«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

Играть он закончил 31 июля 2011-го – на 25-й минуте матча с «Рапидом». Тогда Гласнер столкнулся с правым защитником Марио Зоннляйтнером и покинул поле с окровавленной головой.

Лоб зашили, переломов не обнаружили, и, денек отдохнув, Оливер вернулся к тренировкам – его «Риду» предстоял ответный матч квалификации Лиги Европы с «Брондбю».

В первый день после возвращения Гласнер не играл головой, а потом – на предыгровой тренировке в Дании – попросил второго тренера Михаэля Ангершмида (сегодня он помогает Оливеру в «Айнтрахте») исполнить несколько навесов.

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

Замкнув восьмой или девятый, Оливер ощутил дискомфорт и признался главному тренеру Паулю Глудовацу, что вряд ли поможет в игре. Потом заболела и закружилась голова, затошнило. Сосед Гласнера по номеру Томас Гебауэр срочно вызвал врача.

«Дальше я ничего не помню, – говорил Оливер. – Знаю только, что моей жене позвонили из Копенгагена и запросили разрешение на экстренную операцию. Она спокойно ждала дома нашего матча и вдруг узнала, что я на волосок от смерти».

Тот же Пауль Глудовац приглашал Гласнера в юношескую сборную Австрии – впечатленный тем, что в 15 лет тот играл на ответственной позиции либеро в «Ридау» (вполне взрослой команде, пусть и Пятой лиги).

«Если хочешь закрепиться в сборной – переходи в футбольную академию Линца», – советовал Глудовац. Гласнер отказался. Не хотел бросать школу, тренироваться в двух часах езды на автобусе от Ридау и оставлять мать.

– Она растила меня в одиночку, – говорил Гласнер три года назад. – Мама вкалывала весь день, чтобы прокормить семью, и в детстве у меня было много свободы и ответственности. Это выработало важное качество – на меня можно положиться.

Если сейчас мы договоримся встретиться через четыре недели в 17:00, например, в Ванкувере – я точно буду там в это время, и вам не придется мне напоминать. Я стремлюсь к доверительным отношениям и внутри своих команд.

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

– Естественно. Три из пяти каналов в нашем доме были немецкими. Пару раз в год дедушка возил меня на матчи австрийской Бундеслиги в Линце, и в 10-11 лет я не знал большего восторга. А немецкий чемпионат казался еще более крутым.

– Не скажу 😊

– Мне нравился Лотар Маттеус. Он был одним из моих образцов для подражания. Но мне было до него слишком далеко. В 18 лет, сменив «Ридау» на «Рид», я играл всего-то во второй австрийской лиге и совмещал футбол с учебой.

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

В 20 лет Гласнер поднялся с «Ридом» в австрийскую Бундеслигу и один из первых мячей забил ЛАСКу, который в сезоне-96/97 тренировал Фридель Рауш.

Тот знаменит двумя подвигами: в 1969-м доиграл рурское дерби после того, как полицейская собака укусила его за задницу, а врач сделал прививку от столбняка. А в 1980-м – уже как главный тренер – выиграл с «Айнтрахтом» Кубок УЕФА.

Гласнер же за 18 лет в «Риде» взял два Кубка Австрии. Провел за клуб больше 500 матчей, стал капитаном, в 2008-м вошел в пятерку лучших игроков австрийской Бундеслиги, но в сборную не пробился, а отношения с другими клубами ограничились годичной вылазкой в ЛАСК в середине нулевых.

«Для приглашения в Германию я был недостаточно хорош, – признал Оливер. – Зато я всегда был абсолютно командным игроком».

Желание помочь «Риду» даже после травмы головы привело к тому, что на операционном столе в Копенгагене Гласнеру вскрыли черепную коробку, устраняя опасное кровотечение между мозгом и твердой мозговой оболочкой.

«Если б я не отрабатывал удары головой на тренировке, кровотечение случилось бы позже – например, во сне, когда я был бы беспомощен, – говорил Оливер. – Полагаю, удары головой спасли мне жизнь».

Австрийский журналист Даниэль Мандль добавил: Гласнеру повезло, что «Рид» находился именно в Дании – в стране с уровнем медицины пониже Оливера могли и не спасти.

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

Гласнер до сих пор хранит в телефоне фото с операции и открывает их, когда замечает, что «скатывается в негатив и слишком раздражается».

«Эти фото быстро напоминают мне: нужно ценить то, что имеешь, и меньше ворчать, – заявил Оливер в 2019-м. – Жаль, что мне требуется такое средство, но замечать все хорошее и правда важно.

Например, я впервые оказался в самолете в 18 лет, а сегодня мы летаем чартерами. В молодости я ездил на древнем Passat, а сейчас на новеньком Touareg.

Один мой товарищ в «Риде» жаловался, когда нас отправляли в тренажерный зал. Я говорил ему: «Но ведь нам платят за это – и немало!» Через несколько лет нам самим придется оплачивать посещение спортзала».

Словом, глядя на футбольное поле, я повторяю себе: это лучшая работа в мире».

Правда, доигрывая в «Риде», Гласнер не собирался тренировать. По совету Оливера Бирхоффа он дистанционно получил экономическое образование и, начав сезон-2011/12 как капитан «Рида», закончил его координатором «РБ Зальцбург».

