В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Сборную России и ее главного тренера уже много лет окружают скепсис, неприязнь и даже ненависть. У команды Северной Македонии похожие проблемы: на родине многие к ней относятся либо равнодушно, либо с презрением. Значительная часть населения страны поддерживают совсем другие сборные, потому что не считают себя македонцами.  

Нынешний Евро – первый большой турнир для сборной Северной Македонии. Дебют выпал на юбилей: в 1991-м государство провозгласило независимость от Югославии. В отличие от соседних стран самостоятельность она получила относительно мирно. 

30 лет назад это был не самый развитый регион разваливающейся федерации, но правительство независимой Македонии столкнулось не только с экономическими трудностями. Ключевой проблемой оставался национальный вопрос. В XX веке заметно увеличилось албанское население, и к 1991-му в стране было не меньше 400 тысяч представителей этого народа (при общем населении в 2 млн человек).

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Еще в 1992 году национальное меньшинство потребовало автономию в составе Македонии, но требования проигнорировали. Через несколько лет вспыхнула война в соседнем Косове: беженцы искали убежище в Македонии, поэтому доля неславянского населения только росла. 

В результате страна получила свою мини-войну: противоречия между народами достигли апогея в 2001 году, когда албанские боевики обстреляли полицию города Тетово. В следующие несколько месяцев бои вспыхивали в разных городах северной части Македонии, пока стороны не подписали перемирие. Охридские соглашения предполагали компромисс: правительство Скопье предоставило больше прав этническому меньшинству, а сепаратисты сдавали оружие. 

Сегодня албанское население Северной Македонии по разным оценкам составляет до 900 тысяч человек (общее число жителей почти не изменилось – чуть больше двух миллионов). В 2019-м албанский получил статус второго государственного, а на парламентских выборах 2020-го партии национального меньшинства увеличили количество представителей с 5 до 27 (из 120 мест). 

Но напряженность между двумя народами никуда не делась. Теперь она перекинулась на футбол. Лучший тому пример – противостояние болельщиков «Вардара». В минувшем сезоне команда вылетела из высшей лиги, хотя раньше она регулярно брала чемпионство и играла в еврокубках. 

У клуба из Скопье много фанатов, некоторые из них объединены в группировку «Комити». Ее назвали в честь борцов за независимость славян от Турции: в конце XIX и в начале XX века словом «комитаджи» обозначали балканских повстанцев-националистов. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

У «Комити» достаточно врагов. Это не только болельщики «Пелистера» из Битолы (исторически главный соперник столичной команды), но и другие болельщики «Вардара». На домашних матчах команду поддерживают два отдельных фанатских сектора, которые очень не любят друг друга: кроме славян из «Комити» есть еще албанские группировки. Антагонизм достигает такой силы, что ультрас одной команды нередко избивают друг друга. 

В 2003 году досталось и российским болельщикам. Тогда в Скопье на игру Лиги чемпионов приехали 240 фанатов ЦСКА. Еще до матча на небольшую группу россиян напали местные албанцы, вооруженные палками и досками. Стычки продолжались и во время игры. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

В 2003-м ЦСКА съездил в Скопье неудачно: побоище на трибунах и вылет из ЛЧ

Возможно, если бы гостевой сектор располагался ближе к фанатской трибуне «Комити», все было бы иначе. Но болельщики ЦСКА соседствовали с албанской группировкой, поэтому после нескольких брошенных файеров завязалась потасовка. Спустя 17 лет эту историю у себя в фейсбуке вспомнил Андрей Малосолов. Он был среди тех 240 болельщиков ЦСКА:

«Со стороны сектора местных фанатов полетели камни и файеры, а кто-то и перемахнул забор и начал приближаться к гостям. В драку на секторе влезли местные полицейские, а местных полицейских принялись отталкивать местные спецназовцы. Как потом узнали, полиция была в основном албанская, спецназовцы – македонцы. Спецназ в итоге встал стеной между нами и ними, однако стычки и перекидка камнями продолжалась всю игру». 

