«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

В этом сезоне в РПЛ установили рекорд по количеству быстрых тренерских отставок – семь за девять туров. Одним из тренеров, потерявшим работу, оказался Олег Василенко, с которым расстался «Факел».

Василенко провел в Воронеже два года – сначала превратил аутсайдера Первой лиги в середняка, а затем вывел его в РПЛ, где стартовал с довольно ярким и смелым футболом и не проседал по продвинутым данным. 

После четырех очков в восьми турах «Факел» поменял тренера. Александр Дорский встретился с Василенко и узнал главное о жизни «Факела» в последние месяцы.

***

– Я провел в «Факеле» два года, все это время был погружен в работу. Поэтому до конца не понимал масштаб любви города к команде, особо никуда не ходил. После объявления об уходе мне написало очень много людей – честно, даже не успевал всем ответить. 

Меня поразил звонок Валерия Нененко – тренера, который выводил «Факел» в высшую лигу в конце 90-х. За два года нам не удалось встретиться – мы увиделись перед матчем с «Динамо» (3:3), когда Нененко сделал первый символический удар, перекинулись всего парой фраз. Потом Нененко написал после 1:4 от ЦСКА – нашего первого крупного поражения в РПЛ. Ну и звонок после ухода. 

Огромная благодарность болельщикам – и тем, кто писал сообщения, и тем, кто рисовал баннеры, и тем, кто пришел ночью в будний день на вокзал, чтобы попрощаться. 

Спасибо футболистам – после победы над «Локомотивом» (2:0) почти все написали и поздравили. 

 

– Думаю, надо разбираться конкретно в каждой. Например, в «Торпедо» сменилось руководство – это особый случай. Наверное, в целом люди думают, что изменения – новый виток в работе всех, новый импульс. Одно дело – когда тренер понимает, что еще может что-то дать команде. Другое – когда понимает, что запутался, зашел в тупик. Мне кажется, довольно мало тренеров, которые готовы это публично признать и уйти.  

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Я тоже – но честно, ни разу не чувствовал тупика, в каждой команде понимал, что можно улучшить. Пожалуй, выделяются только два момента. 

В 2011-м работал в минском «Динамо» – там строили команду с нуля, было много сбивающих факторов. В 2017-2018 годах тренировал литовский «Тракай». Сначала выиграли бронзу и прошли четыре квалификационных раунда Лиги Европы, а зимой 2018-го обновили половину команды, не усилившись, а летом, перед новой квалификацией Лиги Европы ушли еще несколько ведущих игроков. Тогда я сказал руководству, что снова пройти несколько раундов будет сложно, нужно время придумать что-то новое. 

Мне кажется, история про тупик – про всех, кто работает в футболе. Если игрок или тренер мотивирован и хочет развиваться, не меняет профессиональное и человеческое поведение, работает спокойно, так, как надо. Если эмоций нет, меняется поведение, надо уходить. Но и среди футболистов на это способны немногие. 

Главное – работать честно. Меняется только название профессии – смысл один и тот же. Приход нового человека – новая эмоция.

 

– Ту команду собирал Григорий Иванов – он очень прикипел к ребятам, говорил, что будем терпеть, потому что у «Урала» не было возможностей для серьезного усиления. 

Сначала было очень тяжело, потерпели несколько крупных поражений. Иванов сильно переживал, но поддерживал и команду, и меня. Осенью вкатились, закончили на 12-м месте. 

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Разница между Первой лигой и РПЛ – в быстроте и точности работы с мячом. Первая лига – больше игра на единоборствах, там гораздо больше потерь. Кто-то думает, что в РПЛ дают поиграть, но это не так – просто все быстрее. Самый быстрый игрок – мяч. Если футболист умеет быстро передвигаться, быстро переключаться и быстро передавать мяч – это быстрый игрок. 

Переход в РПЛ – это не сиюминутная история, на дистанции нельзя кого-то обыграть на эмоциях, как в Кубке России. Игроки, которые выходят в РПЛ, но не могут стабильно быстрее и точнее работать с мячом, как правило, быстро отправляются в аренду в Первую лигу. 

Конечно, совсем без усиления нельзя. Новички помогают остальным: рядом с ними другие адаптируются к РПЛ быстрее. Если нет, думаем, как закрыть провисающую позицию.  

– Конечно, мы обсуждали это с генеральным директором Романом Асхабадзе и спортивным директором Кириллом Котовым. Мы понимали наши финансовые возможности, поэтому были готовы терпеть, давали себе время на адаптацию к РПЛ. Тренерский штаб понял, что нужно подготовить команду так, чтобы эта адаптация прошла как можно быстрее. 

