Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Интервью с защитником «Авангарда» и обладателем Кубка Гагарина Дамиром Шарипзяновым

«Пальцы сломаны» — не фигура речи. В плей-офф лишь пару матчей провёл без уколов»
Дамир Шарипзянов не сразу согласился со своей ролью в «Авангарде», но в результате стал одним из главных героев чемпионской команды.

Год назад «Авангард» с помощью оффершита вытащил из «Нефтехимика» воспитанника нижнекамского хоккея Дамира Шарипзянова. Это был игрок с задатками атакующего защитника, но в омском клубе ему пришлось освоить новую роль. Дамир не сразу принял её, но со временем стал получать удовольствие от того, каким способом он приносит пользу своей команде.

В концовке последнего матча финальной серии с ЦСКА «Авангарду» пришлось почти две минуты отбиваться втроём против пятёрки соперника, и именно Шарипзянов стал главным героем того отрезка. Он принял на себя три подряд броска, чем поставил в тупик армейское нападение и окончательно дал понять всем, что «ястребы» своего уже не отдадут.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Права на видео принадлежат ООО «КХЛ». Посмотреть видео можно в официальном «твиттере» «Авангарда».

В эксклюзивном интервью обозревателю «Чемпионата» Шарипзянов рассказал о героизме в плей-офф, об ощущениях человека-магнита, эмоциях от первой большой победы в карьере, о работе с Хартли и нюансах системы канадского тренера. А также об Омске, Ковальчуке и о настоящей команде-семье.

«Даже не помню, что было, когда оборонялись втроём. Видео пересматривал, прикольно выглядит»

— Поздравляем вас с отличным сезоном и завоеванием Кубка Гагарина! Сейчас уже пришло понимание, что вы — чемпион? — Думаю, да. Пересматриваю фотографии, столько поздравлений… Даже не ожидал, что столько хороших слов услышу. Да, теперь понимаю, что я — чемпион России, обладатель Кубка Гагарина. — Вы стали главным героем последних минут сезона. Много раз прокручивали в голове ту героическую смену в меньшинстве? — В голове нет. Немногое помнится из того, что было. Видео пересматривал много раз, прикольно со стороны выглядит. А так — даже не помню, что там происходило. — Кстати, почему не сменились, когда случилась остановка игры? — Чувствовал, что есть силы. Да и Покка был удалён, который тоже много в меньшинстве играет. Хотел остаться на площадке и помочь команде. А присел на колено, просто чтобы немного отдохнуть до вбрасывания, пока они там все приедут. — Вы стали одним из лидеров плей-офф по заблокированным броскам, остановили своим телом десятки атак соперника. Каково это — быть человеком-магнитом? — Да нормально, если честно! Конечно, неприятно, когда попадают в неудобные места, и потом это болит. Но если ты видишь бросок и успеваешь под него подстроиться, то это такой же игровой момент, как в тело сыграть. Шайбой, естественно, больнее, но даже приятно её ловить, ведь я не так много очков набрал в этом сезоне. Зато в другом компоненте помог команде.

Интервью с защитником «Авангарда» и обладателем Кубка Гагарина Дамиром Шарипзяновым

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Вы говорили, что получаете кайф, принимая на себя броски. — Кайф от того, что ты пользу команде приносишь. Ребята сразу заводятся, стучат на лавке, вратарь сзади кричит: «Молодчик!». Опять же, болельщики взрываются, всё это очень приятно. — А как правильно подстроиться под бросок? — Вообще, тренеры говорят, что все броски не сблокируешь. Но если ты решил принять на себя шайбу, то должен забрать половину ворот. Дальнюю часть ворот, где голкиперу сложнее поймать. Если в меньшинстве твоя команда пропустила гол в дальний от вратаря угол, то это гол защитника. Я, если честно, стараюсь больше сокращать дистанцию, потому что если шайба успеет разогнаться, то будет намного больнее. — Была хоть одна игра в плей-офф, после которой в раздевалке не прикладывали лёд? — Думаю, что были. Иногда уже неохота его прикладывать, долго это всё. Хочется сесть в автобус побыстрее и отдохнуть. — Сейчас уже известно, что вам понадобится месяц на восстановление. Получается, плей-офф заканчивали с травмой, на уколах? — Я весь плей-офф с травмой провёл. Кажется, во втором матче с «Автомобилистом» мне попали по травмированной ранее руке, и я клюшку не мог удержать. Затем получше стало, но, наверное, только 2-3 матча за весь плей-офф я сыграл без уколов. Но все на таблетках. — Значит, ваш пассаж про переломанные пальцы — это не фигура речи? — Да, пальцы сломаны. До сих пор один у меня не сгибается до конца. Не знаю, когда решит согнуться.

