«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

В августе 2007-го в перерыве Кубка РЖД «Локомотив» – «Милан» Сергей Овчинников вручал медали пацанам из орловской ДЮСШ, которые стали серебряными призерам «Локобола». Одним из них был Вадим Аверкиев, бонусом урвавший еще две награды: лучший вратарь и игрок турнира.

Перспективного голкипера звали все московские академии, но убедительнее конкурентов оказался «Спартак» – Вадим попал в команду 1997 года, капитаном которой был Георгий Мелкадзе.

Аверкиев прошел спартаковскую академию, дважды стал чемпионом Молодежного Первенства, вызывался в сборную U19, привлекался к тренировкам основы в период Аленичева, но в 2018-м остался без клуба.

Дальше были: год без футбола, дагестанская ЛФЛ и мощный сезон в ПФЛ – 16 сухих матчей из 25.

– На тренировке в академии сообщили, что завтра еду на игру с дублем. Подумал: «Классная шутка». Тренер поймал меня, когда я собирался уходить, и сказал, во сколько и где нужно быть. Ехали в аэропорт на клубном автобусе, я не понимал, куда попал.

Играем с «Краснодаром». Горим 2:3. За минуту до перерыва у нас удаляют вратаря и ставят пенальти. Сказали переодеваться – дальше все как в тумане. Помню только, что африканец [Мусса Конате] сильно пробил в правый от меня угол. Угадал, но не достал. Если бы потащил – сердце прям там бы остановилось.

Я тогда вообще не понимал, что происходит. Был уверен в себе, но у меня все вылетело из головы. Забыл перчатки, не затейпировал пальцы. Все подбадривали, но я не слышал. В голове просто хаотично крутились мысли: «Так, сейчас выйду на поле – надо будет хорошо сыграть». Волнительно, страшно и круто. Хотел не подвести пацанов и произвести нормальное впечатление.

«Спартак» боролся с «Динамо» и имел несколько очков преимущества. В перерыве тренер сказал: «Если вы, ##### [блин], думаете, что выиграете чемпионство в домашнем матче – сразу об этом забудьте. Выйдите и заберите золотые медали сейчас!». После той эмоциональной речи мы забили три и стали чемпионами.

– Зелимхан Бакаев. Упорство на высшем уровне. Оставался работать после тренировок. После обеда шел обводить фишки. Целыми днями пропадал на поле, поэтому своим трудом заслужил играть в Премьер-лиге.

Зеля – самый простой парень без всяких понтов. Очень спокойный, веселый, местами смешной. Некоторые шутки были не очень, но мы улыбались, что бы его не расстраивать.

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– По отчеству – Файзрахманович. Сначала было сложно выговорить, прожевывал большую часть. Получалось что-то типа «Фрхмныч». Потом привык.

– Веселый мужик, легенда. Постоянно травил нас, что мы мало играем на выходах: «Я по всей штрафной бегал». Мы его тоже подкалывали: «В ваше время подавали так, что мяч три часа летел».

– Когда что-то болело, он советовал абстрагироваться. Во время тренировки работало, но после я испытывал невыносимую боль. Еще рассказывал, что настраивался на игру, когда садился в автобус от отеля до стадиона. Только в этот промежуток времени, чтобы не перегореть.

– Каждый настраивается по-своему: слушает музыку, рубится в игру на телефоне, разговаривает или, наоборот, сидит с каменным лицом.

Я перед матчем отвечаю на сообщения только трем людям: жене, маме и папе. Стараюсь повторить какую-то совокупность привычек или ритуалов, которые принесли плоды в прошлый раз. Хочу подметить, что если не сделаю какой-то привычный пункт, это не конец.

– Конечно. Это вообще космос. Они такое творили, что мне было страшно. Между нами была пропасть. Они были чересчур уверены в своей победе и доказали это на поле.

В первой игре мы скрутились 0:3. Помню, Дольберг обрабатывал мячи головой: принимал верховые передачи и оставлял мяч под контролем. В Голландии поразили сумасшедшие условия в академии «Аякса». Не понимаю, как в таких можно не заиграть.

– Был период, когда я тренировался с основой и не играл за дубль – ставили другого парня. Руководство продвигало его, так как считало более перспективным. Фамилию называть не буду, он сам себя узнает. Сейчас он не в «Спартаке».