В Первой лиге мы работали по одной модели, был сыгранный состав. Этим летом нас усилили, например, центральный полузащитник Ираклий Квеквескири и нападающий Жора Гонгадзе. Они полностью соответствовали характеристикам «Факела»: характерные ребята, готовые играть в наш футбол. Плюс мы их взяли бесплатно. 

– Мы были бы только за него, но в первую очередь все равно отталкивались от возможностей. Думаю, если бы их было больше, мы не ошибались бы в простых ситуациях, как это происходило в первых трех турах. 

Например, на рынке появился защитник «Ростова» Игорь Калинин – у него есть опыт РПЛ, по игровым характеристикам он идеально вписывался в «Факел». Мы сразу в него вцепились, но переговоры затянулись – в результате Калинина подписали уже после моего ухода.

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

«Факел» разговаривал с Ильей Кутеповым, Алексеем Никитиным. По каким-то причинам они выбрали другие клубы (Кутепов перешел в «Торпедо», Никитин – в «Химки» – Sports.ru). Мы быстро сориентировались – на рынке появился Сергей Божин, с ним договорились. 

Нам предлагали игроков из Южной Америки, но смущало два момента. Первый – время на адаптацию. Второй – стиль. Если игрок привык к короткому и среднему пасу, сохранению мяча в переходных фазах, он не подходил «Факелу». Это не значит, что футболист плохой, но мы не имели права рисковать. Мы искали тех, кто готов играть быстро.  

Ни один из латиноамериканцев, которых нам предлагали, не оказался в РПЛ. 

– Мы рассматривали Калинина как левого центрального защитника. У него прекрасная левая нога, он может работать от штрафной до штрафной, качественный отбор, игра головой, хорошие функциональные характеристики. Переведя его на позицию левого центрального защитника, мы получили бы дополнительную опцию в атаке. Скажу больше: мне казалось, что это идеальное сочетание. 

Мы разговаривали с Калининым, он был готов к этой роли. Ну а в случае форс-мажора он мог закрыть и весь левый фланг. На месте левого центрального защитника он исполнял бы примерно те же функции, но без такой двигательной активности. 

– Возможно. В Первой лиге «Факел» играл по схеме 3-5-2 – именно в три защитника. В начале прошлого сезона в тренерском штабе обсуждали, что нужно быть гибче, иметь план Б. На зимний перерыв ушли на втором месте, опережая «Торпедо» на два очка – уже говорили, что нужен и план Б, и план В. 

Были мысли наигрывать 3-4-3, в каких-то ситуациях переходить на четырех защитников. Тогда нам нужно было бы тоньше и острее работать с мячом в середине поля. В итоге отрабатывали различные вариации при трех центральных защитниках, но не более, не стали шарахаться, у нас и так было достаточно изменений внутри игровой структуры.

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

 

– Мы стали бы вариативнее. Допустим, зимой мы внутри точно сказали бы «Выходим в РПЛ». Под эту задачу точечно усилились бы. Вышли – летом еще усилили бы несколько позиций. Так ускорили бы процесс адаптации, хотя совсем без него все равно не обошлось бы. 

Вероятно, мы обошлись бы без простых ошибок в обороне, лучше реализовали бы свои моменты. Но это больше теория – неизвестно, как и что сработало бы.  

– С «Факелом» мы прошли по две летних и зимних предсезонки. Я всегда говорил игрокам, что нужно ориентироваться под большую игру. Мы работали с мячом, но ребятам все равно было непросто. Когда они выдерживали нагрузку, а в сезоне видели результат, конечно, отношение к сборам менялось.

Летом 2022-го мы немного изменили подготовку, сохранив структуру. Мы понимали, что нужно держать темп, а быстрых игроков в РПЛ гораздо больше, чем в Первой лиге. Нужно было подготовиться к игре против индивидуально быстрых игроков, которые быстро работают с мячом. 

В Первой лиге мы выжали из ребят все, понимали, что не сможем улучшить, например, скорость передвижения. Мы должны были увеличить количество скоростной работы, быстрее переключаться, при этом качественно работая с мячом.

– У нас всегда достаточно интенсивные сборы. Этим летом после выхода из отпуска мы предупредили игроков, что второй сбор будет еще быстрее, им придется терпеть, поэтому первый сделали подводящим.

