Даже Жозе Моуринью по-настоящему не верил, что «Порту» сможет выиграть Лигу чемпионов в 2004 году.

В прошлом сезоне Моуринью привел клуб к успеху в Кубке УЕФА, одержав драматическую победу со счетом 3:2 над «Селтиком», но его амбиции в Лиге чемпионов были скромны. У Моуринью было две цели: он хотел пройти в плей-офф, и он хотел нанести поражение одному из крупных клубов континента, сделав «Порту» — или, что более вероятно, самого себя — более известным, что объясняет, почему он праздновал победу «Порту» над «Манчестер Юнайтед» во втором раунде более торжественно, чем любую последующую победу.

«Мы можем сделать несколько хороших вещей, — сказал Моуринью в преддверии своего первого приключения в Лиге чемпионов. — Но я не думаю, что мы сможем выиграть. Это могут сделать только акулы, могущие позволить себе потратить £40 млн. на одного игрока». «Порту» едва укрепился на трансферном рынке летом после победы в Кубке УЕФА. Помимо центрального нападающего Элдера Поштиги, отправляющегося в «Тоттенхэм», которого заменит Бенни Маккарти, это была та же команда, что и та, которая победила «Селтик». Но сплоченность «Порту» помогла им добиться самого невероятного триумфа в эпоху Лиги чемпионов.

2003/04, возможно, был лучшим сезоном соревнований, потому что в нем полностью доминировали андердоги. Некоторые объясняют это, указывая на отсутствие выдающихся команд, но ничто не может быть дальше от истины. Это был непобедимый сезон «Арсенала». Это был единственный сезон, в котором «Милан» Карло Анчелотти, доминирующая команда Лиги чемпионов той эпохи, выиграл Серию А. Это было тогда, когда «Лион», на полпути к своей серии из семи титулов подряд, был, вероятно, в самом сильном состоянии.

Но четвертьфинал дал четыре маловероятных результата. «Арсенал» потерпел поражение от городских соперников из «Челси» с поздним голом Уэйна Бриджа на «Хайбери». «Милан» проиграл при замечательных обстоятельствах; выиграв первый матч со счетом 4:1 у «Депортиво», они проиграли со счетом 0:4 в Ла-Корунье. «Порту» разгромил «Лион» со счетом 4:2 по сумме двух матчей в захватывающем противостоянии, в то время как победа «Монако» над galácticos из «Реала» была еще более насыщенной — команда Дидье Дешама выиграла по правилу выездного гола при общем счете 5:5. Все четыре полуфиналиста чувствовали себя аутсайдерами, а победили самые большие аутсайдеры: «Порту», команда из самой скромной страны, команда никому неизвестных игроков, взятых из команд середины таблицы Примейры. Их опыт европейского успеха оказался решающим, и они также могли похвастаться самым впечатляющим молодым главным тренером континента. Позже Моуринью прославился как оборонительный тренер, но во время своего пребывания в Португалии он был привержен быстрому, активному владению мячом.

Первый вкус Моуринью к футболу высшего уровня пришел, когда он работал переводчиком у Бобби Робсона в лиссабонском «Спортинге» и «Порту», а затем последовал за ним в «Барселону», после чего стал помощником Робсона. Моуринью приобрел репутацию переводчика ответов Робсона на пресс-конференции с дополнительными тактическими деталями, а также постоянно попадал в неприятности, потому что был более агрессивен, чем Робсон, по отношению к игрокам, судьям и журналистам. «Моуринью с самого первого дня вынуждал людей давать заднюю, — написал Энрик Баньерес, обозреватель барселонской газеты «Ля Вангардия». — Одно дело быть надменным и высокомерным, если ты Йохан Кройфф, и совсем другое, если ты никто. Робсону было бы гораздо лучше, если бы у него был второй номер, который был знаком с клубом и игроками, кто-то, умеющий ловко обращаться с людьми». Отношение Моуринью в тот период к «Барселоне» окажется важным много лет спустя.

