Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Дима Нехаев из Майкопа – обычный 10-летний парень с обычным набором увлечений, среди которых первое место занимает футбол. Недавно он стал одним из героев совместного фильма Nike и Motorica – компании, специализирующейся на разработке и производстве тяговых и бионических протезов рук для детей и взрослых.

Фильм посвящен таким же парням и девчонкам, как и Дима: которых не принимают в спортивные секции, потому что взрослые не готовы брать ответственность за их безопасность. Ребятам, которые, как и все, любят спорт, хотят бегать, финтить, забивать, катать, плавать, но им не дают даже шанса. Цель фильма – найти секции и тренеров, готовых принять в группы детей с протезами рук и показать им, что различий в тренировках почти не существует. 

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Мы поговорили с Димой и его мамой Марией.

– Дима – наш третий ребенок. Он был очень желанным. Я узнала, что Дима родится без кисти левой руки на 25-й неделе беременности. Врачи пугали, задавая вопросы в духе: «Ну и зачем вам эти трудности?» Обществу сложно, когда дети с особенностями. Для общества это своего рода обуза, но я смотрю на ситуацию по-другому. Если бы в обществе не было таких детей, общество было бы очень жестоким. Я считаю, что такие дети необходимы, потому что в нас просыпаются забитые чувства – человечность, милосердие. Мы сами их забиваем и не хотим открывать. Я абсолютно уверена, что все это было полезно моей семье. Теперь старшие дети и к другим будут относиться совершенно иначе. 

Поначалу нам было сложно принять ситуацию. За что? Почему? Как? Но ее надо принять как данность. Сказать себе, что мы готовы.

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Помню очень тяжелый для моей души момент, когда Диме еще не исполнился год, но он уже ходил. У нас в комнате стояла елка, и Дима захотел прокатить вокруг нее машинку на веревке. Так получилось, что вокруг елки особо не походишь, нужно было в определенной точке развернуться и пойти обратно. Чтобы развернуться, нужно было переложить веревку из одной руки в другую. У человека это заложено в голове: если ты разворачиваешься, нужно так сделать, потому что это удобно. Дима попытался переложить веревку, но у него не получилось. Он попытался еще несколько раз – не получилось. Он злился и не понимал, почему одна рука держит веревку, а другая нет. Смотрел на меня удивленными, слезными глазами. 

Тогда я поняла, что нельзя допускать, чтобы ребенок раскисал и падал духом, воспринимал себя не таким как все. Я поняла, что ему нужно постоянно говорить: «Ты сможешь, у тебя получится. Если не сейчас – значит, потом. Не с первого раза, так со второго или с третьего. Да, может, не так быстро как у других, но получится. Только важно трудиться и не падать духом». Мне кажется, это отложилось в нем. 

Первый протез Диме должны были поставить в год, но так вышло, что разные специалисты говорили разное, и в итоге косметический протез у него появился только в 2,5 года. Диме было некомфортно с этим устаревшим протезом, он уже привык справляться без него – пусть рука короткая, но родная. У нас часто случались казусы, когда мы гуляли: протез ему надоедал, он его снимал и выкидывал. Другие дети и родители смотрели круглыми глазами. 

После этого я отказалась от нового протеза. Раз Дима не принимает, я не хочу быть узурпатором. Ребенка в три года невозможно уговаривать. Решили так: пусть Дима подрастет и сам решит, нужен ему протез или нет.  

Сейчас у него бионический протез от Моторики, с дизайном Спартака, он успешно использует его в жизни и везде с ним ходит.

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Наши старшие дети не ходили в детский сад, мы занимались с ними дома. Но Диму отдали, чтобы он увереннее вошел в общество, чувствовал себя комфортно. Привыкал, что где-то дети на него смотрят, а где-то уже и нет. В саду он активно себя вел, воспитатели говорили, что был примером для остальных. С одной рукой справлялся с какими-то вещами быстрее и качественнее: например, заправлял кровать. При этом всегда отказывался от помощи, повторяя «Я все сам!». 

