Евро-92 запомнился как турнир, запечатлевший меняющийся облик Европы. На нем состоялся дебют сборной СНГ. На него не смогла попасть сборная Югославии – и не по игровым причинам, а из-за начавшейся в стране жестокой войны. Для турнира это была значимая потеря, поскольку выбыла не просто команда, а один из фаворитов, от которого можно было ждать яркого футбола. В 91-м обладателем Кубка европейских чемпионов стала «Црвена Звезда», а до Золотого мяча немного не дотянули сразу два югославских представителя – Деян Савичевич и Дарко Панчев.

Решать вопрос с заменой надо было в срочном порядке. Десять дней, которые оставались до старта, не давали возможности провести плей-офф. И поэтому УЕФА отобрал наиболее подходящего кандидата по принципу «ну, не первый, так второй» и пригласил сборную Дании, игроки которой, согласно слухам и домыслам, уже вовсю резвились на каникулах и о футболе не помышляли. На самом деле они готовились к товарищескому матчу.

Изначально вряд ли кто-либо рассматривал Данию как полноценную замену выбывших югославам. Дать турниру они могли гораздо меньшее. Казалось, они упустили свой шанс навести шороху шестью годами ранее, когда поколение игроков, которых окрестили «датским динамитом», бездарно уступило Испании со счетом 1-5. После ЧМ-86 результаты стали падать, а в 90-м пал и Зепп Пионтек, чьи тренерские идеи были к тому времени исчерпаны.

В 92-м от Дании ничего не ждали. Это помогло им выиграть Евро

На посту его сменил Рихард Меллер-Нильсен, и в какой-то момент показалось, что это была ошибка похлеще продажи Аляски. Консервативная тактика с упором на защиту стала поперек горла братьям Лаудрупам: Микаэлю — настолько, что он ушел из сборной в 26 лет (и кто-то скажет, что он так поступил, чтобы лучше подготовиться к тренерской карьере в «Спартаке»).

Расклады таковы, что на Евро-92 вместо элегантной Югославии мы получим припаркованный автобус, который в отборе выжимал ничью в матче с Северной Ирландией и не то чтобы очень убедительно смотрелся на фоне Фарерских островов, — да плюсом находящийся в дисбалансе из-за череды конфликтов и разногласий.

Никто не удивился, когда после двух игр Дания сползла на последнее место в группе, ни разу не заставив соперников доставать мяч из ворот.

Мало кто поверил, что эта беззубая Дания забивает два французам, когда это было так нужно. В гол Жан-Пьера Папена поверили все, но в то, что на него с другой стороны ответили дважды и теперь армия звезд покидает турнир…

Никто не поверил, когда они сделали это снова – в матче со сборной Нидерландов, которая приехала в Швецию на защиту титула. Ван Бастен, который мажет пенальти, и Ханс ван Брекелен, который не в силах отразить хотя бы один, – сразу несколько предательски касаются его пальцев и ускользают.

Затем на землю спустился Христос и провозгласил: «Верьте!», ибо финал с Германией явил миру хладнокровный гений Петера Шмейхеля, которому было плевать, какую там стену снесли, – он брал удары и от восточных, и от западных.

Евро-92 запомнился как турнир, в котором победила команда, проводившая время за игрой в мини-гольф и за обедами в «Макдоналдсе». Хенрик Ларсен, один из главных творцов успеха, спустя годы признался, что германцы смотрели на их трапезы с плохо скрываемой завистью. «Они пили молоко в то время, как мы баловались парой баночек пива», — говорит он в интервью The Guardian. И с усмешкой на лице добавляет: «Ну хорошо, скорее их было девять или десять. И однажды мы не ложились до шести утра».

Оказавшись в беспроигрышном положении, — от них никто ничего не ждал – датчане предпочли воспользоваться этой свободой по максимуму, и такая расслабленность в действиях привела их к удивительной победе, почти сказке. Так что когда состоялось посмертное включение Меллера-Нильсена в зал славы датского футбола, — и произошло это в отеле Ганса Христиана Андерсена, — то многие усмотрели в этом глубокий символизм, а не совпадение.

В 92-м от Дании ничего не ждали. Это помогло им выиграть Евро

И все же нам неведомы те чернила, которыми жизнь пишет свои сказки. Есть моменты, когда не так просто остановить эту руку. Сказка сборной Дании могла бы состоять только из удачных поворотов, но была в ней и другая сюжетная линия, на первый взгляд не особо приметная.

Личная драма Кима Вильфорта состояла в том, что весь Евро-92 он провел в постоянных разъездах: шведские переполненные трибуны чередовались с печальной тишиной его дома в Копенгагене. Там, присев к изголовью кровати, он становился свидетелем постепенного угасания своей дочери, боровшейся с лейкемией. Она умерла вскоре после финала, в котором ее папа забил восхитительный гол.

Жизнь – многослойный пирог.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

двадцать + три =