Получи бонус на первый депозит до 2500₽! Жми «Сделать ставку»!

Душевное эссе.

«Я лучше буду пить коктейли, когда захочется, чем жертвовать всем ради №1». Теннисный безумец Бенуа Пэр – об успехе, Сафине и любви

Бенуа Пэр – обладатель лучшей теннисной бороды и вообще один из самых харизматичных игроков мира. Его теннис – фееричный ураган из потрясающих ударов и сломанных ракеток. Никогда не знаешь, будет ли он бороться, будто одержимый, или сольет матч, будто у него есть более важные дела.  

Он регулярно спорит с судьями и так же регулярно просит, чтобы ему на корт принесли что-нибудь поесть.

Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

Для нового выпуска журнала Racquet Пэр написал эссе, в котором объяснил, почему никогда не променяет такую жизнь на «Большие шлемы» и звание первой ракетки мира.

«Для меня теннис всегда был игрой. И просто случайно он стал моей работой. Но играю я в первую очередь для того, чтобы получать удовольствие на корте и приносить его зрителям. Моя игра для этого идеально подходит. Я кайфую от безумных ударов и от реакции зрителей.

Конечно, когда лажаешь, выглядишь полным придурком. Но когда получается, все потрясающе. На тренировках я пробую самые разные удары, и так было с детства. Иногда мне было скучно во время занятий, но как только удавалось выполнить редкий трюк, на лицо сразу возвращалась улыбка. Я чувствовал, что это мой особый навык.

В детстве моими кумирами были Марсело Риос и особенно Марат Сафин. Характер Марата – это вообще мое. Я хотел быть таким же, как он, так же харизматично держаться на корте и выполнять прекрасные удары. Я пытался подражать его бэкхенду. И вообще я вижу в нем себя: он нервничал и проявлял эмоции, как и я. И в итоге его помнит весь мир – в отличие от некоторых других игроков, которые выигрывали «Большие шлемы» и становились №1.

Сафин оставил свой след, давал нам то, чего никто не давал. Например, Сафинетки! На Australian Open его ложа была забита высокими блондинками. В конце матча он благодарил команду, камера ловила его ложу – а там одни задницы. Это было смешно, безумно и круто.

Три блондинки Сафина с Australian Open-2002

«Я лучше буду пить коктейли, когда захочется, чем жертвовать всем ради №1». Теннисный безумец Бенуа Пэр – об успехе, Сафине и любви

Мне кажется, что с тех пор теннис стал намного более бледным. Из-за соцсетей и микрофонов по всему корту стоит что-нибудь сказать, и это повторяют и раздувают. ATP становится все строже, сразу же выписывает штрафы и дисквалификации. Мне это не очень нравится, хотя, конечно, определенные ограничения нужны. Но иногда мне кажется, что нам не разрешают самовыражаться.

Что до меня, то я решил действовать максимально прозрачно – я показываю все, что делаю. Почему во время отпуска я не должен пить спритцы, как все остальные? Поверьте, не только я тусуюсь. Просто некоторые хотят выглядеть серьезными – но на вечеринках я натыкаюсь именно на них!

В теннисе много лицемерия. Возьмем послематчевые интервью. Игроки сдерживаются и не говорят то, что на самом деле думают. Если считаешь, что соперник играл паршиво, почему нельзя так и сказать? Даже если тебя за это разнесут… Это не будет неуважением, это просто наблюдение о конкретном матче. Это не значит, что мы считаем этого игрокам ужасным. Может быть, на следующей неделе тот же самый соперник тебя обыграет.

В 2017-м в Монте-Карло я играл с Томми Хаасом. Он победил 6:2, 6:3. По ходу матча я сказал, что он играет ужасно. Это разлетелось по соцсетям. Я его очень уважал, восхищался им. Он был невероятно талантливым, выдающимся игроком. Но в тот день он обыграл меня не за счет своего хорошего тенниса. Он меня обыграл, потому что я лажал.

Если спросить Каспера Рууда, что он думал о моей игре после того, как вынес меня 6:1, 6:1 в Мадриде в 2019-м, он не скажет, что я здорово выступил! По сравнению с ним я был ребенком. Но я закончил год 24-м, а он – 54-м. Иногда мне хочется больше честности.

«Я лучше буду пить коктейли, когда захочется, чем жертвовать всем ради №1». Теннисный безумец Бенуа Пэр – об успехе, Сафине и любви

Поэтому я считаю, что такие ребята, как Ник Кириос и Фабио Фоньини, очень полезны теннису. Мне нравится их безумие. Когда Кириос играл с Антуаном Оаном во втором круге US Open-2019, трибуны были забиты. Мы критикуем его настрой и говорим, что он всех оскорбляет, не хочет играть – но в итоге все приходят на его матчи. Люди знают, что там что-нибудь да случится. Его матчи – всегда шоу.

На «Уимблдоне»-2019 я пришел в раздевалку после того, как Кириос проиграл Надалю во втором круге. Он только вышел с корта, но уже заказал три пива и сразу их вылакал. А потом пошел на пресс-конференцию. Не проблема! Ник – хороший парень, искренний, не особо переживает и много зарабатывает. Австралийские медиа его топчут, но он не меняется. Ему наплевать.