По словам Малосолова, даже спустя годы, когда он приезжал в Скопье в качестве пресс-атташе РФС, Македония оставалась страной, где регулярно возникали конфликты между славянами и албанцами. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Участники «Комити» выдерживают строгую политическую позицию. Например, в 2018 году фанаты назвали референдум о переименовании страны предательством национальных интересов. Тогда под давлением Греции Македония превратилась в Северную Македонию, чтобы никто не перепутал ее с одноименной греческой провинцией.  

Но 20 лет назад все было жестче. В этническом конфликте того времени поучаствовал лидер фанатского движения «Комити» Йохан Таркуловски. Он был членом ВМРО-ДПМНЕ – «Внутренней македонской революционной организации — Демократической партии за македонское национальное единство», а в 2001-м служил в МВД – возглавлял антитеррористическую группу «Тигр». В августе его подразделение устроило чистку в деревне Люботень с преобладающим албанским населением: тогда погибли как минимум семеро невооруженных мужчин и сгорели 14 домов. 

Через четыре года Таркуловского экстрадировали в Гаагу, где его судил Международный трибунал по бывшей Югославии. Йохану дали 12 лет, но освободили досрочно – в 2013-м. Позже он занялся бизнесом, но из ВМРО-ДПМНЕ не вышел. Движение сменило риторику и даже вступило в коалицию с партией национального меньшинства. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Йохан Таркуловски после возвращения из тюрьмы

Естественно, среди албанских фанатов тоже немало сторонников радикального решения этнического вопроса. Самые ярые болеют за «Шкендиию» и представляют группировку Ballistët. Она получила имя в честь «Бали Комбетара» (в переводе – национальный фронт) – албанской организации, которая в годы Второй мировой боролась с итальянскими и немецкими оккупантами. 

Правда, в 1943-м «Бали Комбетара» встала на сторону рейха, чтобы вместе подавить партизанское движение местных коммунистов. Для этого участники движения вошли в ряды этнических частей (например, в дивизию СС «Скандербег»). Будущее страны они видели в проекте Великой Албании – независимого государства, которое включало бы также территории Косово и западной части Македонии. 

Сегодня националистические идеи «Бали Комбетара» разделяют многие фанаты из Ballistët. Перед матчами болельщики поют албанский гимн, в 2010-м во время выездной игры против «Тетекса» они сняли с флагштока македонский флаг и повесили красное полотнище с черным орлом, а спустя три года – сорвали финал Кубка страны. В решающем матче «Шкендия» играла с «Тетексом», и через 10 минут после стартового свистка судья увел команды под трибуны. Новая попытка провести финал прошла через четыре дня и без болельщиков.  

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Первый официальный матч сборная Македонии провела 25 лет назад против Лихтенштейна. Тогда главный тренер Джеко Хаджиевский вызвал исключительно этнических македонцев, и так продолжалось несколько лет. Одним из первых албанских футболистов, которые получили приглашение в национальную команду, был полузащитник Неби Мустафи.

«В 1990-х политика Македонии была той же, что и во время коммунизма, – подчеркнул Мустафи. – Все годы, что существовала Югославия, в сборную не брали албанцев. Когда в стране началась либерализация, власть потеряла возможность контролировать все аспекты общественной жизни. В сборную должны попадать лучшие, поэтому стали наконец-то замечать албанских игроков».

Неби Мустафи на рубеже веков выступал за команду «Слога Югомагнат». Клуб базировался в Скопье и был ориентирован на мусульманское население – албанцев и турок. В 1990-х он входил в тройку сильнейших в стране, но медали не стали для игроков пропуском в сборную. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Некогда главная албанская команда страны распалась в 2009-м, но успела изменить македонский футбол

На фоне обострения этнического конфликта в Македонии «Слога» впервые выиграла чемпионат. Команда становилась лучшей три сезона подряд, а через несколько лет золото досталось «Шкендии», которая в последние годы регулярно представляет страну в еврокубках. 