Грубец: защитники, как Шарипзянов, — мечта любого вратаря. Такие ребята выигрывают серии

«Я бы с радостью ещё поиграл и на чемпионат мира съездил»

— Такое гигантское количество блоков от защитников «Авангарда» — это ведь ещё и часть системы Хартли? Лучше занять позицию и принять бросок, чем выдёргиваться на перехват, так? — Да, можно так сказать. В некоторых командах пытаются толкаться с нападающими у ворот, но если соперник габаритный, то ты только будешь мешать своему вратарю. А если ты попытаешься перехватить передачу и провалишься, то это будет гораздо опаснее, чем человек просто бросит в тебя. — Две последние серии «Авангард» играл практически в пять защитников, а вы, по ощущениям, иногда просто не уходили со льда. Где брали силы? — Если честно, я уставал только когда нас в зоне запирали на минуту-полторы. А так мы играли быстрыми сменками, да и не пять нас было: те же Готовец, Чистяков, Гончаров помогали. Мы с Поккой, конечно, играли большую часть времени, нас подстраивали под лидеров соперника. Но так веселее играть! В тонусе постоянно. Готовиться к каждой смене по 2-3 минуты гораздо труднее.

Интервью с защитником «Авангарда» и обладателем Кубка Гагарина Дамиром Шарипзяновым

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Веселее — понятно. Но ресурсы-то человеческие ограничены! А вы в пятом матче финала, отоборонявшись две минуты в своей зоне, побежали открываться под пас Семёнова в атаку. Как это объяснить? — Тогда были силы (смеётся). Но я уже говорил, что не было усталости. За счёт тренировок, за счёт того, что мне всего 25 лет. Даже когда всё закончилось, больше была моральная усталость, чем физическая. Я бы с радостью ещё поиграл, на чемпионат мира бы съездил, если бы не здоровье. — Это был, можно сказать, великий путь команды к победе. После второго раунда в «Авангард» практически никто не верил. А вы в какой момент плей-офф поняли, что реально способны забрать Кубок? — Я старался до последнего настраиваться на 100%. Как все говорят, на лидеров и фаворитов легче настраиваться. Я понимал, что «Ак Барс» и ЦСКА — очень сильные, а на нас никто не ставил. Это давало дополнительный заряд. А что касается веры… Я такой путь никогда не проходил, не понимал в некоторых моментах, что мы можем выиграть. Выходил и старался думать только о матче, который сейчас. Не было такого, что я думал, что мы возьмём этот Кубок. Я знал только, что это будет трудно, но возможно. — Психологически самая тяжёлая серия была с «Ак Барсом»? Семь матчей, судьи «поддушивали», информационное давление. — Психологически тяжело было только в отношении Алексея Емелина. Самые первые дни, когда мы не знали, что происходит. То серьёзно, то несерьёзно… Неизвестно было. Я рад, что всё обошлось, потом Алексей всё это время проводил с командой. Для меня ещё не было тяжело, потому что это Казань, родные края. Против «Ак Барса» играть для меня было особенно. С ЦСКА уже такого не было в финале.

— Всё-таки как в команде относились к тому, что писали в прессе? — Мы ещё до плей-офф разговаривали на эту тему с ребятами. Что в плей-офф война идёт по всем фронтам, в том числе и в социальных сетях. Нам даже говорили, что если есть друзья в других командах, то не нужно рассказывать им то, что внутри коллектива происходит. Есть парни, с которыми ты идёшь к Кубку, а друзья — после раунда, после плей-офф. На льду друзей нет, как бы хорошо ты с человеком не общался. — Информацию о следах наркотиков в анализах Емелина вбросили аккурат перед третьим матчем серии. Это выбило из колеи? — Нет, я больше переживал, что нам приходиться играть без Емелина в составе и за здоровье Алексея. Не скажу, что это прям выбило.

«Я где-то в сторонке стоял, а Ковальчук меня увидел и решил кубок дать»