Когда Робсон был перемещен в директорат, а его заменил Луи ван Гал, Моуринью продолжал работать ассистентом. Его роль при двух главных тренерах сильно отличалась. Робсон был сосредоточенным на атаке тренером-практиком тренировочной базы. Таким образом, работа Моуринью была двоякой: сделать шаг назад и спланировать характер тренировок, и, по словам Моуринью, «Сохраняя первенство атакующего футбола, я пытался лучше организовать его, и эта организация напрямую связана с обороной». Ван Гал, с другой стороны, сосредоточился на планировании, а затем передавал тренировки Моуринью и другим помощникам, которым было поручено выполнять типичные голландские упражнения Ван Гала по владению мячом. «Тогда мы говорили на одном языке, мы верили в одни и те же вещи, — вспоминал Хави Эрнандес о Моуринью. — Мы работали в рамках философии «Барсы»».

Если учесть этот опыт, заявления Моуринью о его назначении на пост главного тренера «Порту» в 2002 году неудивительны. «Я обещаю, что намерен играть в атаку, — сказал он. — Я обещаю, что мы будем работать над достижением этой цели каждый день, пока не достигнем идеально систематизированной и автоматической модели. Когда этот день наступит, я обещаю вам атакующий футбол, а до тех пор я обещаю, что умышленно намереваюсь атаковать… С игроками такого уровня, как в «Порту», не имело бы смысла превращать атакующую философию в более оборонительную модель. Сами характеристики этих игроков направляют нас по определенному пути, который никогда не будет включать в себя оборонительный способ игры».

Фраза «идеально систематизированная и автоматическая модель» могла быть заимствована у Ван Гала, но этот подход также типично португальский, и «Порту» был хорошим представителем этой футбольной идентичности. Португальский футбол уже давно рассматривает игру в систематическом плане, глядя более широко и тщательно реализуя основополагающие принципы игры.

Эта тенденция прослеживается еще в межвоенные годы и под влиянием Кандидо де Оливейры, который в трех отдельных периодах тренировал «Спортинг», «Порту», а также сборную страны. После своего первого тренерского периода в в сборной Португалии в 1920-х годах Оливейра отправился в Лондон, чтобы принять участие на тренерских курсах, проводимых английской федерацией футбола, и эффективно работал стажером в «Арсенале», где Герберт Чепмен произвел революцию в футболе своей схемой WM.

Впоследствии 1936 году Оливейра написал оказавшую влияние книгу под названием «Football: técnica e tatica» (Футбол: Техника и тактика), деконструкция системы WM, которую он ввел во время своего второго пребывания на посту сборной Португалии, задолго до того, как многие другие признанные футбольные страны начали использовать эту систему. Книга была широко читаема его современниками и пропагандировала чрезвычайно теоретический подход к футболу. После работы секретным агентом союзных войск во время Второй мировой войны, наблюдая за передвижениями нацистской Германии в Португалии, Оливейра впоследствии написал еще одну важную книгу «Evolução táctica no futebol» («Эволюция футбольной тактики») в 1949 году. Он также был соучредителем спортивной газеты «А Бола» в 1945 году, которая до сих пор популярна и по сей день. Оливейра настаивал на том, что спортивные журналисты должны не только информировать и развлекать, но и просвещать. Он был чрезвычайно значимой фигурой в развитии португальского футбола, и трофей «суперкубок» страны назван в его честь.

Португальский футбол также находился под большим влиянием легендарного Белы Гуттмана, который возглавил «Бенфику» в дни их славы в 1960-х годах. Будучи известным своим заявлением о том, что «третий год является фатальным» для футбольного тренера, и так называемым «проклятием», которое он наложил на «Бенфику» в финале чемпионата Европы после своего ухода, истинное наследие Гуттманна заключалось в продвижении атакующего футбола, игре с непосредственными вингерами и подчеркивании важности системы над индивидуальным блеском.

Третьей важной фигурой был Жозе Мария Педрото, который вдохновил рост «Порту» в конце 1970-х годов, отчасти в результате использования им статистического аналитика Жозе Нету. Они познакомились, когда Педрото тренировал «Виторию де Гимарайнш», а также внештатно читал лекции. Будучи студентом, Нету однажды посетил занятия Педрото и задал ему, казалось бы, простой вопрос: «В чем важность игры в отношении организации тренировок?» Это вызвало продолжительное обсуждение и последующую встречу в офисе Педрото, и впоследствии Нету предоставил Педрото полный статистический анализ недавней игры «Витории», который считается первым подобным исследованием в Португалии. Позже Педрото вернулся в «Порту», пригласил Нету в качестве своего аналитика и неоднократно подчеркивал важность своей работы. «Больше, чем титулы, которые он выиграл с «Порту», — позже сказал Нету о своем наставнике, — это его доктрина, которая является величайшим наследием португальского футбола».