На первом сборе выполняли беговую работу – по 1000 метров. Раньше мы никогда ее не делали. Плюс силовая работа. При этом игровые тренировки проводились с той же интенсивностью, что и обычно – футболистам было тяжело. 

За два года работы в «Факеле» у нас не было ни одного мышечного повреждения. Во время первого сбора этим летом у нескольких игроков возник дискомфорт. Поэтому в конце сбора нам пришлось немного отпустить ребят, чтобы не допустить повреждений. 

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Первый сбор закончили товарищеским матчем с «Ростовом» – перед ним вообще не давали указаний, попросили играть в тот футбол, в который привыкли. Например, без ограничений прессинговать на чужой половине поля. Было важно посмотреть на наши ошибки, понять разницу между Первой лигой и РПЛ.

«Ростов» очень здорово разыгрывал от вратаря, забил два гола из-за пределов штрафной после наших ошибок. То есть мы моментально увидели, что ошибки не прощают, а угроза воротам может возникать почти с любой дистанции. 

К сожалению, в стартовых турах в РПЛ мы привезли себе несколько голов. Это было неожиданно: игроки «Факела» никогда не совершали таких ошибок в Первой лиге. Это эмоциональный фактор, поэтому после выхода в РПЛ мы ввели дополнительный выходной после матчей. Парни так выкладывались и физически, и морально, что он был необходим – иначе мы не могли бы поддерживать нужный темп. Плюс вопрос логистики – аэропорт Воронежа закрыт. 

– Нет, считаю, глобально все сделали правильно. Изменил бы только график работы в тренажерном зале, но это несущественно. Лишь корректировка, чтобы ребята легче переваривали нагрузку.

– Матч с «Динамо». Начало матча вышло неплохим, но затем мы привезли себе пенальти на ровном месте. После игры разговаривал с центральным защитником Асланом Дашаевым. Спрашивал: «Аслан, что ты обычно делаешь в таких ситуациях?» Он отвечал, что выносил мяч из штрафной – и это правда. В матче с «Динамо» Дашаев захотел сохранить мяч, увидел свободного Олега Дмитриева. Это эмоциональное решение, принятое в своей штрафной, абсолютно несвойственное Дашаеву. 

В начале второго тайма мы ушли с 0:2 – и тут же пропустили нелепый гол, наш защитник Василий Черов забил в свои ворота. Мы всегда просили защитников входить в траекторию передачи – то есть Черову нужно было добежать, а не катиться. Вася покатился и сыграл нелюбимой ногой – рикошет, 2:3. Говорим после матча – Черов правильно объясняет момент.

Психология касалась и реализации. В Краснодаре Гонгадзе и Дмитриев не забили из выгодных позиций, в Грозном – Аппаев. 

– Давайте возьмем прошлый сезон. «Динамо» Сандро Шварца и «Ахмат» Андрея Талалаева – прессинг, у «Ахмата» еще и быстрая вертикальная игра. «Зенит» и «Краснодар» были больше заточены на позиционную атаку, у них не такие резкие переходные фазы. «Ростов» – стандарты, доводка мяча до инсайдов и моментальное обострение из этих зон. «Крылья Советов» – скоростной вертикальный футбол, много комбинаций на вбегание. 

«Факел» два года играл в прессинг и быстрые переходные фазы, после перехвата мяча в центре поля мы управляли темпом, не давали паузу сопернику. Но вспомните «Крылья» – в Первой лиге они с отрывом были самыми быстрыми, а в РПЛ им понадобилось время, чтобы перенести эти качества. 

 

– Что значит примером? Мы отталкивались от своей философии, которую развивали два года. Понимали, что «Динамо», «Ахмат» и «Крылья» играют в вертикальный футбол, мы стилистически похожи. 

Мы давно знакомы с Андреем Талалаевым, у нас схожие взгляды на футбол, я многое почерпнул из его работы. Зимой 2022-го «Факел» и «Ахмат» провели прекрасный товарищеский матч (3:3) – на практике увидели, что стиль похож и что наша философия работает.

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Мы знали, что умеем прессинговать, но понимали, что в РПЛ не сможем постоянно прессинговать на чужой половине, поэтому перенесли давление в средний блок. Быстрые атаки, вертикальная игра, стандарты – то, что «Факел» должен был как минимум сохранить, а лучше развивать. 

