Спортивный директор вспоминает разговор с главным тренером Премьер-лиги о зарплатах.

«Я говорю: "Такой-то хочет новый контракт, вы хотите его сохранить?".

"Он хороший игрок, он входит в мои планы".

"Я говорю: «Хорошо, отлично. Хотите ли вы знать, сколько он получает сейчас и каковы его запросы?». Раньше, он бы хотел это знать. Я отвечал: «Он просит 50 штук в неделю»".

"ПЯТЬДЕСЯТ ШТУК В НЕДЕЛЮ?".

Он разражается смехом от абсолютного недоверия в голосе главного тренера. "Так что теперь он на самом деле не хочет ничего знать о финансах"», — добавляет спортивный директор, улыбаясь.

То, что человек, выбирающий состав команды может участвовать или не участвовать в такого рода дискуссиях, свидетельствует о том, насколько сильно изменилась работа с тех пор, когда менеджеры должны были овладеть искусством ведения переговоров — сэр Алекс Фергюсон посвящает этому раздел в одной из своих книг — а также о том, какую схему игры лучше выбрать в субботу.

Появление должности спортивного директора сняло с менеджеров большую часть этой более широкой ответственности, рабочей нагрузки и стресса и во многих отношениях проложило путь к назначению нового поколения «главных тренеров» в английском футболе. По крайней мере, таково восприятие.

На самом деле в Премьер-лиге больше менеджеров (11), чем главных тренеров (9), и не обязательно существует корреляция, когда речь заходит о модели управления с ролью спортивного директора в клубе.

Все это несколько мутит воду, когда дело доходит до выработки ответа на вопрос, который возник в последние недели в связи с несколькими назначениями: в чем разница между главным тренером и менеджером?

Давая некоторый контекст, на прошлой неделе Стив Брюс (ранее главный тренер «Ньюкасл Юнайтед») стал первым «менеджером» «Вест Бромвича Альбиона» с тех пор, как более десяти лет назад с этой должности ушел Тони Моубрэй. Двумя неделями ранее семья Поццо, которая после увольнения Шона Дайча в 2012 году назначила 13 главных тренеров в «Уотфорде», решила пойти другим путем с Роем Ходжсоном.

«Честно говоря, у меня было такое чувство, что мне дадут должность "главный тренер", — сказал Ходжсон вскоре после того, как его назвали первым менеджером "Уотфорда" в эпоху Поццо. — Это показывает, насколько этот аспект меня интересует. У меня было много должностей (по всему миру), но до тех пор, пока люди, стоящие выше меня, видят во мне человека, которому они доверяют присматривать за командой, тренерскую работу и тактику, а также готовить команду к играм, что касается меня, то мне реально все равно».

А некоторым реально не все равно — и очень сильно. Эго — это слово, которое быстро всплывает в разговоре на эту тему с кем-то, кто работал бок о бок с самыми известными парнями в футболе. Идея о том, что работа существенно отличается в зависимости от того, является ли человек на скамейке главным тренером или менеджером, почти в один голос отвергается.

Вместо этого речь идет о посыле, которое «менеджер» дает в раздевалке, о восприятии, которое должность создает в других областях клуба, и, возможно, больше, чем что-либо еще, о впечатлении, которое она создает у внешнего мира, что ответственный человек обладает контролем и автономией.

Время Маурисио Почеттино в Шпорах — интересный пример, учитывая, что в 2014 году он начал работать главным тренером, а два года спустя сменил должность на менеджера. «Мы согласились, что это было бы хорошо для меня, для клуба, для всех, — сказал Почеттино в 2016 году, размышляя о своем новом статусе. — Это правда, что "менеджер" — это слово, которое означает совсем иное, чем главный тренер. Может быть, я всегда был менеджером, с первого дня, как приехал сюда, и, возможно, это слово лучше описывает мою работу».

Эго, власть, контроль: Почему так важно как называться менеджером или главным тренером?
Почеттино был главным тренером, потом менеджером, потом ни тем, ни другим (

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

1 × 1 =