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

Два примера.

После недели тренировок с основой ко мне подошел тренер вратарей Джанлука Риомми: «Как сыграл за дубль?». Я говорю: «Все хорошо, без ошибок. Жаль, не играл». Он сильно удивился: «Я вижу твой уровень. У вас тренеры crazy [сумасшедшие], что ли?».

В паузе на сборные нас с другим вратарем дубля вызвали в Тарасовку на товарищескую игру. Обещали, сыграем по тайму. В перерыве пошел разминаться. Вдруг периферическим зрением заметил, как начался второй тайм. Сказал об этом Джанлуке. Он подбежал к Аленичеву, тот ответил: «Руководство сказало, что этот парень должен сыграть весь матч». Я снял перчатки и пошел в номер.

Доходило до того, что мы садились в автобус, чтобы ехать в аэропорт, и за минуту до отправления заходил администратор: «Вадик, ты не едешь. Из основы спустили Максименко или Селихова». Заходил один из Саш (к обоим отношусь очень хорошо), а я оставался на базе.

– Хотел уйти в аренду, но меня не отпускали. Говорили: «Тренируйся, жди свой шанс».

– Из полевых – никто. Могу отметить только вратарей: Реброва и Песьякова.

Я моментально влился в коллектив: постоянные шутки, подколы. Первые несколько тренировок у Реброва было что-то с желудком. Он непроизвольно пускал газы, когда прыгал – и постоянно сваливал на меня. Песьяков заливался от смеха, а я не понимал, как реагировать. Я-то думал, они звезды, а оказались простыми топовыми мужиками.

– Таких не было, со всеми было приятно общаться.

На базе были шизанутые люди. Дубль кушал в одном помещении с основой, только в разное время. Заходим на обед, начинаем накладывать – заваливается администратор базы и с пеной у рта начинает орать, чтобы мы все ушли, пока основа не доест. Хотя там оставались только двое: Зе Луиш и Фернандо. Зе встал, попросил его успокоиться и дать нам поесть.

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– Как я пропустил такую акцию? Я бы поспорил. Надо будет предложить пацанам в «Чайке».

– Вопрос тренерам. Я спрашивал, над чем мне нужно работать, но не получал конкретики: «Терпи и жди».

Благодарен «Спартаку» за все, что клуб для меня сделал, но не устану повторять, что меня, как футболиста, воспитал отец. Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». Я бы ее с удовольствием выпил.

– Это и обида, и расстройство, и злость, и непонимание.

Я не сделал клубу ничего плохого, чтобы со мной (и не только) так поступали. Я не понимал, почему не играю. Это самое обидное. К пацанам и тренерам вопросов нет, всегда переживал за команду. Пусть это будет на совести людей, которые вели эти закулисные игры. Дай бог, чтобы они (те, о ком речь, поймут) прочитали это интервью и не поступали с другими воспитанниками, как со мной.

– Намбер ван – Зепатта. Такого нигде не найти. Он приехал в Москву учиться и каким-то удивительным образом попал в «Спартак». Чудака фактически с улицы, из африканского двора взяли в народную команду. Это просто не укладывается в голове.

Зепатта не знал, как кинуть аут. Попадал по мячу через раз. Тебе смешно, а прикинь мы с ним тренировались? Ты проходишь кучу ежегодных отсевов на протяжении долгих лет, ждешь шанс попасть в дубль, а тут чудак из универа, которому тренер полчаса объясняет, как вводить мяч в игру. Смотришь на это и не понимаешь, что тебя ждет дальше. Просто нонсенс.

По началу он не умел вообще ничего. Даже бегал неправильно: сгорбившись, руки хаотично двигались. Просто не футбольный человек. И ему еще предложили самый большой контракт в молодежке. Вообще жесть.

Окей, с футболом он не был знаком. Но он даже не знал, как правильно есть! Держал вилку или ложку вот так (сжимает руку в кулак параллельно столу – прим. авт.). Воду пил так, что половину бутылки разливал на футболку. Мы ему объясняли, как правильно. Он потом говорил: «Vajim, okay».

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– Никогда не забуду его удар на сборах. Он к-ааа-к ######## [пробил] шведой – мяч улетел за ограждение. Мы такие: «Кого привезли?!». Со временем вышел на более-менее приличный уровень.

