Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

это блог Игоря Сергеева из российского отделения международной антикоррупционной организации Transparency International (признано в России иностранным агентом). Здесь он периодически будет писать о спорных моментах российского спорта, и первый сюжет вы регулярно вспоминаете сами в комментариях под новостями о составе сборной России. Ниже – юридический разбор.

***

Российское отделение Transparency International в декабре 2020-го обратилось к главе РФС Александру Дюкову с просьбой рассмотреть на исполкоме вопрос о нарушении главным тренером сборной России Станиславом Черчесовым регламента РФС по этике. В «Трансперенси» посчитали, что отношения Черчесова с футбольным юристом (или, возможно, агентом) Аланом Агузаровым могут содержать признаки конфликта интересов, что противоречит нормам РФС и ФИФА. Исполком этот вопрос не рассмотрел – и лишь в марте мы получили ответ от генерального секретаря Александра Алаева и ФИФА. Что нам ответили футбольные власти – расскажем ниже.

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Давайте разбираться по порядку.

Transparency International известна главным образом благодаря исследованиям коррупционных связей среди государственных чиновников – не только в России, но и во многих странах мира. РФС является негосударственной общественной организацией, которая, правда, получает субсидии из бюджета через Минспорт. 

Ответ довольно прост. Мы даем оценку всем существующим антикоррупционным стандартам, в том числе в небюджетных организациях, которые официально и публично взяли на себя обязательства соблюдать такие нормы. Особенно если они это сделали по требованиям международного регулятора – например, ФИФА.

Коррупция в целом и в спорте в частности не ограничивается рамками «бюджетности». Соблюдение международных антикоррупционных стандартов бизнесом, властью, некоммерческим сектором и гражданами – это в первую очередь «бескровная» профилактическая мера по недопущению более глобальных правонарушений и ущерба. Мы регулярно мониторим медиапространство по своей тематике, и ситуация с Аланом Агузаровым оказалась достаточно публичной, чтобы мы обратили на нее внимание.

Конфликт интересов – это ситуация, при которой у человека с определенными полномочиями может возникнуть заинтересованность в том, какое решение будет принято. Это может повлиять на его объективность, независимость и беспристрастность.

Заинтересованность может быть как личная, так и, например, в отношении родственников и деловых партнеров. Чаще всего конфликт интересов подразумевает наличие финансовой выгоды у человека, принимающего решение, но не ограничивается этим.

Недопущение таких ситуаций – одна из самых важных профилактических мер против коррупции. В документах, принятых ФИФА и РФС, конфликт интересов признан недопустимым для «субъектов футбола». Под ними понимаются все люди и организации, имеющие отношение к проведению соревнований, включая спортивных чиновников, тренеров, владельцев клубов, судей и т. д. 

Согласно статье 19 раздела 5 части II , субъекты футбола «не должны выполнять свои обязанности (в частности, участвовать в подготовке или  принятии решения) в ситуациях, когда существует опасность того, что конфликт интересов может повлиять на такое исполнение». О любом таком конфликте следует уведомлять  организацию-работодателя. В случае с Черчесовым – РФС. 

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

определяет конфликт интересов как ситуацию, когда субъект футбола при исполнении обязанностей имеет или будет иметь личную заинтересованность, которая может повлиять на его способность исполнять обязательства в соответствии с принципами независимости и беспристрастности. Под личной заинтересованностью понимается получение любого возможного преимущества как лично для субъекта футбола, так и иных связанных с ним лиц. Субъекты футбола не могут исполнять свои обязанности (в частности, участвовать в заседании или принимать решения) в случаях, ведущих к конфликту интересов. 

Взаимоотношения Алана Агузарова с рядом футболистов и тренером сборной России Станиславом Черчесовым уже не раз обсуждались публично. Мы  рассмотрим то, что еще не было объектом юридической оценки. 

Еще в марте 2019-го, после появления ряда публикаций о связи Черчесова и Агузарова, тренер сборной России так описывал свои отношения с ним в интервью «Спорт-Экспрессу»: «Мне – как, наверное, и любому тренеру или футболисту – необходим юрист, осуществляющий поддержку при подписании контракта и работе с документацией. У меня таким человеком является Алан Агузаров. Подчеркиваю: он не мой агент, как многие пишут, а всего лишь специалист, оказывающий юридическое сопровождение».

В интервью тому же «Спорт-Экспрессу» Агузаров поддерживал версию Черчесова: «Весь футбольный мир и так знает, что я достаточно давно оказываю юридическую помощь Станиславу Саламовичу».

Алан Агузаров, описывая свою деятельность, старательно избегает слова «агент», подчеркивая, что он просто «юрист / представитель интересов» ряда футболистов и Черчесова. Теми же понятиями оперирует и сам тренер.  

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

Это не более чем игра слов и возможная подмена понятий. 

В программе «Инсайдеры» на канале «Матч Премьер» 1 ноября 2020 года в интервью Нобелю Арустамяну Агузаров довольно подробно и откровенно рассказал о своей деятельности:  

• « [к попытке перехода Далера Кузяева в зарубежный клуб], но не такое, о котором пишут в СМИ. Я не являюсь агентом Далера Кузяева. Можно сказать, что я тот человек, который некоторое устраивает семье Кузяевых. Я нахожусь в постоянном плотном контакте с отцом футболиста, который, по сути, является его агентом». 

• « Артема [Дзюбы] в Англию. Были клубы, которые проявляли заинтересованность к нему. Я работал не единолично, а совместно с Шандором Варгой, агентством Рио Фердинанда и агентством [Жорже] Мендеша».

• « [Ивана] Игнатьева и Шапи Сулейманова. <…> , по которым я представляю их интересы. Все. <…> После того как я Игнатьева и Сулейманова, «Краснодар» наотрез отказался со мной общаться».

• «То, что кто-то из ребят с Агузаровым, никак не влияет на их возможные перспективы в отношении сборной. Может быть, даже наоборот, под двойной лупой каждый из них будет рассматриваться».

Чтобы разобраться, в чем же разница между этими амплуа – «юриста / представителя интересов» и «футбольного агента», необходимо обратиться к первоисточнику, а именно – (перевод – здесь), который «является сводом минимальных стандартов / требований, которые должны соблюдаться каждой ассоциацией на национальном уровне». 

Этот документ с 1 апреля 2015 года кардинально изменил деятельность футбольных агентов, введя в оборот термин «посредники» (intermediaries), которые определены как «физические или юридические лица, которые за вознаграждение или бесплатно представляют игроков и/или клубы в переговорах с целью заключения трудового контракта или представляют клубы в переговорах с целью заключения трансферного контракта».

Согласно регламенту, каждая ассоциация должна внедрить систему регистрации посредников – причем публично. Посредники должны регистрироваться в соответствующей системе каждый раз, когда они лично участвуют в той или иной сделке.

Действовавший до 1 января 2021 года регламент уточнял терминологию. Согласно ему, посредник (спортивный агент) – «являющееся субъектом профессионального спорта и футбола физическое или юридическое лицо (в том числе иностранное физическое или юридическое лицо), которое за вознаграждение или безвозмездно осуществляет посредством совершения юридических и иных действий деятельность по содействию в трудоустройстве футболистов и тренеров в профессиональный футбольный клуб (включая иностранные клубы), в том числе представляет интересы футболистов, тренеров и/или Клубов (включая иностранные клубы) в переговорах с целью заключения трансферного контракта и/или заключения (изменения, расторжения) трудового договора». 

Получается, что регламенты РФС и ФИФА характеризуют физическое лицо, осуществляющее «юридическое сопровождение и представительство интересов на основании подписанных соглашений», как посредника.    

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

В предыдущей редакции (до 1 января 2021-го) футболисты, тренеры и клубы были вправе воспользоваться услугами только аккредитованных РФС посредников. Новый , вступивший в силу 1 января 2021 года, привнес небольшие изменения. С одной стороны, понятие «посредника» прямо связали с аккредитацией (теперь это лицо, имеющее действующее свидетельство об аккредитации), с другой – фразу «футболисты, тренеры и клубы вправе воспользоваться услугами только аккредитованных РФС посредников» заменили на «футболисты, тренеры и клубы вправе воспользоваться услугами посредников».

Но если вернуться к тому, что теперь обязательность аккредитации ушла в определение посредников, то юридически суть не изменилась: регламент в таких случаях не предусматривает каких-либо альтернативных лиц, которым такая аккредитация не нужна. Кроме того, любые нарушения рассматриваются в рамках регламента, действовавшего на момент их совершения.

Напрашивается вывод, что в современном футболе нет содержательной разницы между терминами «агент», «юрист», «представитель», «специалист по юридическому сопровождению» и другими. По сути, деятельность при при трансферах и подписаниях контрактов – это частные случаи понятия «посредник», аккредитацию которых в России осуществляет РФС.

Посмотрев зарегистрированных посредников на 7 сентября 2020 года (и более ранние версии), обнаруживаем, что:

• там не был зарегистрирован Агузаров Алан Муратович;

• в отношении Далера Кузяева не был зарегистрирован какой-либо посредник, в том числе его отец Адьям (его Агузаров назвал «по сути, агентом», которому он оказывал юридическое сопровождение);

• посредником Ивана Игнатьева и Магомеда-Шапи Сулейманова, которых Агузаров назвал своими клиентами, значился Дмитрий Александрович Студеникин.

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

Именно некий Дмитрий Студеникин уже упоминался изданием The Bell как учредитель британской фирмы Golden Toys LCC, выступившей посредником при покупке московским «Динамо» Константина Рауша, вызывавшегося в сборную России. Журналист Василий Уткин называл реальным бенефициаром фирмы Golden Toys Алана Агузарова. Сам Агузаров уже привычно комментировал это так: «У меня уже несколько лет нет агентской лицензии, я юридически сопровождаю игроков».

Сложилась ситуация, когда, во-первых, Алан Агузаров де-факто осуществлял и осуществляет посредническую юридическую помощь без аккредитации посредника, а во-вторых, де-юре посредником футболистов, с которыми у Агузарова (опять же, с его слов) соглашения, является другой человек, что не предусмотрено регламентами.

По регламенту посредник имеет право на наем персонала (сотрудников): юристов, бухгалтеров, секретарей, менеджеров, скаутов и т. п., но при условии, что заключением договоров и переговорами занимается исключительно сам посредник. 

Но во всех публичных заявлениях Алан Агузаров именно что акцентировал свою роль: «Я подписал с ними соглашения, по которым я представляю их интересы. <…> То, что кто-то из ребят подписывает договор с Агузаровым, никак не влияет на их возможные перспективы в отношении сборной».

Стоит также отметить, что из обновленного зарегистрированных посредников на 1 марта 2021 года из числа клиентов Дмитрия Студеникина исчез Магомед-Шапи Сулейманов.

Исходя из содержания регламента РФС, для возникновения конфликта интересов (как реального, так и потенциального) в принципе не важен характер таких взаимоотношений – важно их наличие и подтверждение. Даже если такое сотрудничество происходит через опосредованных лиц вроде Дмитрия Студеникина.

Поэтому особенно странно звучит игра терминами («не агент, а юрист») в объяснениях Агузарова и Черчесова. Она ничего существенно не меняет: посредник (агент) — это и есть тот, кто посредством юридических и иных действий помогает тренерам и игрокам в трудоустройстве. Это звучит как «я не посредник, а посредник» или «я не юрист, а юрист».

Получается, что, с одной стороны, Алан Агузаров (с его слов) выступал и выступает юристом / посредником / представителем как футболистов сборной России (Далер Кузяев, Артем Дзюба, Константин Рауш), так и потенциальных сборников (Иван Игнатьев и Магомед-Шапи Сулейманов), а с другой – имеет юридические взаимоотношения с главным тренером сборной России Станиславом Черчесовым.

Очевидно, что Черчесов как глава тренерского штаба сборной ответственен за вызов тех или иных футболистов. Соответственно, каждый раз при таком выборе у него возникают признаки конфликта интересов, так как кандидатами являются в том числе «клиенты» его юриста Агузарова (под личной заинтересованностью, напомню, понимается получение любого возможного преимущества как лично для субъекта футбола, так и для иных связанных с ним лиц).

Очевидно и то, что игра за сборную способствует популяризации футболистов, что может влиять на повышение как трансферной стоимости, так и контрактных запросов. Статус «сборника» в условиях существующего лимита на легионеров дорого стоит даже (ну или особенно) на внутреннем рынке.

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

Важно, что само наличие такой ситуации (возможность выбора) уже может говорить о признаках потенциального конфликта интересов, а непосредственное проявление (вызов в сборную) — реального.

Безусловно, нельзя утверждать, что Станислав Черчесов принимал должностные решения на основе какой-то личной заинтересованности (кроме как в результатах сборной, надеемся). Но даже о любой такой возможности должно быть сообщено руководству РФС, так как, напоминаем, субъекты футбола не могут исполнять свои обязанности в случаях, ведущих к конфликту интересов.

Ситуация, когда Далер Кузяев осенью 2020 года трижды (в том числе дважды – находясь без клуба) вызывался в сборную России, в то время как Агузаров осуществлял «некоторое юридическое сопровождение» семьи Кузяевых – как раз из этого рода. 

Деятельность посредников находится в зоне ответственности комиссии по работе с посредниками, которая должна обеспечивать соответствие деятельности агентов законодательству РФ, регламентам ФИФА и РФС, а также применять дисциплинарные санкции за нарушения.

За рассмотрение вопросов о конфликте интересов отвечает комитет по этике. Он может применять дисциплинарные санкции за нарушение этических норм, установленных регламентом РФС по этике. 

По регламенту РФС по работе с посредниками (приложение №4):

1) за заключение договора с посредником, не аккредитованным в установленном порядке, предусмотрены штрафы:

– для клубов – от 2 тыс. до 5 млн рублей;

– для футболистов – 500 тыс. рублей;

– для тренеров – 50 тыс. рублей.

.

2) за иные нарушения настоящего регламента, индивидуально не указанные в перечне штрафов (к которым можно отнести и посредническую деятельность без аккредитации):

– для посредников – штраф от 10 тыс. до 100 тыс. рублей.

По регламенту РФС по этике (ст. 4) к лицам, нарушившим его положения (в том числе о конфликте интересов), могут применяться следующие санкции:

– замечание;

– штраф до 1 млн рублей;

– лишение завоеванных наград;

– дисквалификация (отстранение) на не более чем 10 матчей или период не более двух лет – или пожизненно;

– запрет на осуществление любой связанной с футболом деятельности.

В январе «Трансперенси» обратилась в ФИФА за дополнительными разъяснениями положений регламентов ФИФА – как в части регулирования агентской деятельности, так и в части недопущения конфликта интересов.

Согласно ответу международной федерации, сейчас проходит проверка функционирования системы трансферов, и работа агентов стала одной из анализируемых тем, поэтому дополнительная информация (в том числе по теме лицензирования ФИФА) будет доступна позже. «Новые правила для футбольных агентов будут включать ряд важных изменений, особое внимание будет уделено запрету / ограничению конфликта интересов», – отметили в ФИФА.

Юридический разбор отношений между Черчесовым и Агузаровым – есть ли конфликт интересов? Плюс ответы РФС и ФИФА

В части (потенциального) конфликта интересов ФИФА сообщает: «Когда один и тот же посредник работает с тренерами и игроками одной и той же команды клуба / ассоциации, соответствующие положения ФИФА (как минимальные требования) и национальные нормы применяются в каждом конкретном случае с учетом всех соответствующих обстоятельств». В частности, поданный запрос должен быть проанализирован с учетом в основном российского законодательства, регулирующего работу посредников.

Выражая свою общую позицию в отношении нашего запроса, ФИФА сообщает, что фундаментальный принцип во всех отношениях клиента / посредника заключается в том, что посредник всегда – за вычетом очень ограниченных исключений – должен действовать в интересах своего клиента (принципала) и избегать конфликта интересов.

Гражданин Агузаров А. М. не является аккредитованным посредником, не имеет зарегистрированных договоров с субъектами футбола, а РФС не контролирует деятельность неаккредитованных посредников, так как они не являются официальными лицами или субъектами футбола. Все вместе это делает невозможным рассмотрение этого вопроса на заседаниях комиссии РФС по работе с посредниками и комитета по этике.

Что ж, в таких обстоятельствах не аккредитовываться вполне даже удобно.

При этом в РФС отметили, что обеспокоены описанными в обращении фактами (о признаках конфликта интересов у тренера сборной), и пообещали обсудить с «Черчесовым С.С. вопросы сотрудничества с Агузаровым А.М».

Думаю, всем нам очень хочется узнать о содержании этой беседы, а главное – увидеть ее результаты.

Этот материал создан сотрудником АНО «Центр «ТИ-Р», принудительно внесенной в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Источник: sports.ru
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

один × пять =