Албания готовится принять первый в истории финал Лиги конференций, до которого добрались «Фейеноорд» и «Рома». В последний раз роттердамцы ездили в Тирану в далеком 1991-м – те матчи первого раунда Кубка обладателей кубков в обоих городах помнят до сих пор. Бывшие игроки, болельщики, журналисты – все они считают то противостояние с «Партизани» одним из самых особенных в истории «Фейеноорда», хотя статус матчей этого никак не предвещал.

У «Фейеноорда» и Албании особая связь. Голландская пекарня даже спонсировала клуб из Тираны – как так вышло?

Небольшой экскурс в историю прежней Албании. С середины 40-х до середины 80-х страной правил Энвер Ходжа. Он проводил политику предельной централизации, самоизоляции и репрессий, за что Албанию называли Северной Кореей Европы.

Диктатура оказалась настолько радикальной, что у нее не сложились отношения даже с СССР и Китаем. Албания переориентировалась на тесное сотрудничество с маоистским Китаем. Но когда в КНР к власти пришли реформисты – отношения испортились и с этой страной.

Ходжа умер спустя месяц после прихода к власти в СССР Михаила Горбачева. Прощание проходило во дворце имени Сталина в Тиране – албанцы показательно приняли соболезнования только от «истинных марксистско-ленинских партий» Кастро, Чаушеску и Ким Ир Сена, отправив обратно телеграммы из Советского Союза и Югославии. Но уже в следующую пятилетку мир стремительно поменялся – затронуло это и Албанию. В начале 90-х режим после серии протестов рухнул.

Голландцам выпало ехать в голодающую страну, которая еще не успела избавиться от коммунистов во власти. «Фейеноорд» сначала попытался перенести игру в Румынию, но УЕФА на это не пошел. «Конечно, нас это не устраивало, – вспоминает экс-игрок роттердамцев Гастон Таумент. – Мы надеялись на хороший выездной матч с английским клубом, а не с тиранским «Партизани». В любом случае, мы поехали. Только мы были совершенно не готовы к тому, что там увидели.

В какой-то момент мы остановились, потому что дети буквально дрались за еду. Детей-инвалидов просто бросали на землю. Меня это очень тронуло. А когда на ужин мы попросили к макаронам томатный соус, нам дали три ломтика помидора. Это указывало на ужасающую бедность».

Таументу было 20, но Тирана произвела впечатление и на 33-летнего Джона Метгода, который к тому времени уже поиграл в «Реале» и Англии. «Я был в шоке, – говорит Метгод. – У этих людей вообще ничего не было. Ни еды, ни одежды. Даже у детей. Я вполне привык ко всякому, но не к чему-то подобному. Там было очень трудно сосредоточиться на футболе. Мы раздавали людям на улице еду: от энергетических батончиков и фруктов до тортов с начинкой. В основном детям».

Экс-голкипер «Фейеноорда» и «Челси» Эд де Гуй добавил: «Мы были поражены. В автобусе, который доставил нас из аэропорта в отель, в полу были дыры. Можно было смотреть на дорогу. Когда мы раздавали какие-то батончики в отеле, людей чуть не затоптали. Маленькие дети, одетые в лохмотья, просят еды. Все это произвело глубокое впечатление».

У «Фейеноорда» и Албании особая связь. Голландская пекарня даже спонсировала клуб из Тираны – как так вышло?

Первый матч завершился нулевой ничьей. Игра проходила на стадионе «Кемаль Стафа», на месте которого в 2019-м открыли новую арену, где и пройдет финал Лиги конференций.

Но вернемся в 1991-й. Пока гости не могли сосредоточиться на футболе – албанцы радовались, что им хватило бутс. «Это были ужасные годы, – говорит вратарь «Партизани» Артур Лекбелло. – Всех заботило только одно: выжить, построить что-то вроде быта. Футбол, конечно, был на втором плане. Мы могли только попытаться подарить жителям что-то приятное. Возможность испытать гордость. И 0:0 против великого «Фейеноорда» все восприняли как огромную победу».

Вернувшись домой, голландцы решили помочь Албании всем городом. Под девизом «Фейеноорд» помогает «Партизани», но не на поле», клуб организовал кампанию по сбору одежды. Ее приносили на стадион болельщики, а потом все отправили в Албанию.

«Все игроки тоже поучаствовали, – рассказывает Таумент. – Я принес на «Де Кейп» несколько мешков. Там уже было так много одежды, что они в конце концов перестали ее принимать. Все хотели внести свой вклад».

Этим помощь роттердамцев не ограничилась. Местная пекарня Bakker Klootwijk проспонсировала «Партизани» проживание в отеле. Взамен албанцы сыграли в форме с ее логотипом. Сейчас такое ситуативное сотрудничество представить сложно, но тогда все решили быстро.

