В 2013-м молодой талант Иван Соловьев с большим скандалом перешел из «Динамо» в «Зенит». В Петербурге дела не пошли: за 3 года всего 55 минут в чемпионате, Кубке и Лиге чемпионов. Дальше – аренды: «Амкар» Черчесова и Финляндия плюс полноценные трансферы: «Факел» и питерское «Динамо».

В начале 2019-го Соловьев неожиданно разменял рвущийся в РПЛ «Сочи» на узбекистанский «Навбахор», которым руководил Андрей Канчельскис. А в этом году вновь сменил клуб – теперь он в «Насафе», рвущемся к первому чемпионству в истории.

Валерий Самсонов сгонял в Карши (юг Узбекистана) и записал интервью с Иваном: о шумном трансфере в «Зенит», попытках реанимировать карьеру в России, азиатской Лиге чемпионов и счастливой жизни в Узбекистане.

.

– Еще в дубле подписал контракт с [агентом Деннисом] Лахтером. Контракт заканчивался через полгода, «Динамо» не предлагало новый. Говорю Лахтеру: «Контракт заканчивается, что будем делать?» Он спросил: «Что ты хочешь?» Ответил: «Остаться в «Динамо. Пусть только сделают нормальные условия, чтобы можно было нормально жить в Москве, помогать родителям».

Лахтер пообещал озвучить мою позицию. Перезвонил: «Предлагают 300 000 рублей в месяц. Ты заслуживаешь больше». Я хотел 600 000, потому что знал зарплаты Панюкова, Баккала. Он передал руководству. Началось: «Мы отдыхаем в Барселоне. Прилетим в декабре – будем разговаривать».

А уже был железный вариант с «Зенитом». Подписывай предварительный контракт – и все. Сидели-сидели, Лахтер разговаривал с «Динамо», но никакого ответа не было. Собрались, поехали в Питер подписывать предварительный контракт.

Вернулся, поехал на сборы с «Динамо». В один прекрасный момент они узнали, что я подписал контракт с «Зенитом». Подходит руководитель «Динамо»: «Давай подписывай контракт на 300 000». Я говорю: «Не буду, я уже подписал предварительный с «Зенитом». Он отвечает: «Тогда собирай вещи и ####### [уезжай] отсюда!»

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

Окей, встал и вышел. Объяснил Петреску ситуацию, тот пообещал решить. Ушел в номер, меня позвал Дан [Петреску]. Захожу к нему, он говорит: «Все нормально, готовься к игре. До конца сезона ты будешь в «Динамо».

Выиграли [в товарищеском матче] у «Шахтера» 2:1. Руководители «Динамо» обнимаются, чуть ли не целуются. Вечером в гостиницу приехал Лахтер, сели разговаривать с руководством: два человека были выпившие, с перегаром. Один из них говорит: «27 000 $ в месяц тебе хватит?»

А я уже подписал с «Зенитом» предварительный контракт, смотрю на Денниса и молчу. Он начал объяснять, что это не серьезно. Проходит минута – мне говорят: «Давай, 26 000 $ – и подписывай».

Я сижу вообще в шоке. Только 27 000 $ было, сказали пару слов – упали до 26 000 $. Я Деннису сразу сказал: «Пойдем отсюда. Люди сидят пьяные, ни к чему этот разговор. Еще две минуты – на 25 000 $ опустимся». Я посчитал это неуважением: через три месяца заканчивается контракт – люди приходят в пьяном виде: одна цифра, другая. Решил уходить – и все.

– Не знаю. Там был человек из ВТБ, даже не помню, как его зовут. А второй – [спортивный директор Дмитрий] Галямин – просто рядом сидел.

– 35 000 рублей.

– У меня был ориентир на тех, кто был со мной в основе, но вообще не играл. У одного – 1,5 миллиона, у другого – под миллион. Я посчитал, что не буду просить миллион. Дайте хотя бы 600 000, чтобы я мог просто содержать маму, папу, помогать семье. Думал, этих денег хватит.

– У Баккала и Панюкова.

– В «Зените» я получал 30 000 €.

Дело было не в деньгах, а в отношении. Хотелось, чтобы все было по-человечески. Обычно за полгода до окончания контракта вызывают, общаются. Такого вообще не было. Сезон закончился – ни один человек не сказал о продлении контракта. Никто не предложил обсудить условия.

Агент Лахтер в Израиле, я в Москве. Руководству же проще встретиться со мной, обсудить детали, выслушать мою точку зрения. Ни одной такой встречи не было. Первая встреча была в Турции, когда был человек из ВТБ.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Не знаю.

Сказали бы 100-150 тысяч – я молодой, из деревни (поселок Садовый, Калужской области – Sports.ru), для меня это большие деньги. Первая зарплата в «Динамо» была 4 000 рублей. Потом с пацанами общаемся, ты знаешь, у кого какие зарплаты.

Становится обидно: почему они не играют и получают такие деньги? А я играю, доказываю, выхожу на поле – это несправедливо по отношению ко мне. Тем более я был старше Панюкова на год. Баккал, понятно, года на два-три старше, но Панюков младше – и ему дают такую зарплату.

– Первые премки упали за то, что обыграли «Химки» – около 600-700 тысяч рублей. Вот только деньги упали – сразу поехал купил себе машину. У всех молодых была страсть к машинам.

– BMW X5.

– Так и было. Сидел дома, пришло сообщение – сразу встал с дивана и сказал жене: «Поехали за машиной». Поехал – купил.

– Думали: «Что за чудак приехал? Что ему здесь надо? Наверное, пришел просто машинки посмотреть». В итоге уехал на BMW X5.

– Сразу наличкой отдал [примерно 1 000 000 рублей].

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Нет. Деньги приходили на карту, но я их снимал. Раньше деньги не держал на картах.

– Через знакомых. Сказали, есть один хороший агент, который отвозил Аршавина в «Арсенал». Решил посмотреть. Лахтер сказал: «Пусть приедет поиграть с нами в футбол (они собирались где-то в бане). Я с ним потом пообщаюсь и решим, что делать».

Приехал в баню. поиграл в футбол с мужичками. Пообщались, посидели и разъехались.

– Он сказал: «Видно, старание есть, трудолюбие. Подпишем с тобой договор».

– 5х5 в «коробке», как во дворе.

– Были варианты с «Анжи» и «Локомотивом». Кажется, это больше слухи. Конкретика была от «Зенита» – сразу контракт.

– В долг у него брал? Это он меня обманул.

Как потом выяснилось, «Зенит» дал ему агентские – 4 миллиона рублей. Он сказал: «Делим пополам. Даю тебе 2 миллиона, но ты напиши расписку, что ты взял в долг, чтобы не было лишних разговоров. Я молодой – доверился.

Написал расписку: «Прошу дать мне в долг…». Потом, когда пришла первая зарплата от «Зенита», он сказал: «Помнишь, ты 2 миллиона в долг брал?». Я говорю: «В смысле? Какой долг?» Он ответил: «Вот расписка, я ж тебе эти деньги в долг дал».

С каждой зарплаты я 20% платил и еще часть за эти 2 миллиона.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Ну вот с этим долгом, который я платил, то на то и выходит.

– Мне тоже говорили, что он получил больше миллиона, но я об этих деньгах даже не слышал. Даже не знаю, кто ему дал, откуда.

– Если честно, можно так сказать: обманул. Использовал? Я не воспользовался своим шансом. Он просто меня засунул, а там – ##### [крутись] как хочешь. Потом он вообще поругался с руководством «Зенита», и я 4 месяца играл в футбол во дворе.

– У меня заканчивался контракт с «Зенитом». После аренды в «Лахти» (Высшая лига Финляндии – Sports.ru) мне 4 месяца просто платили деньги.

За 2 месяца до окончания контракта мне сказали: «Хочешь – приходи, бегай по кругу. Ни с какой командой не будешь тренироваться». Приходил, бегал по кругу, собирал пацанов с дубля, у кого рядом с домом есть коробка, и по 3-4 часа играл там со всеми нациями земного шара.

– Еще когда он про долг сказал, я задумался. А разошлись, когда он сказал: «В Саудию поедешь, туда поедешь». Я говорю: «Мне 20 лет, какая Саудия?»

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Нет. Зачем обманывать людей?

– Тяжелая сфера. Бумаги заполнять, людям «чесать»: «У меня такой футболист, такой футболист». Видео присылаешь: там один – приезжает в команду вообще другой.

Если футболист играет, тебе звонят из клуба: «Мы его хотим» – это одно. А когда агент засовывает футболиста – это неправильно, я считаю. Это унижение перед людьми, которые работают в клубе: «Возьми его – деньги попилим». Это неправильно.

– И к этому нормально отношусь. Они же не просто так приходят: когда нет результата, когда команда плохо играет. Если из игры в игру ничего не меняется: нет ни желания, ни результата – нормальное явление, что они приходят. Лучше они придут и скажут нам в лицо на базе, чем с трибуны будут кричать «урод», «пидорас».

– Конечно, это был мой первый день в [главной команде] «Динамо». Стою маленький, хлюпенький в первом ряду. Смотрю – толпа идет. Думаю: «Что случилось?» Нас построили, начали говорить: «Еще раз увидим в каком-то клубе или ресторане (сейчас не помню) – будем ####### [бить] прямо на месте». И Нобоа заулыбался – я думал ему прям там ##### дадут.

Это пошло на пользу – команда начала выигрывать: обыграли «Зенит», «Спартак» (5:1).

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Думаю, да. После «Динамо» не хотелось ездить во Второй лиге на автобусах по 15-16 часов. Да там и деньги не такие большие платят. На обычной работе можно получать столько же, только постоянно будешь с семьей. Даже в Медиалиге – будешь получать больше, чем во Второй лиге.

– Пошел бы по отцовской структуре. Отец у меня железнодорожник, поэтому пошел бы вместе с ним. Менял бы пути. Там бы уже жизнь показала, что делать.

– У Дана всегда так было. Неважно, какой ты национальности, игрок сборной или нет. Кто на тренировках работал, пахал, доказывал – тот играл. Я ему очень признателен за это: что заслужил – то и получаешь.

– Конечно. У нас агенты формируют команды. У каждого клуба есть свой агент. У каждого тренера есть свои 5-6 футболистов, которых он будет из команды в команду возить. От этого никуда не деться.

– До прихода я в дубле был. Но я думаю, так же было.

– Это вообще легендарная история. Как можно привезти футболиста из Голландии, который там задавил бабку (подтверждений этой истории найти не удалось – Sports.ru)? У него была заоблачная зарплата, ему сняли квартиру в «Москва-Сити» за 300 тысяч, а человек даже не попадал в заявку основы. Иногда сидел на скамейке, просто потому что он голландец.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

Много таких было в «Динамо», очень много. Еще Борис Тащи был из Украины. Ему тоже сразу сделали зарплату 1,5 миллиона, а он даже с основой ни разу не тренировался.

– Тебе делают зарплату 2 миллиона, из которых один отдаешь. У нас же так в России деньги отмываются.

– Не знаю, как во всех, но в большинстве точно так. То, что агенты формируют все команды – это сто процентов. У каждого клуба есть агент, который таскает туда своих игроков.

– Как раз в этот период я полностью погрузился [в футбол], хотел играть в «Зените». После аренды в «Амкаре» первое время выходил при Боаше, выкладывался. Потом уже я понял: что ни делай – нет никаких шансов. Тогда чуть-чуть были ошибки молодости.

Я не гулял. Просто сидел дома, замыкался в себе. Нервничал, ругался с женой, постоянно кричал. Просто чуть-чуть надо было включить голову, не обращать внимание и делать свою работу. А я, наоборот, загнался, загрузился. Короче, сломался психологически.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Все нормально было и с режимом, и с питанием, и с алкоголем. Шучу, конечно. Я вообще не любитель выпить. Не нравится мне состояние, когда ты не отдаешь отчет своим действиям. Утром встанешь и думаешь: я никого не побил, не убил? К алкоголю у меня никакого пристрастия.

– Лахтер очень часто ссорился с руководством «Зенита», которое просило упасть в зарплате, чтобы я выходил, был в заявке. Он сказал, что мы не будем падать в зарплате. После этого началось.

– Боаш не давал играть. Отправили в дубль, поругался с Радимовым. Ну, как поругался. В прессе дали неправильную информацию.

В паузе на сборные «Зенит-2» играл в Москве со «Спартаком-2». Обычно говорили, кто едет играть за дубль. Мне никто слова не сказал. Купил билет в Москву за свой счет, сыграл несколько игры в ЛФЛ, вернулся в Питер. Прочитал интервью Радимова, где он сказал, что я отказался играть за «Зенит-2», хотя я об этом даже не знал.

– Все легионеры были хорошие. Данни, конечно, нравился больше всего. В плане общения, игрового мышления он топ.

– Шаву [Андрея Аршавина]. Это вообще легенда. В 32 он приехал из «Арсенала», у него был животик, но он все равно возил всю основу. Даже Халк так не возил.

– Всегда играли легионеры против русских. Тренеры судили, чуть помогали легионерам. Там иногда такие вещи звучали, что просто край. Нигде не услышишь, чтобы так игрок тренеру говорил.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Да на ### послать в прямом смысле этого слова. И переводчик не знает, что ему делать. Говорили не переводить, просто сказать что-нибудь.

На тренировке забили гол, подняли офсайд. «Да ты ###### [достал] уже ##### [блин] нас».

– А что ты сделаешь? Основной костяк держится на русских. Авторитет Ромы [Широкова] больше, чем у тренера. У любого питерского футболиста авторитет намного больше.

– Даже не знаю, как их сравнить. Давай отдадим предпочтение Спаллетти. Итальянская подготовка, бега, тяжелые сборы. Я больше склонен к его методам.

– Наверное, когда я вышел в Лиге чемпионов в матче с киприотами.

– Каждый день был несчастливый. Когда не играешь – каждый день несчастливый.

– Ни с кем ее делить не буду, она полностью на мне. Зачем ее с кем-то делить, искать крайних? Ни в коем случае. Значит, я что-то сделал не так, где-то недоработал. Это полностью моя вина.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Лучший тренер в России. У него высокая самооценка: «я, я, я». Дисциплина на первом месте. Мне это очень нравилось. Всех держал в кулаке. Все его уважали, боялись. Только из-за этого у него команды играют.

– «Я – номер один».

– Не прямым текстом, но чуть-чуть набрасывал: «я», «везде я», «будете слушать только меня».

– Все реагируют по-разному. Лично мне это не нравится.

Есть пример – Канчельскис. Человек играл в киевском «Динамо», донецком «Шахтере», «Манчестер Юнайтед». Легенда нашего футбола. Он не такой. У него нет этого: «я», «я столько забивал», «в «Манчестере» играл». Вообще нет. Обычный человек, как будто не играл там.

Есть такие [тренеры]: «Да я там поиграл, в «Спартаке» был». Есть тренеры, которые говорят: «Вот когда мы играли». Не понимаю этого. Сейчас уже другой век, сейчас уже по-другому люди играют.

А Черчесов везде должен быть первым. «Вот я играл» – такое не упоминалось. Такого не было. Он в воротах играл. Что он расскажет нам? Если бы он в поле играл, я думаю, тоже самое было: «Вот когда я играл – я вот так делал».

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Она же Лучшая лига мира. Как может быть там? Выезды далекие, а так ничего, нормально.

– Полностью. Я играл за Воронеж, мы шли на третьем месте. Нас очень жестко убивали.

Играли с «Кубанью», нам на 90-й минуте тип подал со штрафного на 10-й сектор, другой крикнул «а!» – нам поставили пенальти. В следующем туре поехали в Тюмень – там еще 3 точки поставили. На этом наша задача выхода закончилась.

– Не успел. Я был молодой, вырос в деревне. Когда это все увидел, было тяжело. Я все себе покупал. Разбрасывался деньгами. Друзей было вагон, чтобы посчитать – пальцев не хватало. Сейчас на одной руке можно посчитать.

Если бы [денег] хватило, после «Навбахора» закончил бы. Подался бы в медиафутбол. Может быть, там пригодился бы.

– Машину оставил первой жене. Сейчас хочу квартиру купить. Думаю: или здесь, или в России. Пока здесь играю – купить здесь. Закончу, продам – куплю там.

– А какие ошибки?

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Если только переход считать ошибкой.

Совет – слушать самого себя: выбирать, где тебе будет комфортно. От Аршавина навсегда запомнил: «Если будешь [хорошо] играть – тебе агент будет не нужен. Тебя сами будут клубы хотеть». Если плохо играешь – тебя засунет агент. У тебя есть язык, ты можешь сам договариваться об условиях, о зарплате.

– Не просрал я карьеру: я еще играю в футбол. В Узбекистане неплохой уровень, есть Лига чемпионов Азии. Просрали те, кто играет во Второй лиге, кто сейчас ушел в медиафутбол. Не считаю узбекскую Суперлигу плохой. [Азиатская] Лига чемпионов соответствует нашей российской Премьер-лиге: от шестого места и ниже. Есть команды и лучше.

– Если бы подписал не с Лахтером, а с любым другим агентом из России, понятно, что сейчас играл бы в РПЛ и не оказался бы в Узбекистане. Сто процентов.

– Играл в «Сочи». В отпуске Игорь Голбан, который сейчас в «Навбахоре», предложил сыграть на любительском турнире, а после него – поехать в Узбекистан. Начал узнавать, сколько платят – оказалось, нормально. Сказал: «Давай попробуем». Просто на дурака.

Восток – дело тонкое. Приехал в клуб, прошел сборы, директор сказал: «Ты нам не нужен». Но Канчельскис был за меня. Предложили контракт на полгода, потом все-таки подписал на год. Остался в «Намангане» на три года. Сейчас приехал в Карши. Дай бог, станем чемпионами.

– Пошли слухи, что меня хотят продать, отдать [в аренду]. На этой почве я и согласился поехать. Подошел к Точилину, сказал о варианте в Узбекистане, что там буду больше зарабатывать, что меня хотят продать. Он ответил, что у нас есть незаконченное дело – выйти в Вышку.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

А у меня был вариант с «Нижним». Я бы лучше к [Дмитрию] Черышеву поехал, чем в Узбекистан. Подходит один из руководителей «Сочи»: «Подпиши с моим агентом – мы тебя бесплатно отпустим в «Нижний». Нужно было 15 или 20 процентов от зарплаты отдавать ему. Я не люблю, когда такое начинается. Решил, лучше поеду в Узбекистан.

– Понимал, что будет тяжело вернуться назад. Но я хотел ощутить себя легионером. У нас легионерам делают бешеные зарплаты, чуть ли не жопу вытирают – все делают для них. Поехал, чтобы прочувствовать это. Легионер везде легионер: как у нас, так и везде. Если ты еще и играешь – тебя народ любит. Ради этого стоит уехать.

– Был вариант с «Крыльями», еще когда они были в ФНЛ. Но я не поехал, потому что сказали: вот такая зарплата, столько будешь отдавать нам. Агент сообщил, что там бандитские дела, лучше не связываться.

Я сказал, что и подавно не хочу с этим связываться. Если никому не надо ничего платить – хорошо. У меня будет зарплата 2 миллиона, 1 нужно будет отдавать – зачем мне это? Получается, банкротишь клуб – это некрасиво и неправильно.

– Да.

– Что таксисты не замолкают – каждая машина сигналила как проститутке. Это меня очень удивило. Три месяца ходил и постоянно ругался. Я иду – он сигналит. ###### [достал] ты уже, что ты сигналишь? Я тебя не останавливаю. Потом привык.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Перед игрой с Бухарой всех собирает хоким [губернатор]: «Канчельскис – в отставку». Мы сидим с такими глазами – как в отставку, за что? Опустошение. Как будто отца из семьи забрали. Он был на стадионе. Перед игрой общался с нами, чтобы мы не показывали, что мы слабые духом. Спокойненько выиграли 3:1.

Когда его вернули, мы были вообще никакими, мертвыми. Сезон кончился, съездили на сборы. До карантина шли на 3-м месте, зарплату не платили 4 месяца. Кормили «завтраками». А он всегда был за пацанов. Не боялся руководителей. Всегда говорил честно, в лицо. Руководству это не нравилось, под него начали копать. Накопали.

– Хоким как президент: что хочешь может тебе сказать, что угодно может с тобой сделать. У нас же Миллер не может сказать Аршавину: «Тебя на палку посадить нужно». Здесь совсем по-другому относятся.

– Когда был другой хоким, после каждой игры была критика. Если проиграли – все. Даже если играешь вничью, в первом тайме могли зайти напихать: «Давайте бегайте».

Самое жесткое – когда проиграли «Андижану» 0:1. Заходит хоким: «Я бы вас всех ###### [трахнул], но ### свой пачкать о вас не хочу. Даже палку на вас жалко». Канчельскису говорит: «Ты вообще физрук, иди детей в институте тренируй». После этого хоким уехал в Фергану.

– В адеквате. Просто очень любит футбол. Вот такие у него были эмоции. Вне футбола он так никогда не пихал. Просто от расстройства. Тем более это дерби.

– Если будешь хорошо играть, себя проявлять, могут хорошо платить. Если будут любить, признают, можно достичь этих цифр.

За чемпионство в «Навбахоре» обещали по квартире или по машине. Это где-то 20-25 тысяч долларов было в те года. Сейчас не знаю: бюджет намного больше, зарплаты другие. Думаю, тоже обещают квартиру или машину, которые сейчас стоят 40 тысяч долларов.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Выезды все недалекие. Из Намангана ехать 4 часа на такси до Ташкента, дальше уже на другом транспорте. Из Карши – садишься в Afrosiyob (скоростной поезд, как «Сапсан» между Санкт-Петербургом и Москвой) – 3,5 часа – ты в Ташкенте.

– Там перевал, автобусы не пускают. Были случаи, когда они переворачивались. «Бухара» так чуть не разбилась. Тормоза отказали, водитель спас всю команду: положил автобус на бок, не дав ему упасть в овраг.

– Судейство везде больная тема: и в Узбекистане, и в России. Если тебе подсуживают, значит хорошо судят. Если не подсуживают – плохо. Ничего, судьи нормальные. Сейчас намного лучше, чем раньше. Когда ВАР не было, чудили.

– В Намангане играли с «Пахтакором». При счете 1:1 на 95-й спорный эпизод. Судья пошел смотреть ВАР. Говорю ему: «Не ставь [пенальти]. Поставишь – стадион перевернется» – «А, все нормально». И назначает пенальти. Забивают гол, финальный свисток. С трибун все полетело на поле: бутылки, зажигалки, телефоны, зарядки, насвай. Он три часа потом не мог уехать. Люди встали возле стадиона, никого не выпускали.

– Конечно. В Намангане чуть ли не каждую игру резали барана. Легионерам зачем на это смотреть? У нас другая религия. Понимаю, это их обычаи. Но зачем после каждой игры это делать? Говорил: «Живодеры, так нельзя».

Окей, если в начале сезона и в конце, но не после каждой игры же. Никогда не понимал, что это дает. Говорили, это их обычай: всегда перед сезоном режут барана.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Приходила вся команда, весь персонал. Барана связывали, около ворот за линией поля выкапывали ямку. Подносили барана голову, резали, кровь вытекала. Потом специальный человек читал молитву. После этого барана разделывали, готовили плов и раздавали бедным, в детские дома.

– Каждый год говорили «сейчас все будет топ», три года одно и то же. Уже не верил, что что-то поменяется. Когда появился вариант с «Насафом», я сразу сказал «да», потому что это единственная команда [в Узбекистане], которая контролирует мяч, пытается играть в комбинационный футбол.

– Все из-за коронавируса.

– Так и жили. Из-за праздника [Рамадан] магазины днем были закрыты, работали только вечером. Вышел в магазин – обратно в гостиницу. И так 26 дней.

– Телефон, жена, компьютер – все что угодно. Тяжело, когда ты целыми днями лежишь на кровати. Гостиница была не такая уж и хорошая. В тренажерном зале два тренажера. Бассейна нет. Делать вообще нечего. Выживали.

– В европейской все намного быстрее. В азиатской дают играть: спокойно принимаешь мяч, поднимаешь голову, отдаешь. В европейской ты так не сделаешь: пока голову поднимешь, тебя уже съедят.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Они стали чемпионами в прошлом сезоне, но я ничего такого не увидел. Первый матч сыграли 1:1. У них было два удаления, [мы] не забили очень много моментов. Потом спокойненько обыграли их 3:1.

– Они уже не в таком порядке, но бегут, обыгрывают. Айю – большой: цеплялся, обыгрывал, бил. У Санти бочонок приличный. Пиво есть «Золотая Бочка» – у него такой же бочонок. Когда играл в «Вильярреале», в «Арсенале» не был таким бочонком. А там – прям вообще.

– У нас таксисты курят сигареты, здесь закидывают насвай. Говорят, хотят запретить. Тогда не знаю, что будут делать те, кто кидает.

– Конечно, кидают. Кто-то снюс, кто-то насвай. Это же фишка Узбекистана. Все местные кидают.

– Пробовал, еще когда был в России. Потом снюс вышел. Сейчас уже насвай – старые вещи.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Просто закинулся, слюну поплевал – и все.

– Через 1,5 года. Пять лет должно пройти.

– Я здесь почти 4 года. Уже как второй дом, очень много друзей. Поэтому с удовольствием приму и буду играть за сборную.

– Россия – мой дом. Мама, папа – все там. Россия всегда будет номер один. Здесь просто работа, футбол. Принять гражданство, поиграть за страну на уровне сборных – почему нет, если в сборную России я не могу попасть. Зачем ждать у моря погоды, если есть такой шанс.

«В «Зените» каждый день – несчастливый». Иван Соловьев: от шумного трансфера из «Динамо» до Узбекистана

– Еще не знаю, но попробовал бы себя в качестве тренера. Раньше не хотел. Думал, пока играешь – не видишь семью, а тренером – головоломка еще больше. Но все равно с возрастом это приходит: много видел, после каждой игры с пацанами или сам рассуждаешь, что бы ты сделал этой ситуации, как бы поставил состав. Поэтому да, я хотел бы себя попробовать.

– Если у каждого все взять – ты просто убьешь футболистов. Брал бы по чуть-чуть, но все равно бы вносил свое. Хорошая смесь бы получилась, я думаю. Термоядерная.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать − 7 =