Таким образом, Моуринью соответствовал образцу португальского тренера: прилежный тактик, который верил в главенство системы. «Для меня самым важным аспектом в моих командах является наличие игровой модели, набора принципов, обеспечивающих организацию, и с первого дня тренировок мы уделяем этому внимание», — пояснил он. В то время как Моуринью часто обвиняют в том, что он не развивает футбольную тактику, сравнивая его с такими современниками, как Пеп Гвардиола или Юрген Клопп, но это упускает из виду революционный подход Моуринью к подготовке к матчам, который вдохновил почти каждого другого тренера высшего уровня в течение следующего десятилетия. Он был наиболее значительным практиком тренерского подхода, известного как «тактическая периодизация», который зародился в «Порту».

Его инвертором был Витор Фраде, профессор физического воспитания и философии в Университете Порту. В конце 1980-х и 1990-х годов Фраде создал программу «универсализации» футбольной подготовки, что на практике означало полный отказ от идеи о том, что обучение физическим, техническим, тактическим и психологическим элементам футбола должно проводиться раздельно. Философия Фраде требовала, чтобы каждое тренировочное упражнение включало все четыре фактора, и поэтому был пересмотрен предыдущий устоявшийся подход, который включал, например, истощающие занятия по физической подготовке, которые были посвящены исключительно бегу или тактическим занятиям, в которых оборонительная формация отрабатывалась на медленной скорости и без мяча. Среди многих португальских тренеров сохраняется убеждение, что вы просто не можете полностью понять тактическую периодизацию, иногда называемую «тренировочным процессом», если вы не учились у Фраде, который стал «директором по методологии» «Порту» во время правления Моуринью. После своего назначения Моуринью заявил, что хочет «португализировать» команду с точки зрения национальностей игроков, и, сосредоточив внимание на четкой структуре игры и четкой методике тренировок, он также сделал «Порту» португальским в более широком смысле.

Моуринью впервые встретился с Фраде, когда работал с академией в «Витории де Сетубал», его родном клубе, в начале 1990-х годов, и они поддерживали тесные контакты в течение следующего десятилетия. Когда летом 2001 года Моуринью был назначен главным тренером «Лейрии», президент клуба сообщил ему, что он нашел прекрасное место для предсезонной подготовки в живописной сельской местности Португалии, на фоне холмов, которые идеально подойдут для бега по пересеченной местности. Моуринью, к его удивлению, сказал, что никаких беговых упражнений вообще не будет. Вся его работа будет сосредоточена на тренировочном поле — всегда с мячом для улучшения техники, всегда с учетом позиционных соображений для разработки стратегии и всегда с учетом уровня сложности, чтобы игроки оставались сосредоточенными.

«Я не верю в раздельную тренировку навыков, ударов, дриблинга и подкатов, — объяснил Моуринью на тренерском семинаре в Тель-Авиве в 2005 году. — Мальчик на тренировке может блестяще играть в пас, но в игре все по-другому. «Универсальное» действие имеет решающее значение — вы должны объединить все эти аспекты в ситуации настоящей игры. Многие клубы занимаются фитнесом отдельно, отправляя игроков на 45 минут с тренером по фитнесу, но я в это не верю, потому что есть упражнения, которые могут улучшить ваши физические качества с помощью мяча. Я заставляю игроков играть в простой футбол небольшими составами, но они могут пересечь линию середины поля только в том случае, если ускоряются. Игрокам не нравится работать без мяча, так зачем у них его отнимать? Великий пианист не бегает вокруг пианино и не отжимается на кончиках пальцев; чтобы быть великим, он играет на пианино. Лучший способ стать великим игроком — это играть в футбол».