Игнорировать успехи было невозможно. На Евро-2020 поехали три футболиста, которые представляли (а один до сих пор там играет) клуб из Тетово: Висар Муслиу, Эгзон Бейтулаи и Ферхан Хасани выигрывали чемпионат в составе «Шкендии». Кроме того, у Эниса Барди, Эзджана Алиоски также албанские корни, а Элиф Элмас – турок. 

Некоторые северомакедонские игроки (например, Алиоски) получали предложение сыграть за сборную Албании. В 1990-х они наверняка согласились бы, но сегодня их вызывают в национальную команду той страны, где они родились. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

За несколько дней старта чемпионата Европы известный спортивный журналист Саймон Купер в тексте для Financial Times задался вопросом, поспособствуют ли успехи сборной Северной Македонии становлению национальной идентичности. Он не только упоминает проблемы, связанные с правами албанцев, но и говорит о противоречиях внутри национального большинства.

Греки настойчиво требуют не путать нынешних македонцев со своими предками – с теми, кто жил в Македонии времен Филиппа II и Александра Великого (первый подчинил остальную Грецию, второй – покорил Ближний Восток и дошел до Индии). Сегодня власти Скопье согласны с тем, кто их страна к античному государству отношения не имеет. Но еще в 2010-м премьер-министр Никола Груевский «примазывался» к наследию давно ушедшей эпохи. В столице появились статуя Александру Македонскому, дома, похожие на Парфенон, и фонтаны в неоклассическом стиле. В честь легендарного полководца назвали аэропорт, а именем его отца Филиппа – главный стадион. 

Новый архитектурный облик города не понравился многим. Ценители стиля назвали Скопье столицей китча, а в Афинах напомнили о том, что нынешняя Македония не может считаться наследницей древнего царства. Пришедший к власти в 2017 году Зоран Заев признал неправоту предшественника. Стадион переименовали в честь певца и композитора Тоше Проески, а название статуи в центре Скопье сделали более нейтральным. Теперь это просто «Воин на коне». Спустя два года Македония и вовсе стала Северной Македонией. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

На установку памятника «Воин на коне» потратиили 7,5 млн евро

Впрочем, если греки запрещают использовать своих национальных героев, то болгары к этому относятся совсем иначе. Скопье и прилегающие территории в разные годы входили в состав болгарских государств, поэтому культурное влияние на Македонию соседей с Востока огромно. В Софии этим пользуются. Например, в прошлом году Академия наук Болгарии в очередной раз назвала македонский диалектом болгарского, что по сути ставит знак равенства между двумя народами. 

Для македонцев упростили получение гражданства соседнего государства: кандидату достаточно признать болгарское происхождение. По итогам переписи 2002 года болгарами себя назвали полторы тысячи жителей Македонии, но получателей гражданства гораздо больше. К 2013 году паспорт выдали 87 тысячам человек, и их число растет. 

В Северной Македонии почти не болеют за свою сборную – Албания или Сербия более популярны. В стране кризис национальной идентичности

Активисты на открытии памятника Константину Каварналиеву, болгарскому офицеру, воевавшему с Сербией

Власти Сербии паспорта так просто не выдают, но к этой стране также тяготеют многие жители Македонии. Сказываются десятилетия в составе единого государства. В 1944 году Македония получила первые признаки государственности – она стала одной из югославских республик, но до этого местное население называли частью сербского народа. Культурное, языковое, экономическое и политическое влияние северных соседей на Македонию всегда было сильным. Известные личности, богатая история, более развитая экономика – называя себя сербом, условный житель Скопье приобщается к чему-то большому. 

Все это породило проблему самоидентификации. Македонцам старательно объясняют, кем они являются (или не являются, если речь о позиции Греции), что мешает жителям страны почувствовать себя единым целым. У кого-то сохранилась привычка сопереживать сербам, потому что они – правопреемники единой Югославии. Кто-то всерьез отождествляет себя с Болгарией. Другие до сих пор не могут понять, в каком поколении Александр Македонский приходится им родственником. А если держать в уме, сколько албанцев проживают в крошечной балканской республике, то становится ясно, почему сборная Северной Македонии и ее выход на чемпионат Европы многими на родине воспринимается в лучшем случае нейтрально. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

20 − пятнадцать =