Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Эдвард Эннинфул и его гуманистический глянец.

Серена Уильямс снялась с «Ролан Гаррос» перед матчем второго круга, а еще раньше она сделала это для обложки британского Vogue.

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

Выход ноябрьского номера журнала, намеченный на пятницу, судя по всему, должен был вывести за пределы спорта триумф, которого Серена жаждала в Париже (и который должен был обновить рекорд по выигранным «Шлемам»). Получилось без титула, но с традиционным воговским размахом (съемка, интервью, трибьют от Вирджила Абло), а также с традиционным для глянца пренебрежением спортивной фактурой (говорится, что на «Ролан Гаррос»-2018 Серене не дали выступать в комбинезоне).

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

***

Серена попала на обложку главного глянцевого журнала мира в четвертый раз, но впервые – не родного американского издания. Неслучайно, что ее принял именно британский Vogue: его последние три года возглавляет скромный революционер Эдвард Эннинфул. 48-летний Эннинфул – суперзвезда издательства Condé Nast, единственный мужчина-главный редактор среди ведущих национальных изданий Vogue, вероятный преемник легендарной Анны Винтур и совесть современного глянца.

Сын иммигрантов из Ганы, Эннинфул – как другой британский визионер Александр Маккуин – повзрослел в рабочем Лондоне, но, в отличие от Маккуина, попал в моду случайно. В 16 его в метро заметил человек из журнала i-D и пригласил стать моделью; модели из Эннинфула не вышло, но сразу вышел стилист: уже в 18 его назначили в i-D фэшн-директором. Для этого он на четвертом месяце учебы бросил филфак посредственного университета Голдсмитс, из-за чего его отец – майор ганской армии – не общался с ним следующие 15 лет.

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

Во главе Vogue Эннинфул в конце 2017-го сменил любительницу садовых цветов и уютных свитеров Александру Шульман и быстро поместил журнал на острие не только модной, но и социальной повестки: магистральные темы эннинфулского Vogue – разнообразие, инклюзивность, предоставление возможности быть услышанными всем, а не только успешным и знаменитым (еще до прихода в Vogue Эннинфул стал офицером ордена Британской империи за «работу на разнообразие модной индустрии»).

В мире Vogue инклюзивность подразумевает прежде всего привлечение не только белых, худых и молодых моделей, и новое лицо журнала стало именно таким – разным. Эннинфул еще в 2008-м выступил приглашенным редактором культового «черного номера» итальянского Vogue (тогдашнего флагмана прогрессивности в глянце; сейчас комплект из четырех «черных выпусков» стоит на eBay $3 500), а в Лондоне уже транслировал свое видение по-хозяйски.

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

На первую же обложку он поместил черную девушку – активистку и (тогда еще) начинающую модель Адвоа Абоа, стилизованную под 60-е; из 36 номеров, выпущенных при Эннинфуле на данный момент, 13 вышли с цветными моделями на обложке (за предыдущие 25 лет – 12). Он сделал 85-летнюю Джуди Денч самой возрастной cover girl британского Vogue, а важнейший сентябрьский выпуск, обычно рассказывающий, что мы будем носить в ближайший год, посвятил женщинам-активисткам от Джейн Фонды и Кристи Терлингтон до Греты Тунберг (приглашенным редактором стала герцогиня Сассекская Меган, уступившая обложку героиням; это одна из последних работ легендарного Питера Линдберга, снимавшего Дэвида Бекхэма в образе байкера).

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

Переизобретенный Эннинфулом Vogue не только созвучен актуальной сознательности, когда модно не пальто за $3 000, а пальто из этично произведенной шерсти, а не протестовать против несправедливости страннее, чем протестовать. Еще он коммерчески успешен. Уже за первые девять месяцев нового Vogue минусовавший британский Condé Nast вышел в небольшой профит, а в пандемическом году из ведущих международных Vogue (США, Франция, Италия, Германия, Австралия) только британский не сократил количество номеров.

Сентябрьский номер Эннинфул, летом написавший колонку о том, как перевоспитать своего внутреннего расиста, снова посвятил активистам. На обложку вернулась Абоа, а вместе с ней – героический форвард «Манчестер Юнайтед» Маркус Рэшфорд, летом практически единолично вернувший детям из необеспеченных семей бесплатное питание на время школьных каникул.

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

«В свои 22 Рэшфорд – ослепительный пример того, как использовать свое влияние во благо, – писал Эннинфул в письме редактора. – То, как он своей личной популярностью пролоббировал бесплатную еду для детей на время локдауна и после, не просто заставило правительство отменить собственное решение – это объединило страну».

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

«Прежде чем начать работу, – говорил Эннинфул о своем приходе в Vogue в 2017-м, – я общался с женщинами, которые говорили, что не чувствуют, что этот журнал представляет их. Поэтому я хотел сделать его открытым и дружественным – как магазин, в который нестрашно зайти и в котором есть разные цвета, формы, возрасты, полы, религии. Мне такое очень нравится».

Британский Vogue за 3 месяца поставил на обложку Рэшфорда и Серену

Маркус Рэшфорд – герой. Он заставил британское правительство отменить собственное решение и вернул детям бесплатное питание на лето

Алтеа Гибсон дошла из Гарлема 1930-х и уличных драк до «Уимблдона»: сломала расовые барьеры, но не хотела быть лицом черной Америки

Из теннисисток наконец перестали делать кукол – и это успех нового фотографа WTA

Фото: instagram.com/edward_enninful

Источник: http://www.sports.ru/tribuna/blogs/glaz_naroda/2622636.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × один =