— Опишите ваши эмоции после финальной сирены шестого матча с ЦСКА. Ликование или ощущение, что наконец-то всё закончилось? — В первые секунды — очень сильная усталость. Я себя ощущал, будто меня сейчас раздавят. Я потом отошёл в сторонку, посидел секунд 30, а затем — просто не верилось. Не знал, что надо делать в такой ситуации, как всё происходит. Ну а так всё очень весело, раздевалка, шампанское из кубка. Наверное, это не передать словами. — Если не ошибаюсь, Ковальчук именно вам первым вручил кубок? — Да, и я этого не ожидал даже. Я где-то в сторонке стоял, а Илья меня увидел и решил кубок дать. Это было очень приятно. — Сергей Толчинский сказал, что для него всё было как в тумане. — Наверное, да. Для меня это в первый раз, ты в принципе не понимаешь, что происходит вокруг. — Толчинский получил титул MVP плей-офф. Было видно, что для него это особенная серия? — Да все игры против ЦСКА были для него особенными. Он там вырос, играл там. По себе знаю, что такие матчи сильно отличатся от остальных, когда играю против «Нефтехимика» или «Ак Барса». — А если бы вам пришлось решать судьбу титула, кому бы отдали? Можно назвать себя. — Нет, себя уж точно не буду называть. Наверное, Грубецу бы отдал, за все те матчи, которые он вытащил в конце. Да и Толчи тоже заслуживает. Тяжело сказать, хорошо, что это не мне пришлось выбирать. — Шимон в интервью «Чемпионату» заявил, что это счастье, иметь такого защитника, как Шарипзянов. Что ответите? — А для нас счастье иметь такого вратаря. Мы всё равно иногда ошибаемся, и он очень много выручал. Защитники подчищают ошибки за нападающими, вратарь — за защитниками, а за ним уже некому подчищать. И он проделал великолепную работу в этом плане.

Интервью с защитником «Авангарда» и обладателем Кубка Гагарина Дамиром Шарипзяновым

Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

— Я помню ваше первое интервью после перехода в «Авангард». Вы уже тогда сказали, что перешли сюда, чтобы выиграть Кубок Гагарина. Было какое-то особенное предчувствие? — Нет, предчувствия не было. Просто это то, чего я хотел и что получил в полной мере в этом сезоне. — Вы подписали трёхлетний контракт, это длинный срок для КХЛ. Почему? — А почему бы и нет? Отличный клуб, хорошая организация. Ты знаешь, где будешь находиться. Тем более игра в Омске в первый год на новой арене — это тоже был плюсик в пользу того, чтобы подписать именно трёхлетний контракт. — Насколько комфортно работать с Бобом Хартли? Великий, но очень требовательный тренер. — Первое время я, наверное, пытался влиться в другой круг общения, скажем так. Команда постоянно выигрывала, по сезону уверенно шли. Можно сказать, привыкал к этому. Тренировки немного другие. Со временем я понял, как на всё реагировать. Например, если Боб тебя ругает, то нужно не воспринимать это в штыки, а просто понять, чего он хочет, и больше не делать того, чего он не хочет. Потому что за твоё игровое время отвечает он, как бы банально ни звучало. — Хартли всегда судит по справедливости? — Ко мне всегда был справедлив, не знаю насчёт других. У каждого своё мнение. Я не могу сказать, что чем-то недоволен. — В своё время вы провели четыре года за океаном, где поварились в североамериканском хоккее. Насколько это похоже на то, что даёт Хартли? — Конечно, тот опыт мне помог в «Авангарде». Я уже понимал, что требуют североамериканские тренеры, как они играют, плюс язык подучил. А так, каждый наставник даёт своё, но мышление за океаном немного другое, и сейчас мне было легче и быстрее к нему привыкнуть. — Все говорят, что Хартли много внимания уделяет мелочам. Не возникает у игроков какого-то раздражения, что их, по сути, учат играть в хоккей? — Трудный вопрос. Но всегда есть, чему учиться. Хоть все мы мастера, но совершаем ошибки, нам нужно продолжать совершенствоваться. Даже звёздам бывает полезно посмотреть видео, взглянуть на себя со стороны. В любом возрасте не зазорно учиться, это же тебе самому идёт на пользу. — Система Хартли — она существует? Можете её описать, хотя бы коротко. — Всё будет звучать банально. Например, не терять шайбу на синей линии, доводить её до ворот, а если ты пошёл в обыгрыш и допустил потерю, то, конечно, получишь втык. Силовых приёмов мы не так много делаем, но они должны быть оправданными, приводить к отбору шайбы. Если же ты хитуешь, а соперник затем всё равно убегает «2 в 1», то какой смысл в силовом приёме? Боб всегда говорит, что нет смысла «убивать» игрока, если он смог отдать точную передачу и команда пропустила гол. Можно ведь было просто клюшкой выбить шайбу и не бить игрока. Вот такие тонкости, но всех не перечислишь. — А что насчёт подключений защитников в атаку у Хартли? — У нас не было ни одного защитника, который брал шайбу и бежал с ней в чужую зону, пытаясь всех обыграть. Мы всегда отдаём нападающим, а они уже, если нет продолжения, ищут защитников, и довольно часто это проходило. Авантюру Хартли не приветствует, а вот подключения вторым темпом только поощряет.