Кириос с пивом – не только уимблдонское явление

А я другой, меня такие вещи могут задеть. Иногда мне кажется, что медиа заходят слишком далеко, пишут статью только потому, что я сломал ракетку или порвал футболку. Кого это волнует? Многие игроки плохо ведут себя на корте, и об этом ничего не говорят. Так поддерживается моя плохая репутация.

К тому же у меня какое-то время были сложные отношения с французскими болельщиками. Меня ненавидели за мое поведение. Все были против меня. Мне было трудно это осмыслить, это меня печалило. «Мастерс» в Париже в 2013-м был особенно тяжелым. После поражения от Пьера-Уга Эрбера я ушел с корт под свист. И то же самое случилось годом ранее против Нисикори.

По-моему, ситуация начала меняться, когда я впервые сыграл в Кубке Дэвиса – в Лилле против Испании в 2018-м. А на следующий год провел лучший «Ролан Гаррос» в жизни. Сейчас мне искренне страшно, что я больше не испытаю таких эмоций. Сначала я обыграл Пьера-Уга в пяти сетах во втором круге. На матчболе я испытал что-то очень мощное, неведанное, мистическое. Потом в 1/8 против Нисикори трибуны сходили с ума. Это было похоже на футбольный матч.

Через несколько месяцев в Берси, где мне всегда было тяжело, я проиграл Гаэлю Монфису, но ушел под аплодисменты. Ситуация изменилась.

Не все в это поверят, но сейчас я намного спокойнее, чем был когда-то. В детстве я косячил намного больше. Был еще большим отморозком, чем сейчас! Родителям иногда приходилось уводить меня с корта по ходу матча – так отвратительно я себя вел.

Однажды я сломал все ракетки, и сопернику пришлось одолжить мне свою. Доходило до крайностей. Я терял контроль над собой безо всяких причин. Помню, я не хотел играть турнир в Грасе, но мой тогдашний тренер Лорен Раймон пытался меня заставить – так что я сломал все ракетки, чтобы этого избежать. Я крошил ракетки, получал дисквалификации, всех оскорблял – наделал много глупостей. И в итоге меня выгнали из Национального  тренировочного центра.

Тогда у меня были проблемы не только с поведением, но и с результатами. Однако меня защищал Патрис Домингес, который тогда был техническим директором. Я даже не знаю, как его благодарить за помощь. Он верил в меня и мой потенциал. Его не отталкивало мое поведение.

Но в 2009-м его уволили, и сменивший его Патрис Хагелауэр вызвал меня к себе в кабинет и сказал: «Я тебя не знаю, никогда не видел тебя в игре, но с тобой покончено. Собирай вещи». Вот так просто. Я уехал домой в Авиньон. У меня не было тренера, инфраструктуры, денег. Это был единственный раз, когда я несколько месяцев вообще не играл в теннис. Я вернулся в футбол, но скучал по желтому мячику. Тогда я начал работать с Лионелем Зимблером и в 2016-м стал 18-й ракеткой мира.

«Я лучше буду пить коктейли, когда захочется, чем жертвовать всем ради №1». Теннисный безумец Бенуа Пэр – об успехе, Сафине и любви

Меня называли талантливым, но придурком. Очень часто мне говорят, что у меня есть все для попадания в топ-10 – не хватает только нескольких вещей: серьезного отношения к тренировкам, физической подготовки… Я не способен на эти жертвы. Может быть, уровень тенниса у меня достаточно высокий, но у ребят в топ-10 еще есть физика и психология. У них есть все, а у меня – нет.

Победа на «Большом шлеме» никогда меня не мотивировала. Я лучше буду стоять в топ-30 и наслаждаться жизнью. Играть в гольф и пить спритцы, когда захочется, а не жертвовать всем ради первой строчки рейтинга.

Все говорят, что я смогу расслабиться после завершения карьеры, а сейчас нужно всего себя отдать теннису. Но те, кого настроили на такое мышление, вообще никогда не отдыхают. Большинство таких ребят остаются в туре, потому что это их жизнь: теннис, теннис, теннис. После карьеры в жизни возникает пустота. Но когда я закончу карьеру, у меня останутся спритцы, вечеринки и гольф. У меня чудесная жизнь, о которой многие мечтают. Я зарабатываю, наслаждаюсь жизнью, путешествую. Я счастливчик! Мне невероятно повезло.

Я бы не стал ничем жертвовать, чтобы стать первым в мире. В 2019-м я поехал на Миконос, на Ибицу, развлекался и наслаждался лучшими моментами в жизни вместе с друзьями. В 40 лет у меня так не получится.

Я не завидую Надалю, Федереру или Джоковичу. Я очень их уважаю и считаю, что их преданность делу – это потрясающе. Но, черт возьми, когда я вижу, как Рафа выигрывает «Ролан Гаррос», а через два дня уже тренируется на траве в Лондоне… Это другой мир! Если бы я выиграл «Ролан Гаррос», я бы, наверное, не поехал играть Queen’s Club или даже «Уимблдон». Я бы, наверное, вообще завершил сезон!