«Спустя четыре или пять месяцев стало казаться, что «Ред Булл» – лодка, в которой все гребут в другом направлении, – вспоминал Гласнер. – Я не мог положиться на коллег и задумался об увольнении, даже сдал ключи от служебной машины. А потом босс клуба Дитрих Матешиц сказал мне, что «Зальцбург» начнет новую жизнь, и я решил: что ж, посмотрим».

«Зальцбург» искал новую идентичность, – говорил Гласнер в другом интервью. – Сначала клуб полагался на бывших игроков «Баварии» вроде Нико Ковача и Александра Циклера, которых тренировали звездные тренеры – Джованни Трапаттони и Хуб Стевенс. Потом попробовали голландца Ко Адриансе.

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

В 2012 году сделали ставку на Ральфа Рангника. Он стал спортивным директором, а Роджер Шмидт – главным тренером».

К тому времени – по совету жены – Оливер окончил тренерские курсы – чтобы не страдать от безделья на зимних каникулах (в тот раз Гласнеры никуда не поехали из-за учебы сына).

Летом 2012-го – во время совместной пробежки – Рангник спросил Гласнера: «Чем ты хочешь заниматься в клубе?» – «В офисе не нравится. Тянет на поле». – «Мы ищем помощника Шмидту. Попробуешь?»

Через две недели Шмидт с Гласнером проиграли люксембургскому «Дюделанжу» в квалификации Лиги Европы и оказались на грани увольнения.

Рангник отстоял молодых тренеров, и через два года те выиграли австрийский чемпионат. «В то же время Ральф был очень требователен, – вспоминал Гласнер. – Каждый день пытался улучшить команду. Однажды он был недоволен победой 7:0, думая, что мы могли забить еще 4-5 мячей».

Летом 2014-го Гласнер поехал за Шмидтом в «Байер». Договорился о контракте с менеджером клуба Руди Феллером и выбрал дом в Леверкузене, но вернулся в Австрию. «Рид» упустил тренера Ади Хюттера, нанятого «Зальцбургом» вместо Шмидта, и позвал Гласнера главным тренером.

«Я посвятил «Риду» почти всю карьеру игрока и полагал, что снова задержусь там надолго, но уже через год меня позвали в ЛАСК», – говорил Оливер. Команду из Линца он вернул в Бундеслигу и через два года поднял на второе место, заслужив приглашение в «Вольфсбург».

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

«Когда я начал тренировать, в тренде уже был Юрген Клопп, успешно применявший в «Боруссии» контрпрессинг, – вспоминал Гласнер. – Также на меня повлияла работа с Рангником и Шмидтом в «Зальцбурге». Я увидел, что с агрессивным стилем можно добиться больших успехов – как для команды, так и для развития футболистов».

Впечатлила его и 5-дневная стажировка в «Барселоне» в 2013-м. «За весь сезон ни одна команда клубной структуры «Барсы» не тренируется без мяча. Я перенял это, – сказал Гласнер и добавил в другом интервью. – Поначалу игроки «Вольфсбурга» скептически отнеслись к тому, что мы тренировались только с мячом.

Они опасались, что физически будут плохо готовы. Да, не все, что я делаю, научно подтверждено. Мой тренерский метод – смесь здравого смысла, рассуждений, проб и ошибок. И опыт показал, что такой подход работает.

И «Вольфсбург» в прошлом сезоне, и «Айнтрахт» в этом входят в число лучших команд Бундеслиги по физической готовности».

Гласнер быстро сработался с игроками «Вольфсбурга», потому что все иностранцы в команде знали немецкий. Это удивило Оливера: в ЛАСКе ему часто приходилось переключаться на английский и испанский.

Но первые недели в Германии все равно получились сложными:

«Игроки «Вольфсбурга» не выдерживали интенсивность тренировок, которую я перенес из ЛАСКа, – говорил Гласнер. – Для них это было слишком. Я встал перед выбором: гнуть свою линию и потерять несколько игроков из-за мышечных травм или адаптировать философию к новым условиям, не меняя основных принципов. Я выбрал второй вариант».

Оливер вернул «Вольфсбург» в Лигу чемпионов, но ушел из-за конфликта с директором Йоргом Шмадтке (тот, еще работая в «Кельне», восхитился бодрой игрой ЛАСКа в товарищеском матче и через два года инициировал переговоры с Гласнером).

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

«Для меня главное – хочу ли я идти на работу утром. Если нет – надо заниматься чем-то другим, – объяснил Гласнер переход в «Айнтрахт». – В каждом клубе я пытаюсь создать атмосферу, в которой игроки с удовольствием ездят на тренировки.

Перед ними я напоминаю ребятам, какая у нас замечательная работа, а когда за обедом мы едим пасту от нашего шеф-повара – какая у нас офигенная жизнь».

После ухода группы игроков во главе с Андре Силвой Гласнер пересобрал «Айнтрахт» и к зимнему перерыву поднял на шестое место.

«Удары головой спасли мне жизнь». Тренер «Айнтрахта» вырос без отца, получил бизнес-образование и пережил кровоизлияние в мозг

Перед Рождеством он поблагодарил футболистов за то, что терпели его упрямство (в отношении тактики, тренировок и питания), а 1 января 2022-го упал с электросамоката и сломал скулу. Но заверил: «Все хорошо. Я продолжу ездить на нем».

Так же упрямо Гласнер движется к финалу Лиги Европы.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

три × 4 =