Тренировки Моуринью всегда длились 90 минут — или 120 минут, если он готовил свою команду к матчу, который мог потребовать дополнительного времени. Он также ввел обязательное использование щитков на тренировках, что может показаться незначительной деталью, но на самом деле было красноречивым признаком его нового подхода. Раньше игроки отрабатывали технические упражнения отдельно, и любые матчи небольшими составами проходили в сдержанной манере — не было никаких подкатов под товарищей по команде на тренировке, таких же как под соперника в день матча. Но тренировки Моуринью точно воспроизводили ситуации матча, и поэтому были необходимы щитки на голени. Его помощник Руй Фария изучал физкультуру у Фраде и был экспертом в тактической периодизации. В другом месте он считался бы тренером по физподготовке команды, но, поскольку не было никаких конкретных занятий физподготовкой, то Моуринью отказался рассматривать его в таких конкретных терминах. «Наши ежедневные заботы направлены на то, чтобы привести в действие нашу игровую модель, — сказал Моуринью. — Однако структура тренировки связана не только с тактическими целями, но и с приоритетным компонентом физической подготовки». И снова португальский тренер был озабочен концепцией структуры.

Уровень физической подготовки «Порту» оказался особенно важным на протяжении всего их пути к успеху в Лиге чемпионов, потому что они гораздо больше зависели от прессинга, чем любая из более поздних команд Моуринью. «Порту» прессинговал агрессивно и высоко на поле и использовал очень высокую линию обороны, основанную на центральной паре, состоящей из Жорже Кошты и Рикарду Карвалью. Кошта поссорился с предшественником Моуринью Октавио Мачадо и был отдан в аренду в «Чарльтон», несмотря на то, что был капитаном клуба, но Моуринью проницательно вернул его обратно. Карвалью, между тем, был продуктом академии «Порту», который стал одним из лучших центральных защитников Европы при Моуринью, способным защищаться как мозгами, так и мускулами. Защитниками были Паулу Феррейра, который был преобразован Моуринью из правого полузащитника и отлично выступил в Лиге чемпионов против левых вингеров, таких как Райан Гиггз и Жером Ротен, в то время как левый защитник Нуну Валенте последовал за Моуринью в «Порту», выступая под его руководством в «Лейрии».

Как у квартета, у них были блестящие взаимоотношения при выходе вперед, дабы ловить соперника в офсайд, хотя в этом аспекте плана игры «Порту» было нечто любопытное. На протяжении всего их выступления в Лиге чемпионов на нападающих соперника постоянно неправильно фиксировалось положение вне игры, тогда как повторы показывали, что они на самом деле были в правильной позиции. Самый печально известный пример произошел во втором раунде на «Олд Траффорд», когда гол Пола Скоулза из «Манчестер Юнайтед» ошибочно не засчитали. Это происходило с такой регулярностью на протяжении всего соревнования, что казалось, что это больше, чем удача; защитники «Порту» каким-то образом столь убедительно действовали и казалось, будто они ловили соперника в офсайд, даже когда они этого не делали, что помощники судьи неоднократно на это попадались. Против «Депортиво» в полуфинале «Порту» поймал соперника в офсайд четыре раза, один из которых был явно неправильным и лишил «Депор» шанса выйти один на один. В финале против «Монако» «Порту» получил невероятные 12 офсайдов, из которых три были неправильными, два из которых предоставили бы нападающему «Монако» явную возможность забить гол. Вместо этого команда Дешама не смогла нанести ни одного удара в створ ворот. «Порту» Моуринью также очень эффективно собирал желтые карточки, не сталкиваясь с дисквалификациями. Они вышли во второй матч полуфинала в Ла-Корунье с шестью игроками, которые были в одной карточке от дисквалификации. Еще два игрока получили желтые карточки во время игры, но все восемь игроков успешно прошлись по краю пропасти и были доступны для финала против «Монако».

В этом финале высокая оборонительная линия «Порту» удерживала нападающего «Монако» Фернандо Морьентеса подальше от штрафной, что означало, что его скидки головой ни к чему не привели. Кошта и Карвалью также разумно располагались, чтобы перехватывать пасы вразрез, в то время как вратарь Витор Байя эффективно выходил за пределы своей штрафной. Хотя схема «Порту» 4-3-1-2 теоретически позволяла защитникам «Монако» Патрису Эвра и Уго Ибарре (который, странным образом был в аренде из «Порту») проводить время с мячом, но «Порту» прижал их к бровкам. Дуэт нападающих — Карлос Альберто и Дерлей — прикрывал каждый фланг, в то время как игроки за пределами полузащиты, Педро Мендеш и Манише, широко раздвигались, чтобы еще больше их окружить. Коштинья, тем временем, умело играл роль опорника и порой выступал в качестве дополнительного центрального защитника. Моуринью описал Коштинью как своего «тренера на поле», человека, который подходил к бровке и получал тактические инструкции, после чего передавал их товарищам по команде.