– Мы анализировали РПЛ больше для общего развития. Понятно, что даже в этом году ситуация изменилась после отъезда легионеров, общее качество просело, если не брать «Зенит». Но все равно «Ахмат», «Крылья», «Зенит», «Краснодар», «Ростов», «Локомотив», «Урал» (конца прошлого сезона и начала этого при Игоре Шалимове) стилистически остались теми же.  

Да, сейчас в РПЛ забивают гораздо больше. На мой взгляд, есть значительное превосходство атакующей группы над оборонительной. Почти во всех командах – баланс есть только у «Зенита».

– Вероятно, вы правы, но, думаю, всем тренерам приятно играть в атаку. Личка, Абаскаль, Галактионов точно работают и над обороной. Вопрос в том, можно ли сделать ее кардинально лучше? Есть ли ресурс? И в части надежности при обороне, и при начале атаки, чтобы избегать потерь в простых ситуациях.

Правильная селекция и тренировочный процесс – взаимоосвязанные вещи при поиске баланса.

– Во-первых, такой стиль – дополнительное напряжение для вратаря. Когда вратарь находится в постоянном напряжении, он истощается. Во-вторых, защитники должны смотреть за партнером, мячом и соперником. При автобусе это тоже постоянное напряжение, что приводит к вероятности чаще допустить ошибку при близости ворот.  В-третьих, если в команде нет исполнителей, которые могут хладнокровно работать с мячом и убегать в отрывы, резко снижается вероятность качественной контратаки. 

Когда работаешь в среднем блоке, вратарь чувствует себя свободнее, защитники контролируют то, что перед ними – двух-трех игроков, а средняя линия настроена на перехват, подбор и быструю передачу вперед. Это короткие включения, которые убирают глобальное напряжение у своих ворот.

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

– Я никогда не любил игру в пять защитников, не мог ее понять. Поэтому не люблю чемпионат Италии, это не мое. В «Урале» нужно было дать результат – начинали в четыре защитника, но было очень тяжело. Для надежности ввели третьего центрального защитника.  

– Важный момент – в других командах я не использовал эту систему, она мне не близка. В «Урале» все-таки вообще было пять защитников, был большой акцент на оборону, в «Факеле» – именно три. В «Факеле» мы больше работали над атакой, у нас было около 45 моделей вариантов атак, которые игроки ежедневно отрабатывали. 

В «Урале» линия оборона располагалась гораздо ниже. Там на краях играли Николай Сафрониди и Андрей Горбанец. Сафрониди – ярковыраженный левша, мы открывались в определенные точки под его проникающие передачи и подачи. Горбанца просил уходить в середину. В «Факеле» мы отрабатывали все возможные вещи: и уходы в центр, и смена позиций, и вскрытие зон. 

– «Ростов» показывал очень впечатляющие результаты – и в РПЛ, и в еврокубках. Нельзя было не радоваться за Бердыева. Но меня очень огорчало, что часть тренеров РПЛ и ФНЛ посчитали, что три центральных защитника обязательно приведут к успеху, эта схема стала модной. Так что я согласен с Гончаренко.  

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Мне кажется, все работает немного не так. Есть ли у тренера исполнители под эту схему? Если нет, зачем ее наигрывать? Конечно, тренеру может нравиться схема с тремя центральными защитниками, но, думаю, тогда он подбирает игроков под нее. Впрягается весь клуб – руководство, селекция.

– Уже сказал, что в целом мне эта схема не нравится, всегда казалось, что теряем что-то в атаке. В «Урале» перешли на нее, чтобы добавить надежности. В «Факеле» сначала играли в четыре защитника, а потом пришел Неманя Пейчинович. Также у нас уже были Сергей Брызгалов, Николай Зайцев и Аслан Дашаев. Если у нас есть четыре качественных центральных защитника, почему двое из них должны сидеть? Мне кажется, в составе должно находиться максимальное количество игроком с качествами. 

Поэтому сначала подумали о трех центральных, дальше смотрели на другие позиции. Есть ли у нас игроки, способные закрыть весь край? Подходят ли опорные? Сошлись, что все есть – и получилось.

Мой помощник Дмитрий Пятибратов (сейчас он исполняет обязанности главного – Sports.ru) рассказывал об игре «Интера» и «Аталанты». Конечно, я натыкался на отдельные матчи, но не могу постоянно смотреть Серию А. Там слишком много взмахов руками, остановок, валяний на газоне. Как-то все вязко. 

Если Пятибратов говорил, что какая-то деталь игры «Факела» похожа на то, что делает «Аталанта», было приятно, мог посмотреть определенные эпизоды. Внутренне мне по-прежнему не совсем комфортно играть в три центральных защитника. Но мне больше по душе «Боруссия» и «Ливерпуль» Юргена Клоппа. 