«Я лучше буду пить коктейли, когда захочется, чем жертвовать всем ради №1». Теннисный безумец Бенуа Пэр – об успехе, Сафине и любви

Они чемпионы. Без них теннис бы не достиг того уровня, на котором он сейчас. Они вызывают у меня невероятное восхищение, но я никогда не стану таким. Однако это не мешает мне считать себя чемпионом. Я был 18-м в мире, 10 лет стоял в топ-100, у меня три титула ATP. Это прекрасная карьера.

К тому же моя бывшая часто мне говорила: «Ты чемпион. Ты играешь на крупнейших турнирах в мире против лучших игроков». Вот только парадокс: с теннисом у меня тогда были проблемы. Вообще это прозвучит глупо, но я лучше играю, когда я одинок. Когда я люблю, я так много отдаю, что не сосредотачиваюсь на карьере. Все просто: как только я проигрывал, сразу садился в самолет, чтобы с ней увидеться. А надо было готовиться к следующему турниру.

Однажды я проиграл в первом круге в Сан-Паулу. А потом мы с ней поехали в Рио на четыре дня. Я не тренировался и пил коктейли. И вы помните, что в 2016-м в Рио проходила Олимпиада. Меня тогда выгнали из сборной, чего бы не произошло, будь я один. И я бы точно веселее провел время в олимпийской деревне! Но в тот момент меня ничего не волновало – я был невероятно счастлив.

Три года назад мне было очень больно. Расставание меня разбило. Я еще ее любил, очень по ней скучал. Поэтому в 2018-м мой лучший друг Жан-Шарль провел со мной год в туре. Я не мог быть один. В некоторых матчах я не выкладывался, потому что скучал по бывшей и думал о ней во время игры. А друг ставил меня на нужный путь, мне нужно было с ним разговаривать, делиться грузом на сердце. Без него я бы уезжал с некоторых турниров, даже не выступив.

Я не мог находиться на корте, мысли были о другом. Я хотел снова с ней попробовать, но это было невозможно. Так что я купил себе блокнот. Почти все мои татуировки – это рисунки из того блокнота. Я читал книги о таких ситуациях, в которую попал. И слушал грустную музыку. У меня был мощный плейлист! От него становилось еще печальнее, но так всегда бывает.

«Я лучше буду пить коктейли, когда захочется, чем жертвовать всем ради №1». Теннисный безумец Бенуа Пэр – об успехе, Сафине и любви

Если честно, я до сих пор по ней скучаю. Раньше я никогда не любил. Три года спустя меня по-прежнему обуревают эмоции, когда я о ней говорю. Но когда в теннисе получается, рядом друзья, мыслей о ней меньше. И в итоге ты забываешь, хотя это и непросто.

Сейчас у меня все хорошо, я одинок, и это полезно для моего тенниса. Но я все равно хочу построить с кем-нибудь жизнь, завести семью. Потому что для меня семья важнее всего. В 2019-м на «Уимблдоне» я арендовал дом, в котором жил с родителями, братом, его женой, моим племянником и тренером. Это было прекрасно. Просто подумайте: я играл в теннис с трехлетним племянником на «Уимблдоне»! Я этим горжусь.

В детстве мы смотрели «Уимблдон» по телевизору. У меня была кассета 1991 года, и я смотрел каждый год. Мы и представить не могли, что однажды я выступлю на этом турнире. И никто точно не думал, что я сыграю с Энди Марреем на Центральном корте. Так что давайте максимально этим насладимся.

Поэтому я не стану ничем жертвовать, чтобы подняться выше. Это моя жизнь, и я хочу, чтобы она такой и осталась. Полной взлетов и падений, побед и поражений, смеха и слез, истерик и всплесков радости».

Пэр – волшебник: по 2 раза за розыгрыш бьет между ног и крутит так, что получаются шедевры 

Однажды Пэр и Тсонга бросили теннис и заиграли в футбол – прямо по ходу матча

Теннис – самый одинокий вид спорта, на игроков безумное давление. Поэтому в нем много истерик и психов

Подписывайтесь на лучший инстаграм о теннисе

Фото: globallookpress.com/Panoramic/Keystone Press Agency, Matthias Oesterle/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Mark Baker; Gettyimages.ru/Quinn Rooney, Chris Hyde; instagram.com/benpaire

Источник: http://www.sports.ru/tribuna/blogs/nitkina/2868800.html
Получи бонус на первый депозит! Сделай ставку!

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Hi there, I discovered your web site by way of Google while searching for a similar subject,
    your web site got here up, it seems great. I’ve bookmarked
    it in my google bookmarks.
    Hello there, simply became alert to your blog through Google, and
    located that it is really informative. I am gonna watch out for brussels.
    I will be grateful in the event you continue this in future.
    Lots of other people will probably be benefited from your writing.

    Cheers!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

семь + 20 =