«Порту» начал медленно, и команде повезло, когда Людовик Жюли, неуловимый атакующий полузащитник «Монако», в середине первого тайма был вынужден уйти с поля из-за травмы. Его замена, Дадо Пршо, был вторым форвардом-столбом, и высокая оборонительная линия «Порту» легко справлялась. Команда Моуринью неожиданно вышла вперед, незадолго до перерыва, благодаря нападающему Карлосу Альберто. Он отпустил кросс Феррейры, мяч отскочил от защитника, но затем бразилец инстинктивно развернулся и нанес удар по воротам. Это был его единственный крупный вклад в финал и, по правде говоря, единственный запоминающийся момент в его карьере — высоко оцененный 19-летний игрок бразильской сборной на этом этапе, ему удалось забить в профессиональном футболе менее 40 голов.

Действительно, игрок, который вышел на замену Карлосу Альберто вызвал период, который подтвердил триумф «Порту». Моуринью выпустил быстрого атакующего полузащитника Дмитрия Аленичева, который играл слева в ромбе «Порту», а Манише поднялся выше вместе с Деку, «десяткой» «Порту» и звездой команды. Теперь «Порту» играл на контратаках, причем Аленичев был особенно важен. В середине второго тайма Деку провел мяч через центр поля и нашел Аленичева слева, после чего получил ответный пас на краю штрафной, сделав вид, что будет закручивать мяч в правый угол, но подрезал его в левый, отправив вратаря Флавио Рому не в ту сторону. Это было удивительно спокойное завершение атаки. «Я вдохнул и понял, что происходит; там были только я, вратарь и центральные защитники, — рассказывал Деку впоследствии. — Я смог разыграть эту комбинацию даже не задумываясь, как будто играл в парке со своими друзьями. Если бы я подумал обо всем, что окружало этот момент, о том, что это решающий гол в финале Лиги чемпионов, самой нормальной реакцией было бы ударить по нему так сильно, как только мог».

Затем Аленичев забил третий, набежав на срикошетивший от кого-то пас вразрез и пробив точно в цель. Характер этих двух голов создавал впечатление, что «Порту» был контратакующей командой, но их подход по умолчанию был значительно более активным.

Таков был акцент «Порту» на прессинге, Моуринью призывал своих игроков беречь энергию при владении мячом. «Это то, что я называю «отдых с мячом», — заявил Моуринью в своей биографии. — С тем темпом игры, который мы навязываем, необходимо отдыхать, иначе никто не доживет до конца матча. Речь идет о чередовании моментов большой интенсивности и прессинга с периодами отдыха на мяче, что является не чем иным, как владением ради владения».

Этот «отдых с мячом» означал, что «Порту» Моуринью доминировал во владении мячом в 10 из 13 матчей Лиги чемпионов в том сезоне, в том числе дома и на выезде против «Реала», «Манчестер Юнайтед» и «Депортиво». Единственные исключения были сделаны против трех французских команд: на выезде в Марселе в победе на групповом этапе со счетом 3:2, во втором матче их победы по сумме двух матчей со счетом 4:2 над «Лионом» и в финале против «Монако». В каждом случае «Порту» выигрывал в течение длительного периода, и соперник чувствовал себя вынужденным продвигаться вперед и прибирать на себя инициативу. В остальном «Порту» доминировал во владении мячом.

Между тем, ромб в полузащите не был схемой первого выбора Моуринью. В целом он отдавал предпочтение схеме 4-3-3, которая была распространена во всем португальском футболе, хотя сочетание травм его вингеров и необходимости усиления полузащиты для обеспечения доминирования владения против сильного европейского противника означал его переход на 4-3-1-2. «Порту» был высокоорганизован в обеих формациях, потому что Моуринью обучал своих игроков двум системам, и только лишь двум. Переключение между двумя структурами стало его подходом по умолчанию; это было 4-3-3 и 4-3-1-2 снова с «Челси», 4-2-3-1 и 4-3-1-2 с «Интером», а затем, вообще говоря, 4-2-3-1 и 4-3-3 и по сегодняшний день. Моуринью научил «Порту» переключаться между схемами на основе тонких жестов рук, оставляя соперника в недоумении. В обеих системах игроки «Порту» были почти механически синхронизированы в своих движениях, всегда сохраняя чрезвычайно четкую структуру, независимо от того, владели они мячом или нет.