«Первое время в «Авангарде» загонялся, а потом понял, что этим ничего не исправить»

— В прошлом сезоне в «Нефтехимике» вы были лучшим защитником-бомбардиром клуба. Как получилось, что в «Авангарде» вы переквалифицировались в топового разрушителя? — Да, есть такое. Не скажу, что переквалифицировался полностью, но были моменты в сезоне, когда шайба просто не шла в сторону ворот. За всю регулярку набрал 8 очков, и в плей-офф столько же. Наверное, я слишком много обращал внимание на это в первые месяцы, спрашивал сам себя, почему не набираю очки, не играю в большинстве, что делаю не так. Но потом успокоился и стал приносить пользу команде там, где мне дают играть.

— Но ведь это надо ещё согласиться внутренне на роль чернорабочего. Приходя в «Авангард», вряд ли вы собирались кардинально менять функционал. — Да, я не думал об этом. Первое время не соглашался с этим, загонялся. Но потом понял, что этим ничего не исправлю. Посмотрим, что будет в следующем сезоне. Разумеется, я постараюсь быть таким же надёжным в обороне, но и хочу добавить в атакующих действиях, чтобы тренеры доверили мне игру в большинстве. — В «Авангарде» за работу с защитниками отвечает Дмитрий Рябыкин. Какова его роль в вашем сезонном прогрессе? — За защитников у нас отвечает ещё и Клутье, и мы больше общались с Жаком, так как он владеет английским. Рябыкин, конечно, много помогал, особенно вначале, когда нужно было новичкам объяснить систему. — Кстати, Рябыкин — единственный в этой команде, кто выигрывал чемпионат России с «Авангардом» в 2004 году. Напоминал ли он в раздевалке о том, как важен для Омска долгожданный трофей? — Нет, такого не было, но это в команде все и так прекрасно понимали. — Как тебе встреча с болельщиками в Омске? — Конечно, хотелось больше времени там провести и чуть больше пообщаться с болельщиками. Но это было просто нереально. Очень много фанатов, реально много. Встречали нас уже в аэропорту, затем мы приехали к арене, а там раз в 10 больше человек. Что-то неимоверное, не передать словами. Когда ты выходишь на сцену и видишь всех этих людей перед собой, это дорогого стоит. Все они пришли посмотреть на нас, порадоваться за эту победу.

«Ковальчук — потрясающий человек. Звёзд представляешь по-другому»

— Повезёте Кубок Гагарина в Нижнекамск? — Да, пока никто мне не может дать ответ, как в таких ситуациях всё работает. Но со временем, уверен, нам всё скажут. Из Нижнекамска уже звонили, хотят устроить большой праздник. Конечно, хотелось бы вместе с Якуповым приехать.

Интервью с защитником «Авангарда» и обладателем Кубка Гагарина Дамиром Шарипзяновым

Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

— Не так давно туда приезжал обладатель Кубка Стэнли Михаил Сергачёв. Получается, город выращивает чемпионов? — Получается так! Насколько я знаю, Сергачёв кубок туда не привозил ещё, эту церемонию перенесли на это лето. Было бы супер одновременно привезти в Нижнекамск два главных клубных трофея в хоккее! Но я надеюсь, что он подальше пройдёт в плей-офф и выиграет свой второй перстень. — Практически сразу после победы «Авангарда» открылось трансферное окно, и уже известно, что многие ребята покидают клуб. Не обидно, что так мало было времени на совместное празднование? — Естественно, но это жизнь, все всё понимают. Возможно, стоит отодвинуть открытие трансферного окна хотя бы на неделю. Но мы отлично успели отпраздновать с ребятами, посидели вместе, закрыли чемпионский сезон. С парнями, которые ушли, мы ещё обязательно увидимся и не раз, будет приятно против них сыграть в следующем году. — Уход Ковальчука — большая потеря? — Конечно. Такого человека в раздевалке иметь бесценно. Может, на льду он забивал голов не так много, как раньше, но в нужный момент он мог и прикрикнуть, и поддержать. Он внёс огромный вклад в эту победу. Илья — ещё и потрясающий человек. Звёзд представляешь по-другому, а Ковальчук — обычный мужик. Говорил мне, чтобы я звонил ему в любое время, а мне даже как-то неудобно, такой человек большой. — Как думаете, получится ли уже в следующем сезоне вновь создать такую команду-семью в «Авангарде», учитывая, что многие ребята уходят? — Трудный вопрос. Команда-семья складывается не сразу. Даже в этом сезоне Емелин отмечал, что с каждым раундом плей-офф коллектив всё больше и больше сплачивался. Естественно, команда и в регулярке была дружная, но в плей-офф это вышло на абсолютно другой уровень. И это очень сильно помогло нам взять Кубок.

Источник: championat.com
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × три =