– В этом сезоне у нас было семь центральных защитников, два года до этого шесть. Все уживались, выходили в нужный момент. Черов, Дашаев, Суслов, Смирнов были достойны того, чтобы прочувствовать РПЛ, Брызгалов – вернуться в нее. Поэтому никого не убрали.

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

– За восемь туров у «Факел» использовал пять сочетаний центральных защитников. По какому принципу проводилась ротация?

– В первых трех туров играли Черов, Дашаев и Божин. Потом стали вносить изменения – реакция тренерского штаба на привозы. Затем кто-то выпадал из тренировочного процесса. Вроде бы игрок говорит, что готов, но мы видим, что он находится чуть в другом состоянии после неудачного матча. Это нормальные эмоции, нормально и то, что игрок говорил, что готов. Но нам нужно было двигаться дальше.

Суслов не выходил в стартовых турах, потому что пропустил часть предсезонки. Кирилл – один из самых быстрых игроков «Факела», но мы ему постоянно говорили, что нужно точнее работать с мячом. Он адекватно воспринимал это, работал – и попал в состав. 

– Еще в «Факеле» есть Ивахнов – молодой парень, который может развиваться, у него хорошие задатки. 

Аппаев и Максимов – сыгранная пара, они вместе отыграли сезон в Первой лиге. Второй критерий – конечно, голы. 

Третий – работа с нужной самоотдачей. Нападающий не может выполнять меньше рывковой работы, чем центральный защитник. Об этом мы говорили и в Первой лиге. Как только это появлялось, происходила замена для поддержания нужного темпа.

– Честно говоря, нет. На старте сезона я был полностью погружен в работу. Что-то читал только если скидывали помощники.

– После каждой тренировки у нас есть данные по рывковой работе – количество, метраж. При этом глупо сравнивать Максимова с Аппаевым, их нужно сравнивать с самими собой. Мы знаем, что они могут делать, требуем максимума от того, что они могут делать. Аппаев это делает всегда. 

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Гонгадзе может работать в нужной интенсивности, поэтому мы и пригласили его. Когда уставал или недорабатывал Максимов – выходил Гонгадзе. Когда уставал или недорабатывал Гонгадзе – выходил Максимов.

Аппаев, Максимов и Гонгадзе – очень хорошие нападающие, которые дополняют друг друга, поэтому атака «Факела» стилистически может меняться. 

– Хладнокровная работа под давлением, особенно это впечатляет, когда игрок находится рядом с тобой. В Первой лиге такого нет. 

Еще один момент – перегруз полуфлангов и флангов. Взаимозаменяемость игроков, баланс в зонах. К этому нужно было подстраиваться, потому что раньше мы с этим не сталкивались. 

 

–  У «Спартака» Джикия взаимодействует с Хлусевичем, который поднимается высоко, Зобнин занимает позицию в полуфланге, Промес часто находится в этой же зоне в атаке. Если Зобнин уходит в край, Промес открывается в полуфланге и вяжет игру, а Игнатов поднимается на место Квинси. Если атака затормаживается, идет передача на Соболева под сброс или диагональ на Мартинса, который, как правило, делает пас в штрафную.

Мы старались направить их атаки в правый фланг, контролировали середину. Если Умяров принимает там мяч, часто играет влево – на Зобнина или Промеса.

У ЦСКА Карраскаль может уходить во фланг или во второй темп в полуфланге – тогда на его позицию уходит Обляков. Тут мы разменивались, сохраняя позиции, доигрывали, при этом контролировали вторый темп. Пока мы сохраняли концентрацию, все получалось.

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

У «Локомотива» акцент в левую сторону – ищут Миранчука, все создается через него. Против «Локо» нужно нейтрализовать переход от центральных защитников к Баринову и Карпукасу, потому что сопернику тяжело сразу контролировать Керка и Камано (а они уходят в недодачу, поэтому нужно за ними высоко доигрывать) и Миранчука. 

– После матча говорили, что «Факел» встал во втором тайме. Это неправда: все данные у нас были такими же, как до перерыва. Но ЦСКА двигался с совершенно другой скоростью. Понятно, что Карраскаль и Медина – индивидуально сильные игроки, но включились абсолютно все. Первые два гола мы пропустили, потому что ЦСКА включался в эпизод резче. Третий и четвертый голы – уже индивидуальное мастерство.