После успеха «Порту» в Лиге чемпионов Моуринью перешел в «Челси» и выиграл Премьер-лигу в своем первом же сезоне. В Англии он прославился как чисто оборонительный тренер; в своем первом сезоне «Челси» провел 25 игр на ноль из 38 матчей, пропустив всего 15 мячей, хотя Моуринью настаивал, что хочет играть более ровно. «Я хотел бы иметь больше контроля над игрой с точки зрения владения мячом, — сказал он. — За пять лет в Португалии у меня не было ни одного матча, в котором моя команда владела мячом меньше, чем соперник. Никогда, никогда. Мы могли играть с «Реалом», «Депортиво», «Манчестер Юнайтед», и у нас всегда был больший процент владения. Таким образом, мы могли бы больше владеть мячом, а это требует времени, но мы движемся в правильном направлении». Статистика Моуринью была не совсем правильной, как подробно описано выше, но общая направленность его аргументации была справедливой, и «Порту» действительно доминировал против трех конкретных соперников, которых он назвал.

В Премьер-лиге новообретенный акцент Моуринью на контратаках означал большее внимание к концепции перехода, что в Англии была незнакомым понятием. Хотя подход не был уникальным для них, португальский акцент на переходном периоде был еще одним способом, с помощью которого страна структурно смотрела на игру. Он разбил футбол на четыре отдельных периода, которые протекали в непрерывном цикле: команда переходила от фазы владения, к переходу к отсутствию владения, к фазе отсутствия владения, после чего шел возврат к фазе владения. Поскольку схемы команд будет существенно отличаться в зависимости от того, владеют они мячом или нет, была возможность использовать медлительность соперника при этих переходах. Это, кстати, было еще одной важной частью мышления Фраде. «Нет никакого атакующего футбола или оборонительного футбола, — утверждал он. — Когда мяч у вас, команда должна думать о том, что произойдет, когда вы его потеряете. Когда у вас его нет, вам нужно знать, что вы будете делать, когда получите его обратно». «Челси» Моуринью преуспел в этом отношении.

«Моуринью был большим специалистом по переходам, — вспоминал Дэмиен Дафф, который играл в качестве вингера на обоих флангах в схеме 4-3-3 у Моуринью в «Челси». — Наверное, тогда я впервые про это и услышал. Если вы теряете мяч, происходит переход от атаки к обороне, вы быстро бежите назад, восстанавливаете позицию или ускоряетесь — с другой стороны, если вы заполучаете мяч, то переход происходит от обороны — быстрое продвижение вперед. В момент, когда вы отвоевываете мяч, именно тогда команды наиболее уязвимы, потому что они находятся не в защитной формации, бум, а вы уже убежали в контратаку. В тот год мы разрывали соперника, доведя это до идеала. Я мог убегать, сколько мы там забили таким образом, 30 или 40 мячей, когда все было так: отыгрываешь мяч и убегаешь в атаку в течение четырех или пяти секунд. Вероятно, он был первым [кто заговорил о переходах]. Я не помню, что слышал нечто подобное от других тренеров». Моуринью также привнес в «Челси» португальскую концепцию тактической периодизации, что удивило нападающего Дидье Дрогба, который прибыл на предсезонную тренировку в кроссовках, а Моуринью ему заявил, что никаких беговых тренировок не будет.

Еще один пример прилежного, методичного подхода Моуринью проявился в его акценте на скаутинге соперника. Поначалу он произвел впечатление как скаут по команде-сопернице, продемонстрировав Робсону свой методичный подход к анализу матчей и обобщению планов игры противника. «Он возвращался и вручал мне досье, которое было абсолютно первоклассным, — вспоминал Робсон. — Столь же хорошее, как все, что я когда-либо получал. Таким уж он был, в свои тридцать с небольшим, никогда не играл профессионально, никогда не был тренером, о котором можно было бы поговорить, и давал мне отчеты не хуже, чем все, что я когда-либо получал от лучших профессионалов, которых я привлекал для скаутинга на чемпионатах мира. В отчетах было то, как команды играли в матче, на который его послали — обе команды — с очень хорошо продуманной защитой и атакой, схемами игры, красиво изложенными диаграммами и разными цветами для каждой команды, все очень доступно для понимания».

