес ананас, а я сказал: «Дайте мне, сейчас разделаю его правильно». Все удивились: «А где ты научился так искусно ананас резать?»

Я начал играть при Аленичеве. И совру, если скажу, что первое время было не страшно. Другие скорости, поначалу реально теряешься. Что, где, куда – у всех так в первых матчах. Я тогда играл по очереди то с Боккетти, то с Таски. Ничего плохого про Сердара не хочу сказать, но у него был немного опасный стиль – мог подсунуть сложный мяч. С Сальвой было попроще и поспокойнее. Ты чувствовал себя равноправным, но понимал, что есть опора и поддержка. Если что, Боккетти точно подстрахует.

Главный кошмар при Аленичеве – тот самый матч с АЕК и гол Тричковски. Описать цензурно мои ощущения в те мгновения невозможно. Когда мяч залетел в сетку, я сказал себе: «## твою мать». Это знаете, когда ты постучал по дну, а тебе еще ниже дверь открывают и говорят: «Давайте, спускайтесь и располагайтесь». Мне было безумно стыдно, чувствовал опустошенность и подавленность. Три дня провел в таком состоянии. И уж точно не думал, что мы чемпионами станем.

Каррера тогда уже был в команде и тренировал защитников. С Дмитрием Анатольевичем они взаимодействовали, а Массимо с нами активно работал. На сборах он уводил защитников на отдельные занятия, мне те тренировки очень помогли. Массимо и подробно объяснял, и сам показывал. Каррера помог мне разобраться, как нужно перемещаться в зависимости от того, в какой зоне находится мяч. До него многих вещей не знал. Так что Массимо влиял на «Спартак» не только, когда стал главным тренером, а еще раньше.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Я рад, что сыграл в чемпионском сезоне 24 матча и внес большой вклад в общую победу. Помню, осознали, что можем быть чемпионами, в гостевом матче с «Тереком» в 15-м туре. Тогда победили 1:0, забил Маурисио. Дальше случился интересный момент. Тренер «Терека» Рашид Рахимов зашел к нам в раздевалку и сказал: «Пацаны, с победой. Вы должны стать чемпионами в этом сезоне. Удачи вам». Я услышал эти слова и подумал: «Действительно, нам же реально по силам». Было, конечно, удивительно: тренер соперника, который только что на бровке нас гасил, теперь такие комплименты раздает.

Лига чемпионов после победы в РПЛ – нечто невероятное. Когда слушаешь этот гимн, хочется еще. Это просто как наркотик, с этого не хочется слезать. Матч с «Ливерпулем», конечно, особенный. В таких матчах ты становишься сильнее. И если чаще играть против Салаха с Коутиньо, ты точно будешь расти. Скорость движения, скорость мысли, скорость работы с мячом – интенсивность просто зашкаливала. Из игроков того «Ливерпуля» выделю Коутиньо. Он неординарный, техничный, иногда делал вещи, которые ты просто не допускаешь. Вот Салах очень быстро бежит и классно работает с мячом, но ты этого ждешь. А Коутиньо постоянно удивлял – в этом и заключалась сложность.

Дальше был чемпионат мира. Нас много критиковали перед турниром, мы проигрывали товарищеские матчи, но эти игры не всегда показатель. Паники не было. Внутри команды мы знали, что готовы. Атмосфера действительно была прекрасная. Во многом ее создал Станислав Саламович – он передавал свою уверенность игрокам, а еще брал на себя все атаки со стороны. Мы были в куполе, информационный фон на нас никак не влиял.

Когда был матч с Саудовской Аравией и заиграл гимн, было очень патриотическое настроение. Я был горд за страну, мне было приятно ее представлять. Поначалу было даже волнительнее, чем в первых матчах в РПЛ. Самый счастливый момент – финальный свисток. Даже несмотря на крупный счет.

Игра с Испанией – сплошное эмоциональное выгорание. Да, мы победили, да, это счастье, но как же было трудно. Сводило ноги, играли на последних жилах. Помню, ближе к 120-й минуте был стандарт, Серхио Рамос хватал меня за майку, была обоюдная борьба. Игорь Акинфеев начал переживать, посмотрел на меня: «Давай внимательнее, не хватай его!»

Видео гуляющей страны на Никольской – особые впечатления. Мы просто качественно сделали свою работу и подарили людям такой праздник. Тогда впервые услышал кричалку про себя: «Наш бог Илья Кутепов, он в мире всех сильней. Лоренсо Мельгарехо и Ещенко Андрей!» Это было неожиданно, но очень приятно.

После ЧМ получил две травмы. Первая – проблема с паховыми кольцами. Это такая штука, которая приходит на дистанции – может то быть, то не быть. Проявляется при определенных движениях – резко и очень болезненно. Ты вроде нормально бегаешь и прыгаешь, но когда даешь пас или бьешь, тебя как будто простреливает. Впервые это случилось спустя месяц после чемпионата мира. На одной из тренировок понял, что не могу ни отдать, ни ударить, даже бежать не могу.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Это был рецидив – в 2015 году мне уже делали операцию на паховых кольцах. В итоге весной 2019-го выбыл и до конца сезона лечился. Потом уже при Тедеско перед пандемией повредил голеностоп – откололся кусочек косточки. Какое-то движение резкое сделал на тренировке и понял, что больше не могу бежать. Три недели ходил в сапоге и на костылях. Я очень быстро пришел в форму и восстановился к июлю 2020-го, но уже играл Паша Маслов. Тогда у меня никаких вопросов не было – до конца сезона оставалось несколько туров, я ни на что не претендовал.

Прошли короткие сборы, начался сезон, который идет сейчас. После месяца в запасе пошел к тренеру, чтобы прояснить ситуацию. Играл, а сейчас вдруг перестал. Думал: может, плохо что-то делаю, может, какой-то компонент подтянуть надо. Тедеско ответил: «Все хорошо, ты тренируешься отлично, но это выбор нашего штаба».

Прошло еще три недели, ситуация никак не менялась, и я пошел к Доменико снова. Тедеско опять ответил, что со мной все в порядке и в команде просто сыгралась линия обороны. Не изменилась ситуация и после матчей с «Рубином» и «Тамбовом», где я подменял сначала Жиго, а потом Маслова.

В итоге последние матчи осени провел в нападении. Возможно, вы думаете, что все защитники мечтают стать форвардами, но мне нравится моя позиция. Честно, даже не предполагал, чем это кончится. Наверное, ждал от себя в нападении большего, хотя на поле понимал, что это не мое.

Возвращаясь к игре в обороне, важно проговорить: у меня с Масловым нормальные рабочие отношения. Просто что мне делать? Мне хочется играть. Остается пока только искать какой-то позитив и самосовершенствоваться.

Пережить непростой период помогают в том числе книги по психологии. Недавно прочитал книгу Робина Шарма – называется «Монах, который продал «Феррари». Суть в том, что каждый этап жизни неслучаен. И ты можешь заострить внимание на негативе, а можешь вынести из него какой-то позитив – насколько это реально, конечно. Я так и сделал: да, не играю, но есть больше времени заняться собой и своей физической формой.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Еще никогда не был ей так доволен, как сейчас и вообще в последний год. Как себя чувствую, как слежу за здоровьем и питанием – довел все до идеала. Раньше мог позволить себе лишнее: тортики, мороженое. Сейчас сладкое не ем ни в каком виде – даже горький шоколад, даже по праздникам. Для меня сладкого не существует. Максимум – очень редко кладу чайную ложку меда в кофе или чай, но не более того.

Немного углубился в эту тему и открыл для себя многие вещи, которых не знал. Вот выпиваешь ты стакан свежевыжатого сока – чтобы потратить ту энергию, что ты получил, тебе надо подняться до 22-го этажа. А если выпить пол-литра «Пепси», где в одной бутылке 11 ложек сахара, то я даже не знаю, что с этим дальше делать. Мне близок подход Роналду к питанию и тренировкам – я вообще люблю все в своей жизни контролировать.

Со «Спартаком» у меня еще больше года контракта. И летом 2020-го, и в это трансферное окно клуб дал понять, что никуда меня отпустит. Хотя интерес ко мне был – этой зимой самый реальный из Турции, когда были сборы в Дубае. В «Газиантепе» защитник получил травму, срочно искали замену – до конца трансферного окна оставалось два дня. Переговоры в итоге не перешли в стадию конкретики, потому что и времени было мало, и игрок получил не такую серьезную травму, как казалось сначала.

Еще мне звонил Андрей Тихонов и предлагал аренду в «Астану». «Спартак» тоже был против.

Посмотрим, что будет летом, когда придет новый тренер. Моя позиция такая: пока у меня действующий контракт, хочу играть и приносить пользу «Спартаку», но не в роли запасного. Идеи уйти из «Спартака» или уехать в любой клуб за границу у меня нет – у меня есть только идея играть.

«Тедеско научил терпению – так долго не терпел никогда». Монолог Кутепова о «Спартаке», фанатичном контроле формы и будущем

Тедеско меня научил терпению – так долго не терпел еще никогда в жизни. Благодаря ему понял, что можно быть недовольным, но не терять энтузиазма к своей работе. Я теперь знаю, что не опущу руки даже в очень сложной ситуации.

И скажу честно болельщикам «Спартака»: если меня разрезать пополам, то там не будет одна сторона красная, а другая – белая. Но этот клуб в любом случае навсегда в моем сердце. Я всегда буду болеть за «Спартак» и очень горд, что я здесь так долго, выигрывал титулы и играл в Лиге чемпионов.

Никто ни с кем не прощается – я никуда не ушел, я в «Спартаке», я со «Спартаком», я здесь.

И был бы счастлив остаться в «Спартаке».

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

семнадцать + тринадцать =