У «Фейеноорда» и Албании особая связь. Голландская пекарня даже спонсировала клуб из Тираны – как так вышло?

«Я ездил в Тирану двумя неделями ранее в качестве спонсора «Фейеноорда», – вспоминал владелец пекарни Лен Клутвийк. – Это было задумано как шутка, но все же мне это показалось чем-то стоящим. Я видел, как там мало денег у людей. И подумал: давайте я немного помогу им. Совсем не для собственного признания. Сколько я в итоге заплатил? Около 5 тысяч долларов. Я сам пошел в банк, пока логотип Bakker Klootwijk быстро пришивали к их футболкам.

Меня до сих пор иногда спрашивают: вы спонсировали тех парней из «Партизани», не так ли? И потом иногда даже упоминают Лекбелло. Обычно пекари появляются на футболках любительского клуба, а не во втором по значимости еврокубке. Замечательно, анекдот на всю жизнь».

С лого Bakker Klootwijk на груди вратарь Лекбелло продолжал спасать албанскую команду и в ответной игре. И это при том, что несколько футболистов «Партизани» сбежали из расположения команды после приземления в Дюссельдорфе. «В основном это были молодые игроки, я их не виню, – говорил Лекбелло. – У меня были жена и ребенок в Тиране, я бы никогда их не бросил».

Гости продержались почти весь матч, пропустив лишь за три минуты до свистка. С ударом Петера Боса справиться было нереально (сейчас он тренер «Лиона», который очень не любит Моуринью).

«Мы начали игру с одним игроком на замене. В конце концов, хорошо, что мяч влетел прямо перед свистком, потому что мы бы никогда не продержались в дополнительное время. Это было чудо, что мы в концовке все еще оставались в вертикальном положении», – вспоминал Лекбелло.

В итоге «Фейеноорд» в том розыгрыше дошел до полуфинала, где только за счет правила выездного гола пропустил в финал «Монако» (1:1, 2:2). Игроки «Партизани» же после той игры продолжили сбегать в поисках лучшей жизни: один почти сразу, другой посреди ночи.

«Когда на следующий день я открыл газету и прочитал, что они сбежали, на моем лице появилась улыбка, – говорит Таумент. – Условия там были нечеловеческие. Они надеялись на новую жизнь. У меня сложилось впечатление, что их власти тоже приняли это во внимание, приставив к ним охранников. Вокруг игроков все время было несколько мужчин, не похожих на сотрудников клуба».

В 1991-м Лекбелло уехал из Роттердама с кучей одежды. Ее голкиперу и его семье привез фотограф Джон де Патер, с которым они познакомились еще во время игры в Тиране. Теперь перед финалом Лиги конференций Лекбелло встречает болельщиков «Фейеноорда» в более процветающей Албании.

У «Фейеноорда» и Албании особая связь. Голландская пекарня даже спонсировала клуб из Тираны – как так вышло?

«Приятно снова принимать здесь «Фейеноорд» спустя 31 год, – говорит экс-вратарь. – Когда я думаю о своей карьере, этот матч всегда выходит на первый план. Я когда-то сохранил ворота сухими на «Камп Ноу» против «Барселоны», но разница в реакции роттердамской публики. Игрок соперника больше никогда не будет так тепло встречен. Я бесконечно благодарен им за это. Конечно, я за «Фейеноорд» в финале. И если нужно, я сфотографируюсь с каждым фанатом».

Журналист Мишель ван Эгмонд подтверждает особое отношение к голкиперу в Роттердаме: «Это была особенная игра во всем. Не из-за уровня, как «Фейеноорд» – «Ювентус» или «Фейеноорд» – «Реал», а из-за всех этих второстепенных вещей. Он произвел неизгладимое впечатление на всех в клубе.

Что мне больше всего запомнилось в той игре? Вратарь Артур Лекбелло. Как будто его только что подобрали с улицы и спросили, не хочет ли он надеть вратарскую форму. Он тащил все – публика в «Де Кейп» сходила от него с ума. Я никогда не видел, чтобы на этом стадионе игрока соперника ждал такой прием. Это было похоже на реакцию на хорошего комика – смесь из смеха и уважения».

Игроки «Фейеноорда» тоже запомнили то противостояние. «Этот матч останется со мной навсегда, – признается Таумент. – Такое впечатление он на меня произвел. Я уважаю то, как эти сильные ребята вышли на поле в их ситуации. И никогда этого не забуду».

Метгод согласен: «Иногда мне приходит в голову этот матч, когда что-то идет не так. Тогда я думаю: не все так уж плохо. Для меня это был большой жизненный урок».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

11 − пять =