Моуринью ожидал, что ему предоставят отчеты аналогичного качества. В начале своей тренерской карьеры он обнаружил, что его не впечатлил аналитический отдел во время краткого пребывания в «Бенфике». Впоследствии он отказался использовать их анализ и вместо этого за свой счет нанял старого однокурсника по университету, таково было значение, которое он придавал правильному исследованию соперника. Он также поручил скаутам шпионить за тренировками соперника, отчитываясь о вероятном стартовом составе.

Когда он вернулся в «Порту» в качестве тренера в 2002 году, Моуринью мог рассчитывать на другого яркого молодого португальского тренера в качестве своего аналитика команды соперника: Андре Виллаш-Боаш, который был еще одним протеже Робсона. Во время пребывания Робсона во главе «Порту» 16-летний Виллаш-Боаш обнаружил, что живет в том же жилом комплексе. Он подсунул под дверь Робсона письмо, в котором ставил под сомнение его решение не выпускать Домингуша Пасиенсию, популярного нападающего. Когда Робсон попросил его изложить свои аргументы, Виллаш-Боаш провел обширный статистический анализ, который напоминает о том, как Жозе Нету поразил Жозе Марию Педрото в 1970-х годах. Робинсон был впечатлен, договорился, чтобы Виллаш-Боаш прошел тренерский курс в английской футбольной ассоциации, несмотря на то, что его протеже был слишком молод, а затем нанял его в «Порту». Там Виллаш-Боаш тесно сотрудничал с Моуринью, который по возвращении в качестве главного тренера впоследствии использовал Андре в качестве аналитика соперника.

«Поскольку Жозе хорошо знал меня со времен работы помощником Бобби, он попросил меня создать Отдел наблюдения за соперником, — позже объяснил Виллаш-Боаш. — Мне требуется четыре дня, чтобы собрать все досье воедино, так как оно очень всеобъемлющее. Отчеты предоставляются всем игрокам, а также главному тренеру. Идея заключается в том, что когда игроки выходят на поле, они полностью подготовлены, поэтому во время игры может произойти очень мало сюрпризов. Моя работа позволяет Жозе точно знать, когда игрок из команды соперника, скорее всего, будет в лучшей или самой слабой форме. Я ездил на тренировочные базы, часто инкогнито, а после отсматривал психологическое и физическое состояние наших противников, после чего делал свои выводы и представлял полное досье Жозе».

Планируя свою стратегию на конкретный матч, Моуринью рассматривал соперника так же, как и свою собственную команду. Говоря о проблеме, связанной с противостоянием galácticos мадридского «Реала», он сделал веселое, но показательное замечание. «Странная вещь произошла, когда мы с моей технической командой готовились к игре, — сказал он. — Когда мы занесли ручку над бумагой, чтобы составить план, мы поняли, что нам понадобится 13 игроков, чтобы победить «Реал»… Мне нужен был игрок, чтобы опекать Фернандо Морьентеса и свободный полузащитник рядом, еще один игрок, чтобы опекать Луиша Фигу, и еще один в области, которую он освобождает своими диагональными пасами. Мне нужен был бы игрок, чтобы опекать Зинедина Зидана, но так как он часто играет вне своей зоны, мне пришлось просить правого защитника занять это место. Наконец, поскольку я всегда играю с тремя нападающими, мне нужно было бы сохранить и их. Если бы мы суммировали все это, включая других игроков, с которыми я обычно играю, нам понадобилось бы 13 игроков, чтобы победить «Реал Мадрид». Поскольку судья этого не разрешил, мы играли только с 11 игроками и проиграли 0:1». Трудно представить, чтобы многие другие успешные тренеры рассматривали игру таким образом, эффективно работая в обратном направлении от противника.

Моуринью считал, что изучение соперника было настолько важным для подготовки к матчу, что он превратил это в групповую деятельность. В предсезонных товарищеских матчах он порой делал 11 изменений в перерыве, при этом составу первой половины матча было поручено предоставить обратную связь об их противниках игрокам, которые выходили на вторую половину. В преддверии финала против «Монако» департамент Виллаш-Боаша подготовил индивидуальный DVD-диск для каждого игрока, освещающий подход каждого конкретного соперника. Игроки посмотрели отснятый материал дома, а затем Моуринью провел совещание, на котором они обсудили эту информацию. У него не просто был аналитик команды соперника, у него буквально была команда аналитиков соперника.