 

– Нет. «Спартак» играет в очень понятный футбол, мне кажется, им нужно будет добавлять в вариативности. Они действуют по шаблону во всех фазах игры, но это сложные и интересные шаблоны.  

Не сказал бы, что во втором тайме «Спартак» нас полностью переиграл. Да, они понимали, что им нужно забивать – думаю, в том числе поэтому и перевели Руслана Литвинова в опорную зону. Так «Спартак» мог оставлять трех игроков сзади, к тому же Литвинов может начинать атаки качественной передачей. Мы дважды плохо перестроились и пропустили голы после ударов с радиуса штрафной. 

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Но при 1:1 мы не прижимались к своим воротам, при 1:2 оказывали давление на их штрафную, были хороши на подборах. Заменили защитника Суслова на полузащитника Мастерного, чувствуя, что мы рядом с голом. Два гола пропустили уже в добавленное время – совсем не так, как с ЦСКА.

– Тогда чувствовал, что двигаюсь в правильном направлении, идеи работают. Имел в виду, что хотелось бы получить возможность их реализовать, а также узнать много нового, никогда не останавливаться. 

Сейчас могу сказать, что стал тренером. Я прошел через многое. Начинал помощником в ДЮСШ в Ставрополе, работал в школе ЦСКА, всех российских лигах, Беларуси Латвии и Литве. Но никогда нельзя останавливаться. Подумаешь «О, я тренер РПЛ» – жизнь накажет.

Я остался без работы – это прекрасное время для анализа. Пороюсь в записях, уверен, приду к новым идеям. 

 

– Тогда я работал в «Мордовии», изоляция застала на базе, там находился один. Два месяца в одиночестве – пересмотрел очень много футбола. В какой-то момент думал о том, что в России не хватает центральных защитников и нападающих – во всяком случае об этом постоянно говорят. Как выйти из этой ситуации? 

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

Так легла история с ложной девяткой – расчертил, как играть в разных фазах игры, поверил, что это может работать. Пришел в «Факел» – и в первом же матче сыграли с ложной девяткой, выиграли 3:0 у «Чертаново». 

Или центральные защитники – если играем в тройку, давайте возьмем крайних и переделаем? В атаке точно выиграем. История Калинина – как раз про это. Черов до «Факела» играл крайнего защитника – у нас стал играть и крайнего центрального.

– Да. Игроки «Факела» устроили прощальный ужин – там говорили, что на них производили впечатления наши мотивирующие видео. Мы показывали голы «Факела», болельщиков, истории Майкла Джордана, Хабиба, Конора. 

Тайсон – особенный для меня спортсмен. На его примере показывал игрокам, что такое страсть к победе. Могли показать фрагмент во время установки, во время теории по сопернику. Хотя до выхода в РПЛ у нас было не очень много теоретических занятий, в основном объясняли на поле. 

К мысли о сокращении количества теорий пришел после минского «Динамо» в 2011 году, окрепла – после работы с Гусом Хиддинком в «Анжи». В «Факеле» в Первой лиге теорию проводили перед матчами с «Балтикой» и «Аланией», потому что у них была система в атаке. В РПЛ уже приходилось готовить видео каждую неделю. 

***

– Каждая работа – главная, но, безусловно, достижения «Факела» – крутые. 

С «Жемчужиной» мы вышли в Первую лигу, там стали лидерами, построили коллектив и игру. С «Тракаем» дошли до стадии плей-офф квалификации Лиги Европы. В обеих командах удавалось собирать стадион. Воронеж – конечно, знаковая история, город объединился. 

Когда мы пришли в «Факел», команда была на предпоследнем месте в Первой лиге, до этого три сезона подряд должна была вылетать во Вторую. Мы поднялись со дна – это потрясающий результат. Но это не результат тренера Василенко – это результат команды, клуба, болельщиков и города. 

«Я не понимал масштаб любви города к команде». Интервью Василенко после грустнейшего ухода из «Факела»

– Точно не пойду туда, где со стороны будут лезть в работу тренера. 

Каждая работа может быть интересной. Это зависит от меня, от тренерского штаба, персонала, руководства. Например, если у клуба не будет сиюминутных турнирных целей, а будет задача развития игроков для их перепродажи – это тоже может быть интересно. 

Но прямо сейчас выбираю семью, я давно не видел близких. 

Теперь – время для них и для спокойствия головы.

Чтобы потом ворваться в работу с новыми идеями и эмоциями. 

Для нее нужен драйв. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

семнадцать + 6 =