В садике он себя прекрасно проявил – мальчиком, который добивается своего. К нему относились как ко всем, никогда не говорили: «Не трогай, у тебя не получится». Спасибо воспитателям, они держали руку на пульсе и старались не давать ему спуску. 

Много переживаний и опасений было перед школой. Дима привык к садику, привык к деткам, которые к нему очень хорошо относились. Они не тыкали пальцем, не обращали внимание на то, что у него нет кисти. А в первом классе школы контингент оказался другой. Я еще раз убедилась, что дети бывают очень жестокими. Они от него убегали, тыкали пальцем и говорили: «О, однорукий идет!».

Тут уже не помогало наше: «Сынок, мы тебя любим таким, какой ты есть». Нужны были другие аргументы. Мы объясняли, что это не его проблема, а других детей. Это они невоспитанные, это им в семье не объяснили важного. Видимо, тема закрыта, и люди не знают, что говорить. Или не хотят. 

Диме сложно было это понимать. Он очень дружелюбный, всегда хотел иметь много друзей. Но не всегда так получалось. 

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Был интересный момент, когда в проекте Nike и Моторики фонд «Спартак – детям» пригласил нас на тренировку в академию. Когда Дима поиграл в футбол, у него исполнилась мечта – попасть в спортивную школу. После тренировки мы с ним вспоминали, как прошел день, он задумался и сказал интересную вещь: «Мама, знаешь, что меня удивило? Все дети ко мне относились как к обычному ребенку». То есть он не заметил косых взглядов, подсматриваний. Наоборот, ребята подходили, хлопали его по плечу и хвалили, давали пятерочку. 

Тогда я поняла, что мы не впустую просим Диму добиваться своего, не отделять себя от других. Он почувствовал, что проблема действительно не в нем. Вот же, есть дети, которых он видит первый раз, и они к нему хорошо относятся. 

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Мы пытались отдать Диму в футбольную школу в Майкопе. Сначала пошли туда без ребенка, чтобы все узнать и лишний раз его не обнадеживать. Там нам сказали: «У нас таких детей еще не было». Я ответила: «Ничего, мы будем первыми». Тогда они стали делать акцент на том, что он слишком взрослый, и уже поздно – Диме было девять. Они настаивали, что у них дети занимаются с пяти-семи лет. Я сказала: «Но вы ведь даже не знаете его возможностей, даже не смотрели на него. Может, он бы со своим азартом всех переплюнул». Я не великий специалист, неужели в девять – это поздно? Тем более, мы пришли не просто так, а потому что школа объявила о наборе детей до десяти лет. В итоге они сказали, что попасть к ним очень тяжело, невозможно. 

Наверное, я понимаю, чего они боятся. Боятся реакции других детей – футбол же командная игра. И здесь встает важная задача перед тренерами – настроить команду так, чтобы она относилась к особенному ребенку хорошо. А вдруг придут другие родители и скажут, что не хотят, чтобы их ребенок занимался рядом с инвалидом. 

Потом мы позвонили частному тренеру – он как раз собирал состав. Необходимо было, чтобы Дима попал именно в общую команду – отсутствие кисти не мешает играть в футбол.

Тренер сначала согласился, но потом передумал. Я была очень удивлена: «Вы ведь говорили, что возьмете? Хотя бы просто посмотрите на него, вдруг он вас чем-то зацепит?» Тренер ответил: «Нет-нет-нет, как же я ему буду отказывать?»  

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

То есть человек заранее знал, что откажет ребенку. И не важно, что он умеет. 

Если у Димы есть желание заниматься футболом – это прекрасно. Я надеюсь, что у него будет шанс, и всегда стараюсь искать преимущества. Если Дима достигнет каких-то результатов, то сможет помочь таким же детям, как и он. Придать им уверенности, стать живым примером, передать опыт и знания. 