И точно так же, как Моуринью изучал характеристики соперника, он часто пытался скрыть характеристики своей собственной команды от соперника. Перед триумфальным финалом Лиги чемпионов «Порту» встречался с «Бенфикой» в финале кубка Португалии. Моуринью не было особой необходимости менять свой состав, потому что между играми было десять дней, но он внес изменения исключительно для того, чтобы обмануть «Монако». «Я знал, что тренер «Монако» будет наблюдать за нами на игре, и поэтому я не играл в то время тем составом, который считал своим лучшим, — сказал Моуринью. — Бенни Маккарти играл вместо Карлоса Альберто, и это изменение, с точки зрения стратегии, изменило все. Я стремился скрыть от Дидье Дешама, как я буду играть в финале Лиги чемпионов, и таким образом удивить его». «Порту» в дополнительное время проиграл первый финал со счетом 1:2, но, по крайней мере, Моуринью не выдал свой план на игру для более важного турнира.

Виллаш-Боаш, кстати, последовал за Моуринью в «Челси» и «Интер», прежде чем начать свою собственную тренерскую карьеру. Он привел «Порту» к непобедимой кампании за титул чемпиона в сезоне 2010/11, а также сравнялся с достижением Моуринью, выиграв Кубок УЕФА, который был переименован в Лигу Европы. По совпадению, победа «Порту» в финале пришлась на португальскую «Брагу», которой теперь руководит Домингуш Пасиенсия — игрок из письма Виллаш-Боаша, с которого и началась его тренерская карьера. Его «Порту» играл по системе 4-3-3 с агрессивной оборонительной линией, и комплексный характер их движения был очень продуманным, очень систематичным. Виллаш-Боаш затем повторил переход Моуринью в «Челси», где он добился меньшего успеха; он не был искусен в управлении людьми и его часто называли «ноутбучным тренером», таково было его внимание к методическим аспектам футбола.

Но в Португалии уважают прилежный подход к игре. На протяжении всей своей тренерской карьеры Моуринью последовательно обновлял документ, иллюстрирующий его тренерскую философию, который «содержит цели и методологии моей практики и способы их достижения… не более чем систематическое изложение моих идей. Если бы мне пришлось дать ему название, это было бы «Эволюция моих тренерских концепций»». Моуринью настаивает, что он никогда не будет опубликован, но этот документ, по сути, является учебником для португальского футбольного тренера. Следующее поколение португальских тренеров, таких как Виллаш-Боаш и Паулу Фонсека, часто утверждают, что их подход больше похож на подход Пепа Гвардиолы, чем Моуринью. Но тогда шаблон «Порту» Моуринью был больше похож на команды Гвардиолы, чем на более поздние команды Моуринью, которые были значительно более оборонительными.

«Порту», тем временем, сильно пострадал после ухода Моуринью. Его преемник Джиджи Дельнери был назначен после впечатляющего выступления в Серии А с атакующим «Кьево». Но Дельнери был уволен еще до того, как сыграл с клубом хотя бы одну соревновательную игру. Моуринью, все еще поддерживавший контакт со своими бывшими игроками, предположил, что это произошло из-за того, что Дельнери не следовал принципам тактической периодизации.

«Точно так же, как я должен был прийти за итальянским тренером [Клаудио Раньери] в «Челси», итальянскому тренеру было нелегко прийти после меня в «Порту», — сказал Моуринью в интервью журналу World Soccer. — У нас совершенно разные концепции тренировок. Например, в «Челси» для развития аэробных кондиций использовали способ, при котором игроки проходили 12 спринтов на 100 метров. То, как я развиваю аэробную среду — это матч три на три, персональная опека, на площадке 20 на 20 метров. Это совершенно другое, и я думаю, что то же самое было и у Дельнери. Игроки «Порту» были со мной два с половиной года, они верили в меня, в мои методы, в то, как мы это делаем. И вот я ухожу, и приходит тренер, который работает совершенно иначе. Тут ведь явная проблема». Игроки «Порту» настаивали на тренировках, что на данном этапе было очень характерным для Португалии.

***

Приглашаю вас в свой телеграм-канал — переводы книг о футболе, статей и порой просто новости

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

1 + пять =