Они приехали втроем: Фешн Сакала, Идриса Самбу, Сильванус Нимели. Последние два были самыми адекватными, потому что поиграли в Европе. С ними быстро нашли общий язык. Конечно, учили их матерным словам. Говорили, что «тренер» на русском – «сука». Бегали, орали: «Коуч, сука, коуч!». Нам потом прилетало.

– Все квалифицированные ребята. Не могу сказать, чтобы кто-то был вау, космос. Средний, хороший уровень.

– Значит что-то делал не так, где-то халтурил. Плохо тренировался, не пользовался шансами. Могу спрашивать только с себя.

– Не скажу не при каких обстоятельствах.

– Хватит меня пытать, ха-ха.

– Из тренерского штаба это никто не понял. За несколько дней до этого тренер дубля Алексей Лунин спрашивал у отца: «Какие условия предложили Вадику?». Когда узнал, что контракт не продлили, сильно удивился: «На тренерском совете сказали, что Аверкиев нужен».

Обычно, если с футболистом не продлевают контракт, ему заранее об этом сообщают. Мы отыграли чемпионат и ушли в отпуск. Условно, 10 июня должна была быть первая тренировка. Я просыпаюсь – ни звонка, ни смски. Тогда осознал, что контракт закончился. Стало страшно.

Агента не было, начал писать всем знакомым тренерам, чтобы меня посоветовали в команду. Нашел вариант в Беларуси: минское «Торпедо», которое только вышло в Высшую лигу. Готовы были меня подписать, но нужно было решить вопрос компенсации [за подготовку молодого футболиста].

Поехал в Москву к Родионову (Сергей Юрьевич, генеральный директор «Спартака» с 2015 по 2018 год – прим. авт.). Он кладет бумагу на стол и говорит: «Компенсация – 60 тысяч евро. За то, что мы тебя экипировали. За все, что ты съел». Просил отпустить бесплатно, но он отказал. Естественно, в Минске не стали платить такую сумму.

Были даже мысли даже продать квартиру, машину. С семьей решили, что смогу вернуться спустя год и продолжить карьеру в футболе.

– У меня был врожденный астигматизм (дефект зрения, связанный с нарушением сферической формы роговицы – прим. авт.). Давно хотел сделать операцию, поэтому решил заняться зрением, раз остался без команды.

В клинике на обследовании обнаружили, что перед коррекцией нужно заменить хрусталик. Спросил, через сколько смогу начать тренировки – получил страшный ответ: полгода никаких физических нагрузок. Быстрый шаг – это физическая нагрузка. Резкий поворот головы – это физическая нагрузка.

На восстановление ушло полгода.

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– Спасибо родителям и жене, которые меня [финансово] поддерживали.

Были мысли стать тренером, пристроиться в офисе или пойти охранником в ночной клуб.

– Бои без правил – моя страсть. В «Черноморце» на базе была боксерская груша. Я купил бинты, перчатки, лапы. Отрабатывал удары.

– Весной 2019-го искал команду. В моменте появился «Арарат». Провел один товарняк: играли с какими-то «инвалидами», если кого обидел – не обессудьте. Трансфермаркт подумал, что я перешел к ним. Потом знакомый администратор предложил поиграть за «Витязь». В Первенстве Москвы (Д-4) мы попали в медали. Сильно благодарен «Витязю». Если бы не они, я бы точно закончил.

– Окно закрывалось, вариантов не было. Предложили контракт с «Махачкалой», которая только дебютировала во Второй лиге, я согласился. Невзначай спросил, какие условия – оказалось, зарплата 10 тысяч рублей.

– Какие премки?! Дали только раз – по 2 тысячи после домашней победы. Если не ошибаюсь, обыграли «Анжи» 1:0.

Играл за «Наполи» в ЛФЛ, где дают легендарные интервью. Там очень серьезный уровень: трансляции, болельщики, сильные футболисты. За приезд платили 2 тысячи, еще столько же за победу.

– Предоставляли общежитие, но я увидел фотки и сразу отказался. Снимал квартиру, но выходило накладно – перебрался в отель, где останавливаются все команды. Платил 1000 в сутки, в стоимость входили питание и стирка.

