«Как Супермен, разделивший себя надвое». Что пишут в Америке о «пропаже» Панарина

Елена Кузнецова

21 мая 2022, 17:15 МСК

«Без риска он стал пресным»: что пишут в Америке о кризисе Артемия Панарина в плей-офф

Поделиться

Комментарии

Даже сам Артемий признаёт, что в плей-офф нельзя рисковать и «делать хрень», но без риска он лишился и своих главных козырей.

Артемий Панарин – главная звезда «Рейнджерс», их самый дорогой игрок и с большим запасом лучший бомбардир в регулярном сезоне. Но в серии с «Каролиной» у него пока что ни одного очка, два броска по воротам (все – в первом матче) и «-3». Перед второй встречей он даже грустно пошутил на эту тему: «Я стараюсь не рисковать так, как делаю обычно. Ощущения не лучшие, но иногда так нужно делать. Всё зависит от ситуации в игре. Я бы хотел сделать какую-нибудь глупую хрень на синей линии, но не могу», — сказал он, добавив, что в плей-офф команда показывает консервативный хоккей с упором на дисциплину. Эта фраза – и в целом не самая яркая игра Артемия – породили в североамериканской прессе рассуждения на тему, куда пропал тот самый Артемий, который в регулярке кружил голову своей игрой.

Новость по теме
«Хотел бы сделать какую-нибудь глупую хрень». Панарин высказался о стиле игры «Рейнджерс»

«Завести» Панарина — главная задача»

«Игра Панарина – это постоянная борьба между риском и наградой. Он знает, что играет лучше всего, когда действует на свой страх и риск, но он также знает, что в плей-офф один неверный шаг может оказаться роковым. Атака – это конёк Панарина, но в этом плей-офф он ещё не был в своей лучшей форме. Он набрал семь очков, но исчезал на долгие отрезки и не доминировал во владении шайбой так, как в регулярном сезоне.

«Когда больше играешь с шайбой, чувствуешь себя лучше. Но мне уже 30 лет, я понимаю, что иногда надо запастись терпением», — говорит он.

Даже при консервативном подходе Панарин – лидер команды (и всей лиги в этом плей-офф – 23. – Прим. «Чемпионата») по потерям. Он принимал спорные решения с шайбой, которые «Рейнджерс» могли бы пережить, если бы он создавать моменты в атаке и использовал своё уникальное видение, чтобы кормить партнёров передачами под бросок. Но сейчас его игра даже близко не тот случай.

Может, дело в травме, из-за которой он пропустил последние два матча регулярки? Если так, ни он, ни «Рейнджерс» сейчас это не признают. Надо отметить, что партнёры по звену ему тоже не помогают. Строум и Копп больше гоняются за шайбой, чем создают давление в чужой зоне, и это сказывается на голевых моментах.

«Завести» Панарина – главная задача. Если у «Рейнджерс» и будет шанс против могучей «Каролины», то их самый динамичный игрок должен быть именно таким.

Во втором матче трудности Панарина продолжились. Он допустил три потери шайбы и не показывал умопомрачительную игру, на которую способен, когда начинает рисковать. Оборона «Каролины» его закрыла.

Надо отдать должное «Рейнджерс», они успешно замедлили скоростную «Каролину», надёжно играли в обороне и позволили сопернику нанести лишь 22 броска по воротам. То же самое касается и Игоря Шестёркина, который отразил 44 из 47 бросков в серии. Но они не смогли ничего создать в атаке, и ответственность за это ложится на Крайдера, Панарина, Строума, Зибанеджада и Фокса. Если бы они смогли вовремя забить гол или два, то счёт в серии был бы равным, вместо этого они попали в яму и уступают 0-2», — пишет автор Lohud Винс Меркольяно.

«Без риска он стал пресным»: что пишут в Америке о кризисе Артемия Панарина в плей-офф

«Рейнджерс» подставили Шестёркина. Бездарно сыграли в атаке и получили в своём большинстве

«Панарин без риска — как Супермен, разделивший себя надвое»

«Мы знаем, что не видели настоящего Панарина в плей-офф. Сам Панарин тоже это знает. Но, возможно, возвращения зрелищной, электрической и действующей на инстинктах «десятки» нам придётся ждать до старта следующего сезона.

Это не значит, что Панарин травмирован или слишком вымотан, как уже начали спекулировать, судя по его заурядной игре. Это значит, что Панарин осознал, что в плей-офф надо снизить градус риска.

Система Галлана построена так, чтобы минимизировать нервный хоккей. Все тренеры придают большое значение снижению количества ошибок в плей-офф. Главное – не сколько ты создаёшь, а сколько позволяешь создать сопернику. Главное – избегать риска.

Это противоречит инстинктам Панарина. На пике своей игры он плетёт кружева и идёт в дриблинг, он непредсказуем с шайбой и любит делать передачи через всю зону через частокол клюшек. Это хоккей с высоким уровнем соотношения риска к выгоде, который с момента подписания им контракта с лихвой окупался и для Панарина, и для «Рейнджерс». Его переход резко ускорил перестройку команды. Хоккей Панарина принёс 249 очков в 186 матчах – это девятый результат в лиге и сплошная нарезка эффектных моментов.

«Без риска он стал пресным»: что пишут в Америке о кризисе Артемия Панарина в плей-офф

«Это момент искупления». В Америке восхищены подвигом Панарина в плей-офф НХЛ

Но сейчас этого нет, хотя Панарин и забил в овертайме седьмого матча с «Питтсбургом». Без риска он стал пресным игроком. Без этого фактора его звено замолчало. Как в серии старого сериала про Супермена, в которой Супермен разделил себя надвое. Это вдвое уменьшило суперспособности каждой его версии. Вот это и есть Панарин без риска.

Конечно, в этом есть смысл, потому что «Рейнджерс» не могут себе позволить потери в центре площадки и должны делать всё, чтобы замедлить переход «Каролины» из обороны в атаку. Они должны упрощать игру и играть максимально прямолинейно. Панарин это понимает. Но может настать время, когда и Панарин, и Галлан поймут, что игра с минимальным риском и наградой является контрпродуктивной. А может, настанет время, когда Панарин начнёт лучше понимать, как внести в свою игру умеренный риск, когда «Рейнджерс» нужно что-то сделать в атаке. А делать это нужно практически всегда», — пишет известный журналист Ларри Брукс.

Источник: https://www.championat.com/hockey/article-4701639-bez-riska-on-stal-presnym-chto-pishut-v-amerike-o-krizise-artemiya-panarina-v-plej-off.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

шестнадцать − один =