Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

В решающий момент четвертьфинала на скамейке сборной Испании мелькал крепкий мужчина с аккредитацией на шее: что-то говорил футболистам перед серией пенальти, а после ударов выбегал к линии и хлопал в ладоши. После матча Marca написала, что выход в полуфинал – в том числе и его успех. Это Хоакин Вальдес – психолог, который уже 13 лет входит в тренерскую команду Луиса Энрике. 

Вальдес – бывший спортсмен, дошел до седьмого дана по дзюдо (всего 10) и перенес множество травм: рвал крестообразные связки, травмировал оба плеча, получил межпозвоночную грыжу и хондропатию надколенника. Сражаясь за здоровье, переключился на тренерство и психологию, а в какой-то момент совместил два занятия. Работал спортивным психологом в детских академиях разных видов спорта: от гольфа до тенниса. В футбол его привело случайное знакомство с хирургом перед одной из операций.

«Он познакомил меня с психологом «Спортинга» из Хихона, и благодаря этому я начал работать в клубе», – вспоминает Хоакин.

В 2008-м ему позвонил Луис Энрике и предложил должность психолога в «Барселоне Б». С тех он пор они не расставались: вместе работали в главной каталонский команде, «Сельте», «Роме», а с 2018-го – и в сборной Испании.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

Хоакин Вальдес – первый слева

Когда Энрике спрашивают о функциях Вальдеса, тренер часто отшучивается: «Психолог нужен мне, а не команде».

По данным инсайдеров The Athletic, Вальдес – один из самых близких людей к главному тренеру в сборной Испании, Хоакина считают правой рукой Луиса Энрике. С психологом связывают не только победы тренера, но и его ошибки. Первый вызов в карьере Вальдеса случился после перехода в главную команду «Барселоны».

Летом 2014-го штаб Луиса Энрике заехал на базу «Барселоны» с большими амбициями, но явно не оправдал ожиданий команды. Как писал Sports.es, проблемы начались с первой пресс-конференции – лидеры посчитали, что новый тренер недостаточно обозначил важность футболистов. Дошло до того, что с главным тренером перестал разговаривать Лео Месси. Штатный психолог (формально был заявлен как ассистент) на первом этапе не только не помог, но и, кажется, стал одной из причин раздражения суперзвезды.

В январе 2015-го Месси неожиданно оказался на лавке в выездном матче против «Реал Сосьедада» – предположительно накануне матча у Лео вспыхнул конфликт с тренером. Уже на второй минуте Жорди Альба забил в свои, и Энрике оказался в дурацком положении. В перерыве он выпустил Месси на поле, но отыграться не удалось. Весь тайм Лео копил злобу, и после игры в раздевалке можно было заряжать телефон от воздуха. Первым с Лео заговорил психолог, но стало только хуже – опять разговор на повышенных тонах, который просочился в медиа.

Месси тогда бесило все, во время публичных ссор с Энрике он требовал от тренера объяснений, чем конкретно занимаются люди из штаба, в частности – Хоакин Вальдес.

Так Лео примкнул к сборной антипсихологов, которую в 2021-м возглавил Станислав Черчесов. 

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

В те годы имя Хоакина Вальдеса всплывало в медиа в основном, когда что-то шло не так. Весной 2017-го Неймар психовал и в кабинетах «Барселоны», и на поле: наступил на ногу Маркиньосу в ЛЧ, а вскоре заработал красную в матче Ла Лиги с «Малагой». В клубе порекомендовали бразильцу обратиться к психологу. Неизвестно, чем это закончилось, но судя по летнему трансферу, ничем хорошим для клуба.

Но совершенно точно есть люди, которым Вальдес помог и помогает сейчас. Один из них готовится к полуфиналу Евро.

Альваро Мората на турнире под огромным давлением: не спит из-за мыслей о промахах, переживает за семью, которой угрожают. И спасается в разговорах с Вальдесом.

«Я очень доверяю ему. Мы не так много говорим с ним о футболе, больше о жизненных вещах. Например, я очень боюсь летать. Дошло до того, что при объявлении по громкой связи в самолете я снял наушники и подумал: «Мы падаем!».

У нас есть свои страхи, которые не имеют ничего общего с футболом, и хорошо, что такие люди, как он, помогают». 

Клубный психолог в понимании многих – человек, который приглашает игроков в кабинет и, как в кино, устраивает сеансы ментальной терапии. Вальдес рассказывает, что в футбольной жизни все не так. 

«Извините, что разочарую вас, но это работает по-другому, – объяснял психолог. – Не всегда можно работать с игроком напрямую. Я вмешиваюсь в коллективные проблемы через тренера. Почему? Потому что тренер больше остальных влияет на команду, футболисты к нему прислушиваются, от него зависит, воспринимают они меня или нет».

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

У Вальдеса нет пошаговой инструкции решения проблем (настораживало, если бы была). Свою общую задачу он формулирует так: «Вот вы спрашиваете у спортсменов: «Как ты себя чувствуешь физически?». Он отвечает, что хорошо. Тогда следующий вопрос: «А почему же ты продолжаешь тренироваться?». Логичный ответ: чтобы совершенствоваться. У психологии схожая цель: спортсмены здоровы, и у нас есть несколько инструментов, чтобы избавить их от падений». 

Вальдес дал несколько больших интервью и минимум однажды даже выступал перед широкой аудиторией: отвечал на вопросы врачей, учителей и спортсменов. Ниже его главные убеждения и тезисы – об устройстве спорта и жизни. 

•‎ Повышенная мотивация – такая же проблема, как и недостаточная мотивация. «Представьте себе струну гитары. Хорошо ли она будет звучать, если будет висеть? А если ее перетянуть, она порвется. Спортсмены – то же самое, они должны искать баланс».

•‎ В ключевые моменты (типа серии пенальти) можно контролировать эмоции через дыхание. «Что со мной происходит, когда я напряжен? Я дышу неровно. Но я же могу это отрегулировать? И наоборот: когда я недостаточно сконцентрирован, я добровольно увеличиваю частоту дыхания, чтобы добиться напряжения. Решает ли это ситуацию? Может быть, не до конца, но я чувствую, что могу что-то контролировать. А этот контроль придает уверенность».

•‎ В поражениях – огромная польза. «Мы все понимаем, что поражения неизбежны, но кто-то говорит: «Чем позже, тем лучше». Что ж, это не совсем так. Помню, как в «Спортинге» лидеры академии постепенно продвигались к главной команде почти без вызовов, они всегда превосходили остальных. Что произошло, когда они попали в раздевалку основы? [Перестали быть лучшими]. Это настоящая проблема. Ее можно было бы избежать, сталкивайся игрок с разочарованиями в детской карьере. Конечно, это не значит, что мы должны [искусственно] расстраивать людей. Но мы можем сделать вывод, что ошибки, неудачи и поражения – это не всегда что-то отрицательное. Значит ли мы, что хотим их? Нет, но когда они наступают, мы знаем, как их использовать. Воспринимаем их как препятствия, которые нужно преодолеть». 

•‎ Что делать после поражения в финале, к которому шел десятилетиями? «Называю это процессом глубокого огорчения. Когда мы сталкиваемся с чем-то негативным, наступает первая стадия эмоционального воздействия, через которую нужно пройти. Мы должны позволить этому случиться. Это не лучшее время, чтобы помочь футболисту. Он говорит, что уничтожен весь его сезон, а кто-то подходит и говорит: «Да ладно, мужик, соберись, ничего страшного». Как ничего страшного?! Человек вам ответит: «Я просто пытаюсь тебе помочь». 

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

Нет, мы должны пережить этот небольшой процесс оплакивания, потому что настанет момент, когда нужно будет двигаться вперед. Что случилось? Наша мотивация на дне. И мы должны ее восстановить. А мотивация состоит из целей, нам нужно найти следующую цель. Пусть и не такую большую».

•‎ Цели должны быть реалистичными. Если завышать планку, неизбежно новое разочарование. «Психологи должны помогать ставить реалистичные цели. Так работает не только в спорте. Например, некоторые крупные компании ставят заведомо недостижимые задачи. Сотрудники знают, что их невозможно выполнить, даже работая по десять часов в день. Есть теория, которую использовал Гитлер: обозначая недостижимую цель, вы ее не достигнете, но получите больше, чем если бы ее не поставили». Гитлер добился этого путем запугивания, но в конечном счете это приводит к [внутреннему] сжиганию человека. Чего-то можно добиться в краткосрочной перспективе, но ничего в среднесрочной. 

Очень характерно, что после Рождества многие планируют ежедневно посещать спортзал, но к 8 января уже не выполняют цель. Анализ при постановке цели должен быть таким: если я раньше вообще не ходил в спортзал, я не могу думать о ежедневном посещении. Если я буду ходить раз в неделю, то уже сделаю больше, чем ничего. А если посчитаю, что одного раза мало, буду ходить дважды».

•‎ Пандемию нужно воспринимать как вызов, а не как проблему. «Иначе можно погрузиться в глубокую депрессию. Предвидение трудностей помогает, наивно думать, что в жизни все будет гладко. Думая наперед, вы потом можете применить этот настрой. Пока мы все ждем вакцину (интервью состоялось в январе 2021-го – Sports.ru), нужно активировать план Б и настроиться на то, что это все продлится долго. Если вы думаете, что вскоре вернетесь к нормальной жизни, будете разочаровываться».

•‎ Способ приблизиться к технике Месси и Иньесты – тренировка мозга. «В дзюдо некоторые движения отрабатываются через многократные повторения, чтобы в конечном счете добиться автоматизма. Помню, как выигрывал соревнования, толком не понимая, что конкретно сделал. Ваш мозг просто увидел возможность для применения отработанной техники – и все прошло гладко. Автоматическая тренировка с многократными повторениями помогает это отработать. Вы видели, как Месси или Иньеста уходят из окружения пятерых футболистов, и думаете: «Как?». Я всегда в этих случаях привожу пример из «Матрицы». Помните, как герой отклоняется от пули, будто замедляя время? У Месси и Иньесты будто тоже есть такая способность. Но это не то, с чем вы родились, это то, чего вы добиваетесь на тренировках». 

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

•‎ Тренировка воображения помогает на поле. Вот конкретное упражнение из набора Вальдеса: он приглашает игрока, создает ему комфортную атмосферу, чтобы не отвлекали никакие мысли, и просит представить важный момент матча (выход один на один, серию пенальти, единоборство с защитником) и максимально точно воспроизвести этот сценарий в голове.

«Научно доказано, что когда мы думаем о чем-то, то химические процессы мозга точно такие же, как если бы делали это по-настоящему. С помощью воображения вы обозначаете, что контролируете ситуацию. Постоянно привожу в пример одно видео с Фернандо Алонсо: он идет по трассе с журналистом и на словах объясняет ему, что делает на том или ином участке: «На этом повороте мы включаем пониженную передачу, далее не крутим руль. Здесь мы разгоняемся и вылетаем из тоннеля на полной скорости». Он в голове прокручивает это приключение. Это тренировка воображения. Когда начнется гонка, получится ли у него всего задуманное? Может быть, перед вами окажется другой болид, который помешает, и что-то не удастся. Но тем не менее Фернандо выйдет на старт с мыслью: «У меня все под контролем». Что вы получаете [упражнением на воображение]? Уверенность в себе. Именно то, что нам нужно». 

•‎ Физическую травму всегда сопровождает психологическая. «Спортсмен переживает отрицание, страдание и вопросы вроде: «Почему это происходит со мной?». Это погружает вас на дно, но как только вы достигли предела, нужно думать, как выбраться оттуда, сосредоточиться на реабилитации. Я использую упражнение на воображение: чтобы спортсмен представил, как все действия приводят к его восстановлению. 

При травмах важен настрой пациента, что он рано или поздно восстановится. В зависимости от эмоционального состояния футболист будет работать над реабилитацией больше или меньше. Например, спортсмен с травмой колена, если доверяет физиотерапевту, сгибает его на большее количество градусов. Если доверия нет, будет чувствовать боль и опасение. Страхи могут сильно задерживать процесс. Это не какое-то волшебство, прямая зависимость физического [здоровья] от ментального и наоборот». 

•‎ Когда тренер не умеет говорить – это проблема. Но ее можно решить с помощью психолога. Первые конфликты Луиса Энрике в «Барселоне», возможно, как раз и связаны с тем, что тренер не совсем умел разговаривать с суперзвездами. Вместе с психологом они искали подход к Месси. «Лучший тренер – обладатель массы технических знаний и большой знаток управления людьми. В раздевалке вас постоянно оценивают, смотрят, сколько раз вы почешете нос, как часто повторяете какое-либо слово. Я помню, у меня был тренер, который постоянно говорил «окей?». Он говорил «окей?» – я в уме себе записывал очко, он повторял слово – я в уме записывал второе очко. В итоге меня больше интересовал подсчет очков, а не то, что хочет сказать тренер. 

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

Первое, что нужно тренеру – привлечь внимание футболиста, тренеры должны обладать коммуникативными навыками не меньше, чем техническими знаниями. Вы должны четко понимать, какой посыл хотите передать команде. Поза, тон – вы должны учитывать все аспекты вашего имиджа, когда находитесь перед группой игроков такого уровня».

***

Выступление, организованное газетой El Pais, Вальдес завершил простым жизненным советом. Настолько простым, что в разных вариациях вы могли его встречать в пацанских пабликах ВК, но психолог добавил деталей: «Мне нравится ценить каждый момент жизни и не привыкать к тому, что происходящее – норма. «Барселона», сборная Испании – нужно быть готовым, что этому наступит конец. Это точно произойдет. Когда я был в «Барселоне», то ценил каждую минуту там, знал, что переживаю уникальный момент. Кто бы мог подумать, что впереди сборная Испании.

Самая большая проблема – поверить в то, что все это [ваши успехи] нормально, привыкнуть к этому, не ценить это и в итоге глубоко разочароваться в день, когда вы этого лишитесь. Вы должны наслаждаться каждым неповторимым моментом. Когда я выступал перед детьми, сидящими на коврике, я не знал, что впереди у меня «Рома», «Сельта», «Барселона», сборная Испании. 

В штабе Луиса Энрике 13 лет работает психолог. Держите его сеанс

Не знаю, какой день все изменил стратегически – когда я сказал врачу перед операцией, что работал спортивным психологом? Я не знал, куда все идет, но я знал, что все имеет значение, [есть] эффект домино. Все, что мы делаем, влияет на будущее. Это небольшое знание, которое я бы хотел передать вам». 

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

18 − один =