Дима очень динамичный, невероятно активный, так что мы отдали его на легкую атлетику. Причем тренеры сами пригласили его, увидев, как ребенок бегает. Говорят, у него очень правильно поставлена нога – это от природы. И дальше необходимо прогрессировать. Еще Дима ходит на спортивное плавание. Нужно развивать мышцы, дыхательную систему, плечи – чтобы не было никаких перекосов. Получается, три раза в неделю легкая атлетика и четыре раза – плавание. Но одно занятие может пропустить. Если кто-то из старших не идет, Дима тоже говорит, что не хочет.

Сейчас Диме десять – и совсем недавно нам сделали новый протез Motorica. Он не такой, как косметический, который нужен, чтобы выровнять плечевую систему. Наоборот. Он облегченный, красивый, с эмблемой «Спартака». 

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Протез действует на импульсы головного мозга, которые идут по руке. Там, где заканчивается рука, остаются нервные окончания. На специальном аппарате мы проверяли, работают ли у него эти импульсы. Протез управляется за счет сигналов, возникающих при сокращении мышц, которые считывают встроенные ЭМГ-датчики. У нас версия бионического протеза, который имеет один вид схвата. Кисть поворачивается механически. В протезе есть аккумулятор, который нужно периодически заряжать – как обычный телефон. Полностью зарядить протез можно за 3 часа. Зарядки хватает на два дня активного использования..

– Он красивый. Ребята обращают внимание, просят показать, что на нем изображено. С ним удобно брать тяжелое. То, что не удержишь одной рукой. 

– Я точно не помню, когда увлекся футболом. Если не ошибаюсь, это могло случиться во время приезда двоюродного брата – заразился любовью от него. 

Болею за «Спартак». Любимые игроки – все. Но несколько нравятся чуть сильнее. Например, вратарь Александр Максименко, защитник и капитан Георгий Джикия и нападающий Александр Соболев. Это футболисты, которых я больше всего уважаю. Из европейских игроков никого не могу назвать. Месси и Криштиану Роналду мне не очень.  

«Тренер заранее знал, что откажет». Диму из Майкопа не берут в футбольные школы, потому что у него нет кисти руки

Когда мы были на тренировке «Спартака», с нами занимался Артем Ребров. Он даже подарил мне перчатки с автографом. Там написано: «Диме на память. Успехов, веры, побед». Пока не надеваю, они мне еще большеваты. Ну и жалко. 

Вратарь я не очень, а вообще играю везде – бываю в защите, бываю в атаке. Больше нравится в атаке. Но когда бью – обычно кошу. Надо потренироваться. Еще не очень хорошо получается прием мяча. Но могу точно пасовать. Обычно ходим играть с братом и моим одноклассником. Бывает, приходят местные ребята – играем вместе. 

Легкая атлетика мне тоже нравится, занимаюсь три года. Скоро у нас соревнования. И недавно были – по прыжкам в длину. Я занял второе место из шести-семи человек. А вот плавание не очень нравится. Как-то у меня не сильно получается. И тренер не очень хорошая – дает задания и не следит за нами. Где-то в своих мыслях. 

Я был на стадионе два раза. Один раз – на нашем в Майкопе. И один раз в Москве на матче «Спартак» – «Локомотив». Сыграли 1:1. Сначала «Спартак» забил с углового, а потом «Локомотив» отыгрался с пенальти. Впечатления самые незабываемые. Но смотреть по телевизору мне тоже нравится. Что хорошо – показывают повторы. А на стадионе, если ты отвернулся и пропустил гол, повтор уже не увидишь.

Люблю болеть за сборную. Там тоже все любимые игроки из «Спартака», но еще нравятся Фернандес и Акинфеев. Если не брать спорт – люблю собирать Лего. Делаю домики, машины, самолеты. Помню, очень давно, построили танк. 

Но мечта у меня футбольная и простая – стать футболистом и играть за «Спартак». 

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

восемнадцать + четыре =