– Ехал с мыслями, что дома кавказцы ведут себя также, как в Москве. Там мое мировоззрение обрушилось. Дагестанцы – самые доброжелательные люди на свете. Только прилетел в город, ехал с таксистом. Разговорились, он спросил, есть ли где мне переночевать, что покушать. У меня сейчас полно друзей из Махачкалы.

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– Заслуга Рачиковича (Эдуард Саркисов, главный тренер «Черноморца» – прим. авт.) и пацанов, которые там находились. Было ощущение, что нас специально собрали в одно время в одном месте. Одним словом – коллектив. За сухие матчи не устану благодарить всю команду.

– Ха-ха. Вообще жесть. Сам долго с этого угорал.

Это был групповой отборочный раунд. Четыре команды жили в Сочи в одной гостинице. Когда заселялись, заметил высокого чудака в кипе сборной Словакии, у которого были здоровенные очки для коррекции зрения. Я еще подумал: «Да ну, не может он быть вратарем».

Оказалось, может. Играем с ними, ведем 1:0. На последних минутах словаки зарабатывают угловой. Идет подача, играю на выходе. Мяч отлетает на линию штрафной. Вратарь бежит спиной к воротам и со всего размаха пяткой – бам! – в самую «паутину». Было очень стыдно. Потом подкалывали, что мне даже слепые забивают.

В итоге мы три матча завершили в ничью и с третьего места вышли в следующий раунд.

– Мне интересно бить пенальти, штрафные. Это нужно для общего развития: игра ногами очень важна.

– Недавно рассказывал про него жене. Ответила, что такого не может быть. Потом взахлеб, раскрыв рты, смотрели его нарезку. Читал, как он отрабатывал штрафные после тренировок: ставил 10 мячей у чужой штрафной, и, если не забивал, делал рывок к своим воротам и обратно.

– Отчасти да, но я давно хотел. Первую сделал зимой 2020-2021.

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– Лев – характер. Часы – символ времени, как напоминание, что его не вернуть. Знак от сглаза и суеверия. Футбольный мяч в стилистике Лиги чемпионов. Фраза Esto quod es – будь тем, кем ты есть на самом деле. Крыло орла и номер региона 57 – я из Орловской области. Два ангела с инициалами родителей. Дата рождения. Символ красоты – роза. Спартанец – в память о «Спартаке».

На все ушло примерно 270 тысяч. В планах набить еще одну розу и забить второй «рукав».

– Татуировки – часть моей жизни. Это уже не изменить.

– В дубле «Спартака» был голкипер, который каждый день просыпался в 6 утра, расчесывал бороду, наводил прическу, питался супер правильно. Шутил дебильно. Короче, вратарь с большой буквы «в». Давно не слышал о нем, скорей всего уже закончил.

Есть странные, а есть ####### [очень странные], как чувак, про которого рассказывал вратарь «Крыльев». Я и сам считаю себя странным.

– Не умею проигрывать, завышенный максимализм. Если солью в Фифу, пойду три часа смотреть видео, как правильно играть в обороне. Бесит, когда футболисты в игровых упражнениях на тренировке не хотят выиграть.

«Жаль, нет таблетки, аннулирующей мое причастие к «Спартаку». В 15 взял золото с дублем – через 6 лет играл в Дагестане

– У меня также было.

– Не согласен, во всех моих командах вратаря считали важным игроком.

– Да, так и есть. Но твоя философия может отличаться от тренерской.

– Это как раз то, что меня бесит. Полевые говорят: «Да у тебя там моментов не было». Так, ##### [блин], если бы я тебе всю игру не орал «сзади», «левая нога», «правая рука» – были бы моменты. Люди и футболисты, которые не разбираются в действиях вратаря, думают: «Ой, ты [в играх без моментов] просто стоишь».

Нифига. Ты подсказываешь, ругаешься с судьями, чтобы полевые не получали карточки. Когда атака у чужих ворот, разминаешься, чтобы быть готовым к любому эпизоду. Потом приходишь домой без сил, эмоций и долго не можешь уснуть. Поэтому мы [вратари] дебилы, отбитые, ха-ха.

– После всех одинаково. Не могу уснуть до 5-6 утра. Ложишься – и без шансов. Начинаешь злиться, идешь смотреть матч, играть в приставку.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

тринадцать − два =