Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

Балканские фанаты часто ведут себя на стадионах как на войне. Отчасти это связано с тем, что многие из них в 1990-е видели реальные бои своими глазами. Перед игрой в Сплите хорватские фанаты проведут акцию в честь 30-летия Вуковарской резни (одного из эпизодов Югославской войны): пройдут до стадиона 15-тысячным маршем. А затем продолжат вспоминать трагедию на трибунах.

Что надо знать про Вуковарскую резню? И почему она так значима для хорватов? 

: в этом тексте описывается один из эпизодов большой истории жестокой войны. Нельзя забывать, что зло и преступления были с разных сторон. Ссылки на другие тексты по теме – в конце материала. 

Вуковар – небольшой хорватский город на берегу Дуная. На противоположном берегу – уже Сербия. Здесь в 1969 году родился Синиша Михайлович, а через два десятилетия произошли кровавые события, о которых на Балканах помнят до сих пор. 

Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

Население Вуковара всегда было смешанным, поэтому и у сербов (около 32%), и у хорватов (47%) имелись основания считать город своим. Этническая вражда заискрила еще до фактического распада Югославии. Весной 1991 года здесь прозвучали первые выстрелы, что вынудило сербов организовать отряды самообороны. К тому моменту сторонники хорватской независимости уже обзавелись боевыми отрядами, а местная полиция часто выступала на их стороне. Сербское население поддерживала югославская армия, разместившаяся неподалеку от Вуковара.

Хорватия объявила об отделении 25 июня 1991 года. В тот же день на Дунае национальное меньшинство провозгласило создание Сербской автономной области со столицей как раз в Вуковаре. САО просуществовала меньше года, после чего вошла в состав Республики Сербская Краина – еще одного непризнанного образования, которое сопротивлялось отделению Хорватии, опасаясь этнических чисток.

За эти полгода Вуковар превратился в место ожесточенных боев. В сентябре 1991-го хорваты окружили военную часть, но югославская армия, откуда уже давно дезертировали все противники единства страны, прорвала осаду. Солдаты вместе с добровольцами взяли Вуковар в кольцо, однако город перешел под их контроль только через несколько недель. Из-за продолжительной осады и сильных разрушений бойню прозвали хорватским Сталинградом. Перед самым падением Вуковара местным жителям разрешили эвакуироваться, но все желающие уехать не смогли. 

Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

В больнице оставалось несколько сотен человек, многие из них были ранены в боях, но перевезти их было нельзя. Стороны договорились передать госпиталь под управление Международного комитета красного креста, но в итоге его заняла югославская армия. В боях за Вуковар войсками командовал майор Веселин Шливанчанин. По его приказу 20 ноября военные на подъезде к больнице остановили автомобиль сотрудников Красного креста. Тогда Веселин якобы прокричал врачам: «Это моя страна, мы завоевали ее. Это Югославия, и я здесь командую!» Майор пообещал представителям Красного креста передать больных и раненных в город Шаман в Боснии, но так и не сделал этого.

Уже в тот момент, когда Шливанчанин давал обещание, у госпиталя стояли автобусы для трехсот пациентов и врачей. Персонал почти сразу отпустили, а остальных повезли сначала в казармы, а затем в соседнюю деревню Овчары. Там располагалась свиноферма, которую еще в октябре превратили в лагерь для военнопленных, где всем заправляли не только регулярные войска, но и добровольцы. Среди них – боевики сербского криминального авторитета Желько Ражнатовича по прозвищу Аркан, который в конце 1990-х владел белградским футбольным клубом «Обилич».

Среди пациентов больницы в Вуковаре были в основном хорваты, но на их стороне также сражались французские, немецкие и венгерские добровольцы. Кроме того, в Овчары повезли нескольких сербов и боснийцев. Известно как минимум об одной женщине, а самому юному пленному было всего 16 лет. 

В тот же день, 20 ноября, пленные были убиты. Их отправляли к ближайшему оврагу для расстрела группами по 10-20 человек. Затем тела сбросили вниз бульдозером и захоронили в братской могиле. По разным данным в Вуковарской резне погибли от 255 до 264 человек. 

Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

Подробности трагедии вскрылись не сразу. В 1992 году в Загреб приехал американский судебный антрополог Клайд Сноу, который расследовал военные преступления в Югославии. В Хорватии он встретился со свидетелем резни, после чего отправился в Вуковар. К тому моменту в городе находились российские миротворцы, которые оцепили место захоронения по просьбе Клайда Сноу. 

Несколько тел обнаружили еще до конца 1992 года. Вскоре следователи предположили, что там закопаны останки по меньшей мере двухсот человек. На то, что погибших именно расстреляли, указывали следы от пуль в деревьях.

Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

Хорватские политики призывали к эксгумации, но власти Республики Сербская Краина отказывали представителям ООН. В итоге братскую могилу вскрыли только в 1996-м, когда территория перешла под контроль Загреба. Догадки Сноу подтвердились: на площади в 30 квадратных метров были похоронены около двухсот тел. Еще около 50-60 человек пропали без вести. Вероятно, поблизости находится еще одна могила, но ее до сих пор не обнаружили. 

За год до эксгумации майору Шливанчанину предъявили обвинение в массовом убийстве в Вуковаре. Гаагский трибунал по бывшей Югославии добился его экстрадиции только в 2003 году, когда Веселин уже дослужился до звания полковника и ушел в отставку.

Дело рассматривали четыре года, но приговор для Шливанчанина оказался весьма мягким – пять лет тюрьмы. Суд отказался признавать его виновным в преступлениях против человечности, назвав офицера югославской армии лишь подстрекателем к насилию. Обвинения в пытках и непосредственно в расстреле доказать не удалось.

Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

Однако через два года приговор сменили на более суровый – Веселину дали 17 лет. Впрочем, он вышел раньше срока, проведя в тюрьме 10 лет. И только в 2015-м Гаагский трибунал окончательно определился с интерпретацией событий в Вуковаре. Осаду города и массовый расстрел назвали геноцидом хорватского народа.

В 1991 году из 40-тысячного Вуковара уезжали при любой возможности, среди покинувших город были и местные футболисты. Многие эвакуировались в Загреб, где основали команду «Вуковар 91», и уже в 1992-м она поглотила «Слогу» – еще один клуб из занятого югославской армией города.

Удивительно, но после окончания войны в Хорватии «Вуковар 91» почти прекратил существование. Потребовалось несколько лет, чтобы команда вновь собралась, но уже не в Загребе, а на востоке страны, где еще недавно шли бои.

Клуб выступал на стадионе «Борово Населье» с трибунами на шесть тысяч зрителей. Первый же сезон получился выдающимся: «Вуковар 91» с ходу занял первое место и пробился в высшую лигу розыгрыша-1999/2000.

В элите команда продержалась всего год и ничем не запомнилась, кроме последнего места в таблице. Зато отличились фанаты, для которых поездка в Вуковар означала нечто большее, чем просто выезд. В городе оставалось сербское население, и не всех это устраивало. В феврале 2000 года, когда на игру приехали ультрас загребского «Динамо», на улицах начались беспорядки из-за этнических конфликтов, а затем они перекинулись на стадион. 

Больше «Вуковар 91» в высшую лигу не выходил, а в 2012-м клуб закрылся из-за финансовых проблем.

Даже сегодня в Вуковаре очень многое напоминает о войне. Восстановление идет медленно, а, например, водонапорная башня оставалась полуразрушенной до осени прошлого года. Она стала символом боев за город и даже туристической достопримечательностью. К башне водят экскурсии, а ее изображение помещают на сувениры.

Важный день для хорватов – они вспоминают Вуковарскую резню 1991-го. Трагедию признали геноцидом

О том, что происходило в Вуковаре в 1991-м, знает практически любой хорватский школьник. Сюда регулярно приезжают высокие чиновники, чтобы отдать дань погибшим. И в городе, и по всей стране регулярно проходили акции памяти. 

Одна из них состоится сегодня в Сплите – незадолго до 30-й годовщины трагедии. Ее организуют фанаты, которые соберутся на набережной, чтобы оттуда 15-тысячным маршем пройти к стадиону на игру против сборной России. А на 30-й минуте матча болельщики покажут специальный перформанс. 

Сербы, которые до сих пор составляют треть местного населения, не участвуют в акциях. Они тоже считают себя жертвами и тоже чтят память о событиях 30-летней давности. Отчасти их позицию иллюстрирует фильм, снятый в Югославии в 1994-м – то есть еще до окончания войны. 

«Вуковар» повествует о сербском солдате, женатом на хорватке. Он жил в этом городе, но вскоре был призван в армию, а когда началась война, ему приказали стрелять – в тех, кто еще недавно был его соседом. Фильм получил хорошие отзывы и даже выдвигался на «Оскар». 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